Горное Королевство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горное Королевство » Сюжет «Дворцовый переворот» » [Лето 539г] Казнить, нельзя помиловать


[Лето 539г] Казнить, нельзя помиловать

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Дата: лето 539 года
Время: вечер
Место действия: поместье Наварра
Действующие лица: Алиса Наварра и Люси
Краткое описание ситуации: что будет, если супруга внезапно узнает об измене мужа?

0

2

Она была сама не своя. С самого вечера и до этого момента...
Как только она увидела в своем ведении Константина в объятиях другой женщины... нет, девушки или даже девочки, Алиса просто потеряла связь с миром. Тогда, ночью, слезы просто не давали ей вдохнуть, руки в панике хватали холодные стены, колени подкашивались и она вновь и вновь сползала на каменный пол. Легкие рвало от недостатка воздуха, мысли, казалось, вспарывали тело изнутри. Больно. Очень.
Она не спала, ни на секунду не сомкнула глаз. И ни разу не подошла ни к Каю, ни к Лили. Ее мир был пуст, выпотрошен, изнасилован и брошен под колеса чьей-то парадной колесницы. Алисе казалось, что она не жила больше - небывалая пустота вытеснила все. Баронесса сегодня была еще бледнее чем обычно.
- Мама!
Далекий и совершенно чужой голос родной дочери доносился словно сквозь пелену тумана. Они дома. Вот холл, зал, коридор... вот их спальня. Алиса лишь приоткрыла дверь и заглянула внутрь. Постель убрана. Заботливая служанка уже успела подсуетиться и скрыть от своей госпожи все следы минувшей ночи.
***
Баронесса Наваррская заставила поволноваться весь двор. Словно бледное привидение она бродила по саду, ни с кем не общалась. Думала. Точнее нет... совершенно ни о чем не думала, а просто прожигала время. Но солнце клонилось к закату и первое впечатление от факта измены мужа уже так же клонилось в закат, сменяясь холодностью и расчетливостью.
Сейчас Алиса стояла у окна и следила как медленно за ним закрываются в бутоны цветы в саду. Она ждала. Ждала человека, который поплатиться за содеянное.
- Люси, - за окном к дому торопилась ее племянница, вызванная хозяйкой дома.

+1

3

То, что произошло ночью, утром Люси показалось сном. И только казалось горевшие на теле поцелуи, прикосновения, которые  она словно ощущает с новой силой лишь от воспоминания, были свидетелями того, что все это был не сон, что сегодня ночью не просто сбылась ее мечта, а она получила намного больше, чем ожидала. Карие глаза подернутые негой смотрели в потолок, а мысли, конечно же, были с ним, с тем кто открыл для нее совершенно новый мир, мир наслаждений, мир сладостней которого Люси еще не встречала. И впервые, пожалуй, за все время она дала название всем тем чувствам, которые испытывала к Константину, а название это было древнее, как сам мир – любовь.
- Я его люблю, - тихо вымолвили губы, появилась улыбка счастья и тут же какое-то смущение. Наверное, глупо было смущаться после близости с любимым мужчиной, но Люси только познавала премудрости науки любви, поэтому еще могла смущаться, могла волноваться, ведь этой ночью Константин только чуть приоткрыл для нее дверь в совершенно новый и непознанный ею мир.
Весь день она провела в мыслях о нем, при этом старательно его избегая, но более она избегала Алису, которая приехала домой и разрушила весь иллюзорный мир Люси. Алиса и это словно ложка горького лекарства в ее сладости, она словно пятно, что прикрывает солнце и не дает ему ярко блестеть, а еще она вызывала совсем неприятные чувства. Например, чувство вины.  По всем этим причинам Люси и скрывалась в саду целый день и вот служанка сообщила, что Алиса желает ее видеть. Сердце бешено застучало, а в голове были мысли о том, что как бы не выдать тайну, что сокрыта пологом ночи. Люси торопилась в дом, но у самой двери замерла, не решаясь войти. Сердечко было готово выпрыгнуть из груди. «Всемогущие Боги, как мне смотреть ей в глаза? Как сделать так, чтобы она не узнала о случившимся?». Глубоко вздохнув Люси вошла во внутрь.
- Добрый вечер, Алиса, - вымолвила робко Люси, слегка потупив взгляд и делая реверанс. – Ты звала меня?

