Горное Королевство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горное Королевство » Сюжет «Дворцовый переворот» » [9.04.538] Счастливая семья


[9.04.538] Счастливая семья

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Дата: 9 апреля 538
Время: 23:00-04:00
Место действия: Поместье Наварра
Действующие лица: Константин, Алиса О'Коннер, нпс
Краткое описание ситуации: беременность проходила действительно сложно. Взять хотя бы нападение волка тогда в лесу! Алиса действительно пришлось несладко от самого начала беременности и до самих родов. Дважды за срок она чуть не потеряла ребенка и лекари даже не были уверенны, сможет ли она родить сама или нет. Тем не менее, заручившись поддержкой и любовью супруга, Алиса стоически выдержала все нападки судьбы и до последнего срока выносила дитя.
Роды начались внезапно... утром девятого апреля, когда Константин ушел на охоту и появился лишь поздно вечером, когда измученной Алисе и ее еще не рожденному ребенку уже не сулили ничего хорошего.

0

2

Когда рано утром в постели внезапно стало зябко и неуютно, Алиса поняла сразу - Константин уже ушел. Как всегда, впрочем. Ушел вновь покорять просторы леса, дабы ублажить королеву сытным обедом. Это было правильно, это были самые обычные будни, но Алис всегда было не по себе, когда проснувшись она не видела рядом супруга. Особенно последние пару недель, когда срок рожать неминуемо приближался. Всякий раз за это время, когда Костя оставлял Алису, на ту накатывал приступ паники, она боялась без него, терялась, зато с ним чувствовала себя защищенной, не одной. Ради этих чувств она была готова отдать все на свете.
Конечно, пусть и вокруг нее последний месяц, как шмель вокруг клевера, крутился лекарь Коллем, приведенный в дом Константином для пущего спокойствия, но от этого легче не становилось. Маленький толстый старикан с практически лысой головой (исключение составили непонятно откуда взявшиеся бакенбарды кремового цвета) и совершенно добродушной старческой улыбкой донимал молодую баронессу день и ночь, осведомляясь ее самочувствием. Это было чудесно и замечательно, но все спокойнее, когда Тин рядом.
Вот и сейчас, лишь только просыпаясь, но уже ощутив холодное отсутствие супруга, к горлу Алисы подступил комок отчаяния и страха. Как она без него? Что она без него? А если сейчас... Но малыш в ее теле был пока спокоен, видимо, решила Алиса, тоже только просыпался с матерью после долгого спокойного сна в объятиях теплых одеял и любимого мужа и будущего отца.
- Доброе утро, - прошептала женщина, еще не открывая глаза, но ладошкой уже касаясь своего живота.
Сон откатывал медленно, протяжно, словно умоляя еще пару минут остаться с ней в постели, но все таки реали накатывали с каждой новой секундой, отдаляя заветное спокойствие дальше и дальше, до следующего вечера.
Баронесса открыла глаза и, словно надеясь увидеть другое, с сожалением осмотрела пустую комнату. Константина действительно не было. Скорее всего она вернется к ней лишь к вечеру, а бы может и к ночи, так что сейчас необходимо было взять всю свою мужественную женственность и собраться с силами для нового дня.
- Снова мы с тобой одни, - обиженно по-детски пробубнила Алиса.
И она, и ее супруг постоянно разговаривали с их еще не рожденным ребенком, зная, что когда тот родиться, будет знать голоса родителей наизусть и никогда не спутает их с другими. Алисе нравилось это... особенно, когда нежный и ласковый теперь супруг, превратившийся в фантастического домашнего кота, опускался перед ней на колени и, целуя большой живот, шептал слова о том, как любит и малыша, и его мать. Сложно было поверить в такое счастье, но оно было.
Алиса повернулась на спину и склонив голову на бок, оценила яркое апрельское солнце за окном. Весна в горах наступала медленно, но верно, так что первые ее отголоски уже долетели до жителей королевства, принеся с собой яркое солнце, бьющее в глаза. Женщина приятно зажмурилась и улыбнулась собственным весенним мыслям. Откинув край одеяла, она медленно, переваливаясь словно слониха, спустила ноги на ковер. Да, пусть Константин и твердил, что беременность красит ее еще больше, но о грации пришлось забыть... Порой это удручало Алису, но ради малыша можно было и потерпеть несколько месяцев своей неэлегантности.