+1

4

- Звала, - эхом повторила женщина и повернулась к вошедшей племяннице.
Да, юная. Да, красивая... Алиса была уже давно не такая, особенно после вторых родов, но все же своей красотой могла соперничать даже с королевой Евой. Утонченность, элегантность, этот азартный блеск в глазах... Алиса все еще была красива и привлекательна! Но неужто недостаточно, раз возлюбленный мужчина позарился на другую?
Тонкая морщинка залегла на лбу баронессы, а мускул возле глаза едва заметно дернулся. Алиса прошла к одному из небольших кресел и провела по спинке рукой, жестом приглашая девочку сесть. Бледный тонкие руки баронессы слегка подрагивали.
- Милая, может быть мой вопрос покажется внезапным, но... - Алиса прошлась по комнате, - ты знаешь, что такое любовь? - она улыбнулась и глубоко вдохнула так, словно влюбленная юная девочка весной. - О, ты себе не представляешь что это за чувство! Но в свое время ты все узнаешь, конечно... - и зачем она завела этот разговор? Со стороны могло показаться абсурдным то, что баронесса рассказывает своей племяннице о высоких чувствах, но обе знали почему она это делает... - Я люблю Константина, - женщина повернулась к Люси и в ее глазах была смесь из холодной уверенности в своих словах и безграничной теплоты и любви, вложенных в них. - Люблю так, как даже в книжках не пишут. Я не знаю сильнее чувства в мире, чем моя любовь к нему. Это полное безумие! Ты понимаешь? - Алиса вновь глубоко вздохнула и заулыбалась. - Впрочем вряд ли... У тебя уже бывало так, что ты готов свернуть горы ради человека? Или... или чувствуешь, что умрешь, если он оставит тебя? - Алиса задохнулась в собственных словах. Ее глаза цепко следили за девочкой.

+2

5

Люси гадала о том, зачем Алиса позвала ее? «Быть может, просто решила поинтересоваться делами или поговорить, как обычно?» - успокаивала себя племянница. Но, как известно, у виноватого человека все мысли и опасения вертятся вокруг его вины. Вот и Люси постоянно казалось, что Алиса все узнала и что отправит ее домой в лучшем случаи. Хотя нет, это было самое ужасное – не видеть больше мужа тетушки.
И вот она стоит посредине комнаты и наблюдает за Алисой, каждое движение которой было грациозно и излучало уверенность, как казалось самой Люси. А вот и вопрос от которого бросило в жар, а на щечках появился румянец. Люси опустила взор, потому как стыдно ей было смотреть на Алису ведь, глядя на нее, она словно вновь и вновь погружалась в воспоминания о прошлой ночи. На фразу о  любви девочки хотелось крикнуть, что знает она, что такое любовь и Алиса просто не представляет на сколько может быть огромной и всепоглощающей эта любовь, что сокрыта в детском сердечке. Но тогда бы пришлось отвечать на вопрос «А кто же этот возлюбленный?». Люси чуть поджала губки: «Она знает, она точно все узнала, но как?». Люси пробил озноб от этой мысли. Сев в кресло, девочка вздохнула и прикусила язычок, ведь чуть не сорвалось: «Я тоже его люблю и я готова умереть за него, без него, ради него, готова на все». Внутри все пылало. А к стыду примешивалось чувство ревности и неприязни к Алисе не как к человеку, а как к тому, что является преградой для счастья Люси, для того, чтобы она могла быть с тем, кому вручила себя этой ночью.
- Ты права, Алиса, я не знаю что такое любовь, - ответила едва слышно Люси, но в голосе была легкая дрожь от волнения, ведь она не умела врать, и это всегда давалось с трудом. – Но из твоих уст это звучит как неправильная любовь. Я всегда думала, хоть и не испытывала, что любовь это чувство которое отдает, а не берет. Где важнее, чтобы любимый человек был счастлив даже если не с тобой, - Люси осеклась. Эта фраза казалась слишком дерзкой. В любое другое время она бы воспринималась девочкой, как простое выражение мыслей, но сейчас почему-то все казалось личным и будто они говори о Константине, о прошлой ночи, хоть прямо и не открывались. Пальчики Люси сжимали ткань на юбке платья, что выдавало ее волнение.
Но я правда не понимаю к чему этот разговор? Что-то случилось? – Честно призналась Люси и еще сильнее покраснела.

0

6

Казалось, что когда эти два человека находились в комнате, кто-то выкачивал весь воздух. Алиса часто и напряженно дышала, чуть ли не хватала воздух ртом, захлебываясь в собственном бессилии и отчаянии. Ведь волны первых впечатлений от измены супруга вновь накатывали на нее... Хоть в полном одиночестве ей и удалось взять себя в руки, но теперь, глядя на это "молодое мясо", как назвал ее однажды Константин, в ее груди вновь и вновь щемило.
Алиса ведь все поняла по его глазам тогда... В тот первый день, когда девочка только переступила порог их дома, когда Костя впервые взглянул на Люси, Алиса все поняла. И возможно, что только ее беременность не позволяла супругу насладиться ласками совершенно юной нетронутой девочки, а теперь же он мог вволю гулять налево и не чувствовать угрызений совести...
- Мне кажется, что ты странно меня слышишь, дитя, - прошептала... нет, практически прошипела Алиса. - Речь идет не о том, что берет любовь. Если Константин будет счастлив с другой - то пусть так, - женщина вскинула голову и было заметно, как ее губы подрагивают. - Но я-то умру.
Появилось острое желание буквально рассмеяться в лицо девчонке. Нет, ну что она вообразила?! Что Константин любит ее? И она, Алиса, к тому же сдалась так быстро... Костя никогда не будет любить эту девочку, разве что ее тело. Люси понятия не имеет через что супругам пришлось вместе пройти, сколько преград преодолеть, сколько всего вынести перед тем, как их любовь выросла до небывалых высот... стала всепоглощающей и безумной. И как могла Алиса подумать, что Константин одним махом перечеркнул все это?..
Но щемящая тоска в груди не давала покоя - где-то глубоко внутри Алисы сидела маленькая обиженная девчонка, такая же как Люси. Эта девчонка внутри жалела себя, ныла, кричала, плакала, топала маленькими ножками и ненавидела, ненавидела Люси! Всеми фибрами души. Была готова прямо сейчас вцепиться в ее волосы и укоротить до самых ушей, а потом выслать обратно к отцу с позором.
- Случилось? - женщина глубоко вдохнула. - О да, малыш, случилось, - Алиса вплотную подошла к Люси, глядя на ту сверху вниз, облокотилась одной рукой на спинку кресла и нависла сверху. - Ты забыла, кто ты в этом доме, - Алиса шипела тихо, ядовито, словно змея. - Я приютила тебя, дала кров и пищу, благодаря мне ты ходишь по Оленьему замку, благодаря мне ты близка к правителям как никогда. Я позволяю тебе ходить по моему дому и дышать моим воздухом, - лицо баронессы было холодно-спокойным, она не морщилась, не скалилась как дворовая псина на беззащитного ребенка, лишь объясняла ей некоторые понятия жизни, которые светлое дитя еще не уяснило. - Я дочь герцога Фарроу, фрейлина самой королевы, баронесса Наваррская, жена Константина и мать его детей... но в первую очередь я та, кому ты обязана, - женщина выпрямилась и спокойный голос прозвучал в комнате как звон бьющегося хрусталя. - И как же, милое дитя, ты смогла все это забыть, когда спала с моим мужем?

+2

7