На долю секунды в глаза потемнело от смены позиции, а пространство поплыло даже в сознании. Алиса ощутила приступ невероятной слабости, но он терялся, когда ее тело ощутило другой приступ. Сразу Алиса даже не поняла, что произошло, но так как боль не отхлынула, осознание и понимание пришла быстрее, чем думалось. Страшная боль пробила ее живот и его низ, заставляя ноги подкашиваться, а язык неметь. Женщина согнулась пополам и с шумом выдохнула, стараясь привести дыхание в норму и унять боль, но та катастрофически не проходила. И где этот лекарь, когда он так нужен?! Волны боли с силой захлестывали Алису, не хватало воздуха, даже чтобы...
- Коллем! - заорала Алиса и почувствовала как ее голос сорвался на визг. Нет, все-таки воздуха хватило.
- Да, госпожа! Вам что-нибудь ну... - казалось, что лекарь дежурил за дверью, ожидая рокового момента, когда в его услугах будут нуждаться.
- Да, нужно! - в панике Алиса взглянула на старичка. Она не знала, что ей делать, все отчаяние и паника накатили разом.
- Ох-ты-небеса-святые! - в одно слово выпалил мужичок, всплеснул руками и выглянув за дверь, громко закричал: - А ну-ка живо! Началось! - Алиса даже не думала, что голос добродушного старичка может быть столь приказным и громким.
Вскоре налетел вихрь из слуг, служанок... люди мелькали перед глазами, не менялся один лишь лекарь Коллем да повитуха Нона, сильная и грузная женщина, в мужественности способная обставить любого мужчину. Ее властный голос все время обрывал любую фразу, начатую лекарем, он звучал словно гром для Алисы. Лекарь да повитуха, не смотря на то, что уже грызлись как кошка с собакой, знали свое дело, и в них роженица была уверена. Раз их выбрал Константин, то не верить им нельзя.
- Мать вашу, закройте рты, я тут рожаю! - вот оно! Алиса не думала, что ее прошлое, ее чертов характер избалованной капризной девчонки, орущей на слуг и грубящей отцу, вернется вновь. Но при родах было невозможно держать себя в руках.
- Да-да, милая моя, не ругайся, все хорошо... - защебетал Коллем и влил в дрожащие губы Алисы еще один пузырек обезболивающего, которое, как казалось женщине, ни черта не помогало.
- Да что ты как маленькая! - практически пробасила Нона. - Чай не девчонка ужо, потерпеть могешь!
Алиса же на все это только умоляюще простонала, чувствуя, как боль сильнее накатывает на нее и подступает новым криком к горлу. Но терпеть еще можно было, а как сказала повитуха "Все еще впереди". И это пугало еще сильнее. Не сильнее, конечно, чем отсутствие одного фактора.
- Где он? - прошипел Алиса, притянув властной, но хрупкой ручкой смешного старичка за грудки к своему лицу.
- Где он - кто он?
- Где Константин?! - женщина сильнее сжала одежду лекаря.
- Я... я... барон... за ним послали, но...
- Да что ты с ней все возишься! - Нона возвышалась на обоими как скала. - Поспеет твой Константин, не реви!
Новый стон сорвался с обкусанных губ Алисы. И, наверное, было к лучшему, что никто не разобрал в этом стоне имя барона.
***
Солнце медленно клонилось к горизонту. В поместье Наварра наступал очередной вечер, не окрашенный практически ни чем, кроме ужасающих криков, разносившихся по всему дому. Лекарь Коллем уже не выглядел таким смешным и воодушевленным, он стоял возле столика рядом с роженицей и с грустью доставал последний пузырек обезболивающего. Повитуха Нона напряженно цокала языком и молча что-то обмозговывала, это было видно по ее нахмуренным бровям, задумчивым глазам и периодически покусываемому ногтю большого пальца. Баронесса Алиса, чей лоб покрылся испариной, а голос охрип от крика, лежала в постели, плакала от боли и умоляла неведомых богов прекратить ее мучения.
Все в замке переживали, понимая, что худшие опасения оправдались.
Константина до сих пор не было.

Отредактировано Алиса О'Коннер (2011-04-08 21:40:44)

+1

3

Сегодня он вновь рано ушел. Еще до рассвета, когда на улице стоял мороз, и лужи замерзали. Кое-где оставался снег, смешанный с грязью. Обругав дворников, которым барон давно приказывал привести в порядок двор и сад, Тин обернулся большой кошкой и мелкой рысью направился в королевский лес. Там его уже должны были поджидать товарищи и, может быть, Скифка. Момент приятный, конечно, но не основополагающий, когда дома ждет беременная жена, готовая вот-вот родит.
С каждым днем он все неохотнее оставлял ее одну. Тин давно сам для себя решил, что будет присутствовать при родах, однако понимал, что, находясь на работе, может запросто все пропустить. Но после уговоров Тиссона и с его же помощью, будущий папаша продолжал работу, но приставил к жене одного из лучших лекарей Королевства. Старичок был, конечно, хорош, но Тин счел своим долгом еще и пригрозить ему расправой, если с ребенком или Алисой что-то случиться.
Собравшись всей честной компанией охотников, они двинулись добывать сытную еду для королевского стола.
Весь день они гнали вглубь леса пару оленей, не найдя за все время ничего больше. Да и этих кое как поймали. Рядом с Константином вечно кто-то оказывался, поэтому обернуться он никак не мог, чем и был очень раздражен.
Лишь поздним вечером они волокли несколько туш к замку, охота не особо как-то заладилась. Уже на подходе к воротам, Константин приметил мальчонку, который нервно ошивался вокруг.
Как только группа охотников с ним поравнялась, мальчика бросился к оборотню, что-то сбивчиво объясняя. Но Тин был в плохом настроении, чтобы долго разбираться с этим всем. Взяв и тряхнув пацаненка за грудки, мужчина грозно попросил нормальных объяснений. Мальчишка, оцепенев на пару мгновений, очухался и уже смог объяснить своему господину, что баронесса утром поплохела и к ней сбежались все слуги, она рожает. Так как барона в лесу было никак не найти, то мальчонка ждал здесь весь день и не знает, что там происходит сейчас. Сердце Константина болезненно сжалось и в голове тут же начали возникать картинки одна страшней другой. Сжав кулаки, он приказал пареньку остаться в замке, сказав, что в конюшне его накормят и уложат, если он скажет имя своего хозяина. Сам же барон, быстро раздав поручения охотникам, бросился бегом в сторону леса. Он спешил скрыться с глаз людей, чтобы перевернуться и уже бежать на четырех лапах.
Вперед, быстрее, только бы успеть, вперед. Он корил себя за то, что не оставил работу совсем, пока Алиса не родит. Сердце от такого быстрого бега стучало быстро, а от волнения еще и сбивчиво. Никогда так скоро Кот не  преодолевал расстояние от замка до их поместья. Чем ближе к дому он приближался, тем страшнее ему было, ведь беременность Алисы не была такой уж легкой. Стараясь гнать эти мысли подальше, Тин оказался на пороге своего дома. От напряжения, он чуть не забыл обернуться обратно…
- Где она??? – проревел он, с силой распахивая дверь. Испуганная девочка служанка промямлила, что в спальне, и Константин поспешил туда. И снова дверь чуть не слетела с петель, когда мужчина толкнул ее, врываясь в свою спальню, не думая о том, что ему, вернувшемуся только с улицы, сперва следовало помыть руки. Плевать! Сейчас для него главное – узнать, что с Алисой и ребенком. Вмиг очутившись на коленях возле их кровати, он сжал ладошку жены, которая сейчас казалась совсем маленькой и зашептал
- Алиса, я здесь, я пришел… - но договорить ему не дали. Чьи то руки подхватили барона и поволокли к выходу, а рядом суетился Коллем, что-то причитая. Константин даже поначалу забыл сопротивляться, глядя на обессиленную жену. Опомнился он только тогда, когда дверь в спальню захлопнулась перед его носом. Прорычав, Тин начал с силой стучать по дереву, но его оттащили два амбала. Видимо старый проныра предусмотрел, что барон будет порываться к жене и приставил двух молодчиков, чтобы умерить пыл хозяина дома. Пока Константина держали, из-за двери выглянул сам Коллем. В его руках был какой-то пузырек.
- Держите его, ребята – приказал он бугаям, которые заломив руки мужчине, наклонили его к лекарю – Выпейте, господин, пожалуйста, так будет лучше для всех.
Злой от боли в лопатках и от того, что его не пускают, оборотень едва сдерживался чтобы не обернуться, но непроизвольно сделал глоток зелья. После этого его тут же отпустили. Голова у Константина тут же слегка закружилась, но чувствовал он себя нормально. Спокойствие и умиротворение начало разливаться по его телу. Обведя всех взглядом исподлобья, барон прошел в обеденный зал, находящийся рядом, сел на стул и приказал подать ему ужин. Служанки тут же бросились исполнять, а Коллем подошел к мужчине и торопливо начал рассказывать все, что случилось за день. Высказав все, он поспешил вернуться в спальню, потому как там его присутствие было нужнее. А Константин продолжал сидеть, ожидая  своего ужина.