Люси казалось, что с момента ее прихода в комнату, здесь температура увеличилась на приличное количество градусов и теперь была просто жара, так что хотелось поскорее найти более прохладное место. Этот разговор был странным, был неприятным и заставлял жутко нервничать. Как говорится, все дело было в том, что у одной невинной особы рыльце  было то в пушку.  Первая фраза Алисы заставила Люси еще больше смутиться, а точнее раскраснеться от переживаний. Да, племынница могла понять сейчас Алису, как ей казалось, в любви последней к Константину, ведь Люси и самой казалось, что если она даже просто не будет видеть любимого мужчину, то умрет. Да, она ревновала его к Алисе, мечтала оказаться на ее месте, иногда хотела, чтобы тетушка исчезла, но она все же не желала ей смерти. Не была Люси настолько жестока и кровожадна, а главное эгоистична. Она бы, может быть, даже смирилась с тем, что ей достанутся только редкие встречи с Тинном наедине, вот такие ночи как прошлая иногда, а ведь больше ничего не надо. Главное просто его любить и дарить ему свою любовь, просто быть рядом, просто говорить, просто смотреть в эти глаза, которые стали целым миром для нее. Пока этого Люси было достаточно, лишь бы Алиса не мешала. Конечно, аппетит известно растет во время еды, и через какое-то время Люси, возможно, возжелает полностью занять место Алисы, может быть даже после этого разговора, но сейчас она хотела просто быть счастливой и чтобы уж точно никто не умирал. И пусть она себя убеждала, что даже не будет возражать, если Константин и Алису будет любить, главное не сильнее, чем ее, но в сердце, конечно же, ревновала, хотя годами подавляемая мачехой, лишенная какого-либо внимания Люси порою казалась тенью, которой достаточно одного лучика солнца. Да-да Люси как  неопытный подросток, даже ребенок, верила в то, что Константин ее любит и только его и ее любовью она объясняла все произошедшее.
Девочка то ли в силу своей доброты, то ли в силу еще неискушенности, то ли в силу мук совести, уже хотела ободрить тетушку, сказать, что Константин есть и останется ее мужем, как Алиса, быть может, совершила главную ошибку и нажила себе истинного врага. Она не стала давить на совесть, хотя эта тактика во многом была бы выигрышной, она начала попрекать Люси и припомнить ей все. В этот момент та, кем Люси в тайне восхищалась, стала ей отвратительна и омерзительна, потому что именно в этот момент, она была точной копией мачехи Люси, из-за которой отец ее и сослал. Люси поджала губки и опустила взор, почти что вся, сжавшись в комочек. Она ненавидела мачеху и в этот момент ненавидела Алису, но была приучена девочка к тому, чтобы все унижения и оскорбления терпеть безропотно, молча, не смея даже поднять глаз, а в противном случае наградой ей частенько были пощечины. Слезы наворачивались на глаза, и дышать стало просто невыносимо трудно, а последняя фраза, она была как пощечина и Люси непроизвольно вздрогнула, подняв глаза на Алису. Ненависть, обида, страх – вот три чувства, которые сейчас сплелись в тугой узел и, на секунду осмелев, Люси молвила
- Слава Богам, воздух еще никем не куплен, чтобы я дышала твоим воздухом, он ничей и, - тут же осеклась, испугавшись той дерзости, что слетела с ее губ, и уже опустив взор, чуть слышно произнесла, не смея смотреть Алисе в глаза. – С чего ты взяла, что у меня что-то было с мужем твоим? – Люси сейчас цветом напоминала цветущий мак. Врать она не умела, а от волнения, так и вообще это скверно выходило. В голове металась одна и та же мысль: «Откуда она узнала?»