0

4

Когда измученной Алисе уже казалось, что хуже не будет, жизнь открыла перед ней новые горизонты. Лишь в дверях она увидела Константина, как внутри все похолодело и оборвалось в жутком приступе паники. Она даже не успела вымолвить ни слова, когда двое солидных воина, которых, к слову, Алиса впервые видела, оттащили ее супруга из комнаты. Дверь закрылась. Комок слез встал в горле, но плакать она уже была не в силах. Как и говорить, и кричать... Она устала, она была измотана до последнего, ее руки дрожали от слабости и непроходящего напряжения, бедра сводило судорогой, а живот просто разрывался от нескончаемого потока боли. Казалось, что Алиса уже могла бы и привыкнуть к нему, смириться, столько она была постоянна.
- Но... Нона... - прошептала женщина, слабыми руками хватая повитуху за подол платья. Ей хотелось умереть, прекратить эти мучения. Ей хотелось просто в объятия Константина, просто чтобы этого ничего не было, чтобы забыть боль и давящую панику.
- Ну, увидела своего Константина? - грузная женщина говорила уже мягко и спокойно, она переживала не меньше других, тем более она не хуже остальных понимала, что все хуже, чем просто плохо. И Алиса видела эти уставшие и озабоченные лица, а потому паника и отчаяние накатывали на нее сильнее прежнего.
- Я... я умру? - вдруг спросила Алиса дрожащим голосом, а от собственных слов в горле встал комок, не давая даже вдохнуть.
- Госпожа броне...
- Просто Алиса, - взмолилась роженица.
Нона было открыла рот, чтобы чем-то поделиться с госпожой баронессой, но в комнату вновь вошел лекарь, насупленный, обеспокоенный. Он только что был у Константина, и общение с гневным ее супругом явно не доставило особой радости. Он так переживал за нее! Каждую секунду она видела это... тяжелая беременность словно была у обоих, потому как Костя день и ночь трясся рядом с супругой. Это было восхитительно нежно, Алиса так любила его за это!
- Костя... - Алиса хотела что-то еще сказать, но по ее умоляющим глазам Коллем понял, что ее интересует.
- О, не волнуйтесь! Будущего счастливого отца мы успокоили и усадили есть, - вот только в слова "будущий счастливый отец" сам лекарь явно слабо верил.
На его лбу была испарина, рукава высоко закатаны, а весь вид никогда бы не дал даже задуматься над тем, что этот мужичок смешной и в некоторой степени милый. Коллем прошел к практически бесчувственной баронессе, намочил полотенце в тазике с водой и провела им по лбу женщины, смахивая капельки пота и убирая налипшие волосы назад. В ее глазах читала бесконечная мольба, хотя сейчас она отдыхала, чувствуя, что схватки вновь прекратились. Жаль, что временно.
- Я больше не могу... прекратите это... - зашептала роженица и из ее глаз вновь потекли слезы. - Я хочу к Константину...
- Да что ты как маленькая! - вновь буркнула Нона, но уверенности в ее голосе поубавилось. Лекарь же устала вздохнул:
- Милая, я понимаю, но...
Но его речь прервал дикий душераздирающий крик баронессы. Боль подкатила так внезапно и ударила исподтишка, когда Алиса только смогла расслабиться, что та просто не смогла собраться. Крик разнесся, кажется, по всему дому.  Оглушил Нону и Коллема, дотянулся даже до Константина и суетливых слуг, даже один из амбалов за дверью нервно дернул правым глазом. Крик повторился вновь. И вновь. Бесконечная боль заставила Алису рывком сесть на кровати, ее лицо исказилось от крича и отчаяния, слезы смешивались с капельками пота. Разволновавшийся лекарь пытался держать Алису за плечи, но той это явно не помогало. Мужичок кинулся было за обезболивающем, но его запасы закончились уже давно, так что теперь помочь роженицы могли лишь небеса, на которые и уповал лекарь.
- Коллем! Тащись сюда, лысая башка! - крикнула повитуха, откидывая край одеяла с колен Алисы, пока та перестала кричать и перешла на частое дыхание.
- Иду-иду... - тот подковылял ближе и оба о чем-то зашушукались, но слова пропали для Алисы в очередном приступе боли и от собственного крика заложило уши. Хотелось умереть.
- Терпи!
- Сделайте что-нибудь... - взмолилась женщина и с новой силой выдохнула охрипшим голосом крик. Даже для нее становилось загадкой, откуда брались силы.
Повитуха бросила взгляд через плечо на застывшего у двери Коллема, нервно перебирающего рукава рубахи и явно о чем-то думающем.
- Ну?! - Нона умудрилась перекричать даже Алису. - Чего ты медлишь? Думаешь, если она протянула почти все чертовы сутки, то протянет еще?! С твоей медлительностью, толстяк, мы потеряем обоих! А у меня нет желания испытать гнев барона! Дуй быстрее, у нас должен быть шанс спасти хотя бы одного! - и уже не смешной старичок выскользнул за дверь и стремглав кинулся в сторону обеденной залы. Там его ждал Константин.
- Сэр, мы... вы... - он снова терялся в словах, краснея и бледнея попеременно. Его спас новый крик Алисы, разнесшийся по дому и давший Коллему время взять себя в руки. - Сэр, беременность была сложная, а роды... И того хуже, сами видите. Баронесса лежит с самого утра! Вы должны понимать, что шансы ничтожны и вот-вот... - он опасливо сглотнул. - Вот-вот... у нее просто не хватит сил! Этот день измотал вашу супругу. Мы боимся, что она уже не сможет родить сама... А процедура, которую я имею ввиду, практически не... невозможно, госпожа Алиса слишком слаба! - фух, оправдался. Теперь же лекарь набрался смелости, сделал шаг назад и произнес на одном дыхании, но на удивление уверенно: - Нам нужно знать, барон. Кого из двоих спасать. Ребенка или вашу жену.
Под занавес трагедии раздался оглушительный крик роженицы, изнемогающей от боли. Где-то до ее сознания только сейчас дошла коварная и уничтожающая мысль: спасти хотя бы одного.

+1

5

Слуги быстро принесли ему остывший ужин и поставили на стол, перед бароном. Совершенно не соображая над тем, что он делает, Константин начал есть. Но как только по дому разнесся крик рожающей жены, Тин выронил вилку. Внутри у него все болезненно сжалось, как перед мощным взрывом. Повторный крик любимой жены взорвали всю боль и отчаяние. Константин зажмурился. Заслышав шаги, Тин открыл глаза и он вновь увидел Коллема, который путаясь в объяснениях что-то говорил. Барон, еще находясь под воздействием того зелья, что влил ему в рот лекарь, вначале ничего не понял и продолжил спокойно сидеть. Однако, истошный крик Алисы вернул Константина к страшной реальности.
- Что ты сказал??? – взревел разъяренный мужчина, переворачивая большой дубовый стол. Ярость прибавила ему сил и поэтому несчастный стол отлетел на добрых несколько метров и ударился о стену. От грохота все окружавшие барона замерли в испуге. Даже два амбала вытянулись по струнке, видя в каком состоянии сейчас хозяин дома.
Константина душил гнев. Как так могло случиться, что его поставили перед выбором? Что значит – кого спасать ребенка или  Алису? Да как же можно выбрать?
- Спасай обоих – прорычал оборотень , хватая и поднимая за воротник несчастного лекаря.
- Но, господин, это невозможно, если мы попытаемся спасти обоих, то мы можем потерять всех! – Коллем попытался как-то отрезвить барона, невольно хватаясь  за руки, которые крепко держали его за грудки
- Что за процедура?
- Какая… а.. процедура, это тоже невозможно, есть большая вероятность того, что баронесса умрет от кровотечения.
Константин зло сжал челюсти, готовый прихлопнуть старикашку, который клялся в том, что все будет хорошо.
- Кого нам спасать, господин? – Коллем вновь робко попытался достучаться до несчастного отца. Времени уже катастрофически не хватало. Константин молчал, глядя в глаза лекаря, пытаясь вывернуть его душу наружу. Наконец, барон толкнул лекаря, тот едва удержался на ногах. Константин стоял нешелохнувшись
- Спасайте Алису – тихо произнес он, опустив плечи. Все это придавило мужчину, и он бессильно опустился на стул, сложив руки замком. Коллем мгновение рассматривал барона, а затем поспешил скрыться за дверью. Вновь крик, и вновь Константин сжался, пытаясь не думать о страшном решении, которое только что принял.

0

6

- Барон приказал спасти...
- Да заткнись и иди сюда! - в который раз перебила его Нона и бедный лекарь навсегда, кажется, поклялся не работать с подобными лицами пола прекрасного. - Думаю, что у баронессы на этот счет другие планы, - прохрипела повитуха. Ее голос звучал достаточно бодро, словно что-то внезапно добавило ей сил. Да и Алисе...
Ведь женщина, стиснув зубы и тяжело дыша, уже не обращала внимания на присутствующих людей, а просто пыталась спасти своего ребенка. Боль была невыносима и убийственна, Алисе пару раз показалось, что она просто потеряла сознание...
- Давай, милая, все ведь не может так закончится! - обеспокоенно прорычала сквозь зубы Нона, а лекарь белым платком смахнул со лба капельки пота и стоял в сторонке, ведь его участие тут совершенно не требовалось. Даже рот его был плотно сжат... Коллем ждал. И между тем прокручивал в голове слова барона, видимо чтобы не забыть.
- Нона... Барон приказала... ну, в случае чего... спасать...
- Не имеет значения! - выпалила женщина, сосредоточенная лишь только на Алисе.
Раздался новый крик, в газах баронессы потемнело, боль буквально разрывала ее живот и хотелось только одного - прекратить все это и оказаться в объятиях Константина.
***
- Кто бы мог подумать... - Нона устало упала в кресло и стянула с головы белый чепчик, обмахиваясь им так, словно сама только что рожала.
- Вы молодец... - прошептал лекарь, натягивая одеяло повыше на тело баронессы, в руках которой тихо, словно мышонок, пищал маленький сверток.
Женщина усталыми глазами смотрела на маленькую девочку... не осталось сил чтобы радоваться и улыбаться, чтобы плакать или чтобы что-тог сказать.
- Идемте, - проговорил лекарь. Он и Нона вышли за дверь, ведь сейчас нужно было дать время обоим молодым родителям наконец встретиться. Тем более Константин еще не знал, что несмотря на страх лекаря, выжили оба.