Отредактировано Люси (2011-06-10 20:05:07)

0

8

Девочка была смешна и глупа одновременно. Ей явно сложно было представить масштабы сделанных ей одолжений и подарков судьбы, она вряд ли понимала скольким по-настоящему обязана Алисе и Константину. Нет, ну Косте она явно отплатила добром за добро, а вот с любимой тетушкой грех так обходиться...
Алиса весьма печально и даже насмешливо улыбнулась, прикрыла глаза и покачала головой. Глупая.
- Никем не куплен, говоришь? - баронесса смотрела перед собой холодным взглядом, словно пыталась приморозить девчонку к месту, хотя на самом деле не отказалась бы испепелить ту. - Наивность и глупость, очаровательный коктейль. "Юность" во всем своем великолепии. Но, пожалуй, здесь он неуместен. Анализируя твои слова и поступки, я прихожу к мысли, что ты невоспитанная дворовая девчонка, потерявшая всякую рассудительность и погрязшая в мыслях, что мир крутится вокруг одной тебя, - Алиса вновь покачала головой. - Самоуверенная дрянь, - прошипела женщина и казалось, что вот-вот жгучий яд наполнит ее рот. - Здесь мой воздух, которым я разрешаю тебе дышать. И наконец пойми, маленькая ведьма, что одно мое слово и ты будешь телом, найденным в реке, - и Алиса не шутила. Хотя вряд ли бы сотворила такое... она скорее бы изуродовала девчонке жизнь, чтобы та все годы вспоминала и жалела о том, что дотронулась до возлюбленного госпожи Наваррской. Алиса будет держать его до последнего, как обожаемую крепость, которую либо защитишь и не отдашь, либо умрешь на месте.
Женщина тяжело втянула носом воздух. Ей нравилось, что девчонка краснеет и тушуется перед ней. Конечно, юная чертовка понимала, что перейти дорогу опекуну - выложить камнем дорожку в преисподнюю, что Алиса была старше и уж куда более жестокой, чем могла представить себе дочка какого-то там дальнего и весьма сомнительного господина. О, в голове Алисы могли сформироваться тысячи жестоких планов как ей доставить себе удовольствие и уничтожить мерзкую дрянь... Но нет, она собиралась по капли выжать из Люси эту самонадеянность, уверенность в себе. Она докажет ей, что Константин навсегда принадлежит только ей.
- Я в любой момент могу отослать тебя, ты же понимаешь, девочка? - голос сменился с холодного и стеклянного на приторно-ядовитый. Алиса протянула руку и провела бледными тонкими пальцами по щеке малышки. - Могу сделать так, что ты никогда не найдешь себе жениха, а твоя семья и ты погрязнете в вечном позоре. Я могу, - шипела баронесса и, если честно, ее саму это пугало.
Мысли, которые роились в ее голове, мерзкий, противный голос, этот практически физически ощутимый бесовский огонь в глазах, угрозы... Когда-то давно она была такой. Дрянью, мерзкой тварью, орущей на прислугу и родного отца, высокомерной стервой... Но Константин сбил с нее спесь, буквально укротил сначала своей жестокостью, а после бесконечной любовью.
Женщина властно взяла девочку за подбородок и наклонилась вперед, глядя той в глаза.
- С чего взяла? Я видела это. И я увижу, если это произойдет снова. Я буду следить за каждым твоим шагом, за тем, как ты дышишь, как спишь и как ешь. И клянусь святыми небесами, если ты посмеешь хоть раз взглянуть на него... - Алиса, не найдя нужных слов угрозы, лишь оставила мрачную паузу. - Забудь о нем... он навсегда любит лишь меня, девочка. Верь в сказки сколько хочешь, но это я подарила ему двух детей, я сделала этого угрюмого охотника счастливым, я та, кто был с ним рядом все это время и держал его за руку. Тебе не занять мое место в его сердце, - Алиса сглотнула и побоялась отравиться собственными словами. Жестокая, грубая... ей было отчасти стыдно за свои слова, но они исходили от сердца, в них была вложена душа и все, что испытывала Алиса. Она не могла потерять Константина, слишком безумно любила его. Слишком безумно. - Я буду за него биться.