0

7

Константин сидел с закрытыми глазами, в ушах стоят шум и крик и гул. Все смешалось в его сознании, по-видимому, это всё то зелье, которое его заставили выпить вкупе с волнением и переживаниями. От всего этого стало тошно и дурно. Пожалуй, впервые Константин боялся за кого- то больше, чем за себя.
Уже готовый вновь кинуться к двери, Константин услышал крик, отличающийся от предыдущих.
«Это ребенок!» Внезапная догадка, словно молния, ударила его. Ведь если ребенок жив, то Алиса не выжила, так говорил Коллем! Мужчина не успел сделать шаг, как его опять скрутили те два здоровяка.
Оборотень вырывался, кричал и ругался, грозился расправой, но они продолжали его держать, пока из спальни не вышли лекарь и повитуха. Руки амбалов ослабили хватку, и Тин вырвался.
Мужчина вмиг оказался рядом с ними и схватил за руку Коллема.  Только сказать Константин ничего не мог, дыхание резко перехватило, и слова застряли в горле. К счастью, лекарь понял немой вопрос в глазах барона и улыбнулся, похлопав того по плечу:
- Идите к ним, все хорошо
Два раза повторять не нужно было. Тин поспешил в  комнату, и снова его сила воли его подвела – ноги сделались ватными и он замер в дверях, глядя на жену с маленьким комочком на руках. И они оба живы!
Преодолев волнение и еще океан разных чувств, одолевавших в эти минуты, Константин приблизился к кровати. Рухнув перед Алисой на колени, счастливый отец, наконец, улыбнулся.
- Я так боялся за вас – хриплым голосом прошептал Константин, протянув руку и погладив девушку по бледной щеке. – Коллем говорил страшные вещи, но, слава богам, все обошлось – Тин перевел взгляд на сопящего младенца, и внутри вновь все сжалось. Его отцовство теперь не просто на словах, а вполне реально. Оглядев обессиленную, бледную, едва в сознании Алису, Константин потянулся к ребенку и мягко забрал его себе на руки
- Дай мне, все хорошо теперь. Тебе надо очень хорошо отдохнуть – освободив малыша, Тин прижал его к себе – Привет, кто ты у нас? – прошептал мужчина, чуть распутывая ребенка из пеленок – Дееевочка, моя маленькая дочь.
Тин осторожно погладил малышку по щечкам, не в силах сдерживать счастливую улыбку. Однако, повод для беспокойства все еще был
- Алиса – нежно позвал Константин жену – тебе надо поспать, я заберу нашу дочь, о ней позаботятся, а ты должна спать сейчас, хорошо?
Тин опасался, что Алиса откажется, мотивируя тем, что хочет побыть с ребенком и мужем, но этого он допустить не мог после того страшного риска смерти. Пока ребенок притих, нужно использовать время, потом у них будет очень много ночей и дней в суматохе с малышкой, а пока только сон и отдых. Ничего более.

0

8

"Все в порядке, все хорошо..."
Алисе очень хотелось прошептать это своему супругу. Ее возлюбленный мужчина, который сейчас держал на своих руках их маленькую дочь, казался особенно восхитительным. Сейчас этот мужественный охотник был нежным и трогательным, даже извечно нахмуренные брови устремились вверх, а общий вид серьезности сменился обеспокоенностью. Невероятный и невозможный...
Наверняка бы в голову баронессы пришли бы сотни мыслей, но там было пусто. Она так хотела к нему, мечтала оказаться в его объятиях, чтобы все мучения я прекратились, а сейчас, когда все исполнилось, была не в силах даже толком моргнуть.
Прикосновения Константина показались просто ударом наотмашь,  а как только он взял младенца из ее рук, то показалось, будто с нее сняли каменную плиту.
- Константин... - тихо позвала женщина, теряя из виду мужа и дочь словно в пелене тумана. Ее голос был слабым, дрожащим, еле различимым в какофонии звуков дыхания и сердцебиения людей.
Алиса чувствовала себя прозрачной и ничтожной, из нее выскребли последние силы... но где-то в глубине души она была спокойна - она подарила любимому мужчине дочь, она родила ему ребенка. Спокойствие умиротворяющими волнами разливалось по всему телу, заставляя глаза закрываться, а руки опускаться.
Женщина приоткрыла губы, чтобы что-то сказать, но в этот момент Константин исчез перед ее глазами, воздух оказался слишком тяжелым для нее и вся эта реальность... Бледная слабая ручка соскользнула с кровати и безвольно повисла в воздухе; глаза закрылись и голова с бледным лицом и потрескавшимися губами наклонилась в сторону. Казалось, Алиса не уснула... Казалось, что она просто растворилась в воздухе, перестала дышать и...

0

9

«Уснула» решил Константин, когда глаза Алисы закрылись, лицо стало более спокойным, и девушка расслабилась. Отдых сейчас ей очень необходим. Мужчина, побоявшись, что ненароком разбудит жену, или ребенок заплачет, осторожно встал с постели и, прижимая малышку к груди, медленно направился в сторону двери. Тин смотрел на дочь и шептал что-то ей, не в силах сдерживать счастье и умиление. Теперь в его жизни две самые любимые женщины, которые скрасят долгую жизнь оборотня, пусть и не всю.
Новость о пополнении в семье барона уже разнеслась по всем уголкам поместья, а возле двери в спальню столпились служанки, готовые исполнить любой приказ. Впереди стояла женщина чуть старше средних лет, ее Константин позвал из дворца. Кормилица эта помогала многим матерям в деревнях и при замке. Опытная женщина, пожалуй, единственная, кому Константин смог бы доверить своего ребенка, пока Алиса  восстанавливала силы.
Когда глава дома приоткрыл дверь и вышел, со всех сторон послышались тихие охи и ахи. Пара человек даже вслух поздравили барона Наваррского, а он все так же счастливо улыбался, почти не обращая внимания на то, что творится вокруг. А девочка, на удивление притихшая, только смотрела маленькими карими глазками на папу.
- Ну что, поздравляю. – прошептала кормилица, протягивая руки к ребенку.
- Спасибо – промямлил Тин, отдавая дочку. Трудно было оторвать от себя свою частичку, но видеть малышку со стороны было еще приятнее. Женщина осторожно устроила ребенка на руках
- Не волнуйтесь, я все сделаю. Сейчас вы нужны жене, а малышку мы сейчас запеленаем, покормим и уложим спать.
- Да, - кивал Константин, он знал, что его дочь в надежных руках. – Утром перед охотой я зайду.
Женщина кивнула, обернулась, поманила за собой пару служанок, и они скрылись из виду.
Тин обвел взглядом всех, еще оставался поблизости – Все, идите все спать. Все закончилось
Мужчина вернулся в спальню и тихо приблизился к кровати. Алиса крепко спала после той боли, что ей пришлось пережить. Константин лег рядом, осторожно прижавшись к жене.
- Спасибо тебе – прошептал он, целуя в висок девушку. Только теперь и сам Тин понял, насколько вымотался, и нервное напряжение давало о себе знать. Закрыв глаза, мужчина вскоре уснул, переполняемый чувством благодарности и любви ко всему его окружавшему. Впервые в жизни.

0


Вы здесь » Горное Королевство » Сюжет «Дворцовый переворот» » [9.04.538] Счастливая семья