+1

9

Люси еще будучи маленькой девочкой всегда удивлялась от чего в сердцах людей так много зла и желчи? В возрасте трех лет, она как-то  задала этот вопрос матушке, которая лишь улыбнулась и сказала, что люди не виноваты, что они злые, просто это такая болезнь и злых людей нужно жалеть. В это девочка верила довольно долго. Однако годы жизни под одной крышей с ее мачехой посеяли зерно сомнения, которое постепенно прорастало. Но до сих пор было интересно, от чего люди становятся такими злыми?  А еще Люси нашла способ, как можно переносить вечные упреки, недовольства и оскорбления в свой адрес. Она просто искала, что-нибудь смешное в собеседники и было уже не так горько, иногда даже весело. Вот и сейчас Алиса, которая видимо все это время носила личину доброты, открыла свою истинную сущность, уродливую и отвратительную, была сейчас смешна. Смешно ее утверждение о воздухе, смешно как она пыталась быть одновременно и холодной и шипеть как змея, едва не плюясь ядом, смешно, что та и правда думала, что Люси мыслит, будто мир крутится вокруг нее. Если она думала, что какие-то оскорбления в адрес Люси ту заденут, то во многом ошибалась, потому как мачеха была более изворотливой в подобных нападках, да и знала слабые стороны Люси, в отличие от тетушки. Но совсем была не смешна Алиса, когда перешла к угрозам и заставила Люси побледнеть. «Маленькая ведьма? Единственная ведьма здесь это ты дражайшая тетушка. И как такой мужчина как Константин может жить под одной крышей с этой лживой гарпией. Хотя может она так же его дурачит как и всех, притворяясь доброй и хорошей.», - думала Люси, когда на ее губах появилась улыбка. Девочка, ведь усвоила еще одну науку, которой ее научила сестра. Улыбайся своим врагам и тогда это разозлит их еще больше или охладит пыл. Но может не стоило улыбаться Алисе, которая только что пригрозила убийством. Однако страшнее смерти была угроза, что тетушка ее отошлет, а значить Люси больше не увидит того о ком грезила даже наяву. Не видеть синих глаз, тоже самое что просто перестать дышать, перестать жить. Люси в тысячный раз задавалась вопросом. Почему змеям подколодным вроде ее мачехи и тетушки достаются такие мужчины как ее отец и Константин? Неужели нужно стать такой же змеей, чтобы любимый мужчина был рядом?  А Алиса продолжала свою пылкую речь, что вызывало сомнения не столько в ее разумности, сколько в правдивости слов и уверенности этой женщины. Только подобных выводов не могла сделать Люси, которая на самом деле не разбиралась в людях, ведь посчитала она Алису хорошим человеком. Девочка наблюдала за мачехой и видела, что та никогда и никому не станет устраивать тирад относительно ее мужа. Ходил слух, что у отца была интрижка с одной служанкой, которую перевели почти сразу помощницей садовника. А Люси увидела ее через несколько недель с обезображенным лицом. Страх холодной рукой коснулся спины и по телу пробежали мурашки. Люси поджала губки, пытаясь сдержать какое-то мало знакомое ей чувство, толкавшее к тому, чтобы все высказать Алисе. Гнев, подпитываемый страхом не увидеть больше Константина и страхом о том, что ее вернут опозоренной домой, где жизни уже просто не будет. Но стоп! Алиса ведь не сможет ничего доказать. Люси чуть прищурилась, глядя на тетушку и впервые за долгое время разговора, подняв на нее глаза. Девочка поднялась из кресла в котором сидела.
- Не стоит клясться небесами, ведь они могут рухнуть тебе на голову, тетушка, - робко и со стороны могло показаться, что покорно произнесла Люси, опустив голову. Сделав несколько шагов, девочка остановилась прямо напротив Алисы совсем близко, собираясь с духом. И в этот момент…
- Ты не сможешь опозорить мою семью, потому как ты на самом деле не имеешь более власти в герцогстве Фароу. Ты, наверное, просто от усталости и волнения забыла, что твой отец лишил тебя наследства. И вся твоя власть  это иллюзия, потому что даже здесь властью обладает твой муж, а не ты,  - тихо произносила Люси, так чтобы слышать могла только Алиса, а человеку со стороны могло показаться, что они просто мило беседуют. Конечно, мило, ведь на последних словах Люси подняла голову и на губах ее сияла улыбка, а голос был лилейным. Ах, как кстати сейчас была наука второй жены отца, ведь в данный момент девочка, которая сама по сути не знала как быть змеей, а ощущала лишь гнев, страх и обиду, просто копировала манеры мачехи, которые, впрочем, в ее исполнении были все же мягче. Люси приблизилась и прошептала на ушко Алисе
– И ты не сможешь опозорить, потому что ничего не можешь доказать, а все, что ты видела, может оказаться лишь плодом больного разума. Будет настоящей трагедией, если мать двоих детей, баронесса окажется умалишенной, а бедному барону придется искать мать своим детям и, быть может, жениться во второй раз на ком-то кто не будет похож на рептилию. Наверное, ужасно каждую ночь в постели с собою ощущать гадюку вроде тебя, тетушка. И не удивительно, что он ищет тепла, - Люси казалось, что это вовсе не она говорит, она словно смотрела на себя со стороны и не узнавала, а просто сгорает от стыда и страха. Нет…нет…это не она. Но дракон внутри был разбужен, и пока лишь очнулся на мгновение.  Будто не губы Люси шевелились и не ее голосом произносились слова. Самое ужасное, что той, что говорила, все это нравилось, нравилось быть сильной, только вот крошке Люси это не нравилось и это ее пугало. Как только было произнесено последнее слово, в комнату будто возвратилась прежняя Люси, которая отшатнулась от Алисы и круглыми глазами смотрела на нее, произнося уже громко
- Прости, я не хотела…я…- наверное, Алисе могло показаться, что сейчас Люси над ней издевается, одевая маску кроткой овечки, хотя  девочка и извинялась искреннее, потому как испугалась, что после столь дерзких слов тетушка ее точно или сошлет или убьет и не известно что же хуже. Да и испугалась того что произошло, того как против воли сама стала изливать желчь.

+2

10

- Твой отец лишил тебя наследства... твоя власть это иллюзия... ничего не можешь доказать... барону придется искать мать своим детям и, быть может, жениться во второй раз... кто не будет похож на рептилию... ощущать гадюку вроде тебя... не удивительно, что он ищет тепла...
Если всю свою жизнь Алиса умела править бал, быть главной в любом разговоре, гордой и смелой, высокомерной и непоколебимой, до маленькая девчонка в один миг смогла перевернуть это. Или, быть может, это Алиса стала такой мягкотелой и потеряла былой внутренний стержень? Слова, сказанные племянницей вызвали буквально обрушение в груди Алисы. Стало невыносимо пусто и одновременно больно: сердце сжалось в груди, тело стало легким и невесомым...
Всю жизнь гордая и надменная, теперь Алиса чувствовала себя униженной, пристыженной, центром всеобщей ненависти. Впрочем, ее никто никогда не любил. Отец держал ее в своем доме лишь надеясь однажды удачно связать свой род с Горным Королевством, закрепив свое положение в знатном обществе. Но лишь дочь его не оправдала ожидания, как вся связь отца и дочери улетучилась, оставив после себя неприятнейший привкус горечи и обмана. Твой отец лишил тебя наследства... Да, лишил. Всего, до последнего медяка. Отказался от нее, проклял тот день, когда она появилась на свет и боле не заговаривал о ней в присутствии кого бы то ни было.
Королева Ева Видящая поняла Алису в первую же их встречу и указала той на ее место. Она была умной женщиной и была тайно уважаема баронессой, хоть фрейлина была готова перегрызть глотку правительнице лишь только бы ей дали шанс. И Ева ненавидела ее так же взаимно сильно... Апогеем ее ненависти был ненавистный супруг.
Муж... ох, Константин ненавидел ее больше других. То, какую боль и страдания оба они принесли в их семейную жизнь, как ненавидели друг друга... вряд ли кому-нибудь даже снилось такое. Побои, насилие, крики, ругань, попытки убийства, настоящая лютая ненависть! Возможно именно она породила такую любовь между ними, но... черт возьми, эта девчонка была наверное права. Алиса не рождена для любви, она существует в этом мире как противовес доброте и свету, темная сторона монеты. Неожиданная мысль длинной иглой поразила прямо в сердце: он с ней только ради детей. Любовь пришла когда родилась Лили... и любовь ли это к Алисе? Не к дочери ли?..
Ее всегда ненавидели и боялись. Никто не смел так заговорить с ядовитой змеей Алисой, предпочитали держаться в стороне и быть с ней на почтительной дистанции. Она заставляла себя уважать, скаля зубы и выгибая спину, но сейчас... словно бы вся ее защита и смертоносный яд разбились о непоколебимую самоуверенность юной леди.
Она такая же как я...
Баронесса взглянула на свою племянницу и словно посмотрела в зеркало. Ядовитые слова, высокомерный блеск в глазах и самоуверенность - такая была Люси, такая была Алиса. Впервые она встретила достойную дрянь под стать себе. Встретила и ей проиграла.
- Ты... - выдохнула фрейлина королевы и голос ее прозвучал испуганно, а глаза заметались из стороны в сторону. Маленькая эгоистичная копия ее самой забрала у нее последнее - Константина, и теперь тешила себя мыслью, что победила мерзкую подколодную змею-тетушку. Алиса положила ладонь на горло, ощущая как ей нечем дышать. - Убирайся, - не приказала, а скорее взмолилась женщина. - Просто уходи.
Баронесса отвела взгляд. Ее ненавидели все, но никто ране не мог донести до нее этого - ей было плевать на ненависть человека. Но разговор о ее детях, о ее возлюбленном... это подкосило ее страшнее любых побоев.
Удел отрицательных персонажей мира сего... одиночество, презрение. Терпеть ненависть к себе, быть отвергаемым, чтобы кто-то другой нашел любовь и был счастлив. Умирать в муках и ненависти, чтобы кто-то женился и рожал детей. Комок в горле не давал дышать, пелена перед глазами грозилась превратиться в слезы отчаяния. Отрицательный персонаж... ненавистное всеми зло.

+1

11

Люси больше всего в мире не любила делать другим больно. Она всегда стремилась к тому, чтобы все были счастливы, пусть даже в результате оказывалась несчастной сама. Девочка молчала, когда ее третировала мачеха, не потому что уж сильно боялась ту, а просто оберегала отца. Она и Алисе не хотела делать больно, но ведь была не виновата и Люси, что полюбила мужа своей тетушки, что той ночью потеряла голову и испытала счастье, которое нельзя было не с чем сравнить. Если был рай, то для Люси он был в объятиях любимого мужчины. И она ведь действительно наивно полагала, что все смогут быть счастливыми, она не собиралась отнимать Тина у тетушки, просто хотела быть с ним, хоть иногда, а потом вновь мечтать о нем до следующей встречи. Но Алиса, она все испортила, она сделала всех несчастными, заставила Люси гневиться, испытать ненависть и стать еще более худшей змеей.  Люси ожидала, что после той пламенной речи и ее дерзкой, Алиса отвесит ей как минимум пощечину, а скорее просто сошлет или юное тело племянницы найдут в реке, но никак девочка не ожидала другой реакции. Алиса схватилась за горло и словно ей стало трудно дышать. Сейчас она не казалась змеей, а просто несчастным человеком. Вина, которую Люси и без того чувствовала за поступок, за сказанное обрушилась тяжелым грузом на ее хрупкие плечики. Как она могла быть такой жестокой? Мама же говорила, что злость это болезнь. Алиса была больна, а Люси вместо того, чтобы бороться с болезнью и помочь тетушке сама ее подхватила.
- Тетушка, прости меня, пожалуйста, - лепетала девочка, подбегая к женщине. – Я, правда, не хотела, - в глазах ребенка уже сияли слезы, а в голове трепыхалась одна лишь мысль «Что я наделала? Может и правда уехать, сбежать. И пусть я знаю, что умру вдали от него, но может…Но почему все так? Почему я не могу быть с ним и чтобы никто не страдал?». Люси прикоснулась к руке Алисы
- Тетушка, тебе плохо? Принести воды? Позвать доктора?  - Она словно не слышала просьб Алисы, а просто дико испугавшись, хотела помочь, показывая тем самым, что не гнила и зла ее душа, а то что было…Люси утешала себя лишь тем, что это был приступ безумия, который не является ею и который прошел, не ведая, наверное, сама, что в ней просто спит этот зверь. И в лучшем случае он просто никогда не проснется.

0

12

Детский лепет, смешанные чувства... Алиса знала, такое бывает, когда твоя душа еще слишком нежна и светла. Боишься обидеть человека, стыдишься своих слов, того, что вспылила, потом уходишь и еще несколько дне мучаешься. А потом все равно становишься прожженной стервой. С удовольствием баронесса увидела бы тот момент, когда Люси, гордо и надменно приподняв подбородок, пройдется я по коридорам Оленьего Замка, а слуги и служанки будут сторониться ее холодного и высокомерного взгляда, обходить ее стороной. Было бы занятно.
Мимо ушей Алисы пролетали извинения племянницы, словно той уже и не было в комнате. Все извинения были уже пустым сотрясанием воздуха, девочка сказала все верно, от сердца. Ее слова не просто возымели успех, а стали тем, что никогда не хотела признавать Алиса, держа эти рассуждения всю жизнь под замком и строжайшим для себя запретом. Все верно Люси сказала, все верно...
Затуманенный взгляд подняла баронесса на девочку, глаза ее были полны ужаса и отвращением к самой себе и маленькой своей копии.
Не хотела? Все ты хотела. Увести Константина, занять мое место, получить власть, забрать моих детей... Юная дрянь. Таких, как мы с тобой, давно нужно публично сжигать на кострах, а мы с тобой ходим, дышим, влюбляемся... Непорядок. Мне плохо? Да, мне плохо. Когда все хорошо, такие как мы под замком сидят.
Бледное лицо Алисы дрогнуло от отвращения.
- Я сказала уходи! - женщина не узнавала свой дрожащий голос. Хватит, все, пожалуйста, убирайся отсюда, никогда не возвращайся, будь проклята, маленькая ведьма. - Прошу, - вдруг умоляюще прошептала Алиса. - Убирайся...
Баронесса отшатнулась от племянницы и сделала шаг назад, упираясь ногами в деревянную обивку кресла.

0

13

По щекам Люси бежали слезы. Ей было стыдно, ей было жалко и да ей до сих пор было обидно. Тысячи чувств вихрем наполнили ее душу и сердце. Никогда в жизни она не испытывала столько эмоций, которые грозились просто раздавить ее или свести с ума. Ей было жаль, что она наговорила столько ужасного Алисе, ей было жаль, что Алиса обо всем узнала, но она совсем не жалела о проведенной в объятиях Константина ночи. И от этого ощущала себя довольно мерзко. Она ведь должна стыдиться и каяться, но она этого не делает, утешая себя тем, что за любовь не стоит каяться. Любовь это самое прекрасное чувство в мире, дарованное Богом.  Люси видела взгляд Алисы полный отвращения и презрения. Таки взглядом она и сама должна смотреть на себя в зеркало. «Должна...должна...должна», - повторял ее внутренний голос, словно пытаясь заставить почувствовать, но девочка не чувствовала. «Бежать...бежать отсюда прочь, пока не сгинула», - нашептывал уже голос. Ведь не хочет она видеть страданий, боится, что тетушка может осуществить свою угрозу. Но как же она без Константина? И тогда холодный голос, отличающийся от ее внутреннего зашептал: «Умереть...умереть…умереть». Сердце сжалось в комок
- Прости, - только и вымолвила Люси в слезах, выбежав из гостиной и устремляясь в свою комнату никого и ничего не видя вокруг. В коридоре, как назло, она столкнулась с Константином, от чего сделалось только хуже. Не в силах вымолвить и слова и желая уединения, Люси отскочила от него как ошпаренная и убежала прочь. В комнате она упала на кровать, уткнувшись лицом в подушку, и зарыдала. Так плохо ей давно не было. Ах, этот разум, мораль, устои они терзали ее сильнее всего. Если бы она могла их выкинуть из головы и просто отдаться чувствам, то сейчас бы улыбалась, потому что как не ужасно, но в глубине души она все равно была счастлива, хотя и дико напугана такими метаморфозами.

Отредактировано Люси (2011-07-31 21:46:08)

0


Вы здесь » Горное Королевство » Сюжет «Дворцовый переворот» » [Лето 539г] Казнить, нельзя помиловать