Горное Королевство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горное Королевство » Сюжет «Дворцовый переворот» » [9.08.537] Его спина - моя стена


[9.08.537] Его спина - моя стена

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Дата: 9.08.537
Время: 19:00-22:00
Место действия: Олений замок, покои Лорда Голдена
Действующие лица: Лорд Голден, Алиса Наваррская
Краткое описание ситуации: после совершенно неудачного разговора с мужем, Алиса ищет утешения в объятиях любовника. Тем более необходимо тому сообщить, что проницательный Константин узнал о них... Не к добру.

0

2

Лорд Голден несколько раз нервно крутанул золотой ободок на фаланге, отсутствующим взглядом уставясь на пол. Сегодняшний день принес не только новые встречи и старые комплименты, но и порцию беспокойства. Причиной беспокойства, как обычно, являлась Алиса. В основу легли растерянность, отрешенность и невнимательность его взбалмошной любовницы, словно так не знала, куда деть свои глаза и руки, сверху нагромоздились сливки из холодности, неприветливости и молчаливости, а украсило этот замысловатый торт "Беда" нежелание женщины даже на мгновение встретиться взглядом с лордом, абсолютно сбитым с толку переменами в Алисе. Приторное до зубовного скрежета кушанье было подано ближе к обеду и предназначалось исключительно Голдену и, кажется, никто другой на него не посягал.
Близился вечер, напряженное беспокойство росло. Джамелийский лорд раздраженно вышагивал по своему кабинету, точно зверь в клетке, разрываясь между намерением перестать себе забивать голову прихотями и капризами Алисы, переменчивой, как весенняя погода, приберегая нервы для действительно серьезного повода, и желанием, забыв про приличия и правила, ворваться в апартаменты баронов Наваррских и... А что дальше снедаемый беспокойством, обидой, страхами и страстями лорд не придумал, справедливо полагая, что экспромт, как всегда, спасет мир. Чем чаще мужчина смотрел за окно, отмечая по солнцу течение времени, тем быстрее испарялось его намерении выбросить из головы странности сегодняшнего дня и заняться своими делами, требующими сосредоточения и умиротворенного духа. Но стоило мужчина сесть, как мысли голодным роем слетались на его бедную голову, жалили самыми ужасными подозрениями и не давали никак отвлечься. Ну что, что могло того случиться-то? Не посмотрела ему в глаза? Не велика беда, может платье новое плохо подогнали по фигуре (с Алисы станется разобидеться на весь мир из-за такой мелочи), или с мужем, никак не желавшим объедаться грушами, поссорилась, да тот ей и нагрубил... И все же брюнет его не боялся - что может противопоставить какой-то барон самому золотому лорду из далекой Джамелии? Грубую физическую силу и острый язык? Так неизвестно еще, кто выйдет победителем из словесной дуэли, дипломат или охотник. А драка только еще раз докажет, какой же этот барон, прости Небо, дикарь... Нет, определенно, лорд Голден был вне удара ,а вот бедная его любовница... наверное поэтому она сторонилась весь день иностранного аристократа.
И только Голден начал успокаиваться, только отогнал назойливое волнение, как... в дверь тихо стукнули несколько раз. Лорд лично пошел открывать незваному гостю...

Отредактировано Лорд Голден (2011-06-08 22:54:49)

0

3

В этот день Алиса была бледнее чем обычно. Никто не видел, но сама она чувствовала как по телу яркими следами прошедшей ночи расползаются синяки; тело порой сводила неприятная судорога от воспоминаний.
На какую-то долю секунды этой ночью Алисе показалось, что ее кошмар прошел, что ненавистный зверь Константин превратился в ее объятиях в добродушного ласкового кота... но призрачный образ нежности ускользнул от них обоих, стоило лишь треклятой мысли о неверности жены вновь заползти в сознание барона. Да, безусловно, он имел право думать, что ребенок не его, а Голдена, но Алиса нутром чувствовала, что это не так. Ясное ощущение того, что внутри нее растет отпрыск именно Константина не давало женщине покоя, кололо неприязнью... Алиса не понимала, какое чувство в ней сильнее: любовь к собственному ребенку в утробе или же ненависть к частичке Константина в своем теле.
Сегодня она словно плавала в молоке... Да, со дня свадьбы она вообще потеряла как таковую связь с реальностью, замкнувшись в череде своих бед и переживаний, но в этот раз все было иначе.
Смотреть на Голдена было невыносимо больно, сердце щемило, а глаза наполнялись слезами. Ведь вот он! Она могла быть счастлива с ним, могла иметь все, о чем мечтала и даже более того. Всю жизнь она мечтала об удачном замужестве, деньгах, славе, власти... но к тому же влюбиться в предмет обогащения - это было невероятно.
Но сейчас Алисе было страшно... Константин все узнал, неважно откуда, но он знал, что у его жены был другой. Не знал только кто, хотя слухами земля полнится.
Алиса не понимала, что толкнуло ее вновь кинуться по знакомым коридорам Оленьего замка, чтобы встретиться со своим любовником; не понимала как же ее тело смогло наплевать на все те побои, что горели на нем как пожары, и захотеть вновь близости с запретным мужчиной.
"Тук-тук-тук" - робко пальчики постучали по дереву двери и совсем скоро за ней показался советник королевы... Он был безумно красив в своем суровом, хмуром виде в этот вечер, слегка небрит, а его мягкие воздушные волосы призывали зарыться в них пальцами. Алиса замерла. Ее тонкие брови взметнулись вверх, глаза были большими и испуганными, на них навернулись слезы...
- Олмер... - прошептали одни губы.
Женщина чувствовала как невидимая сила толкает ее вперед, и вот уже она прижимается к широкой груд Лорда Голдена и ей наплевать увидит ли их кто-нибудь.

0

4

Голден сделал шаг назад, увлекая свою любовницу в покои, и мыском сапога захлопнул дверь. Лишние сплетни - лишние проблемы, а их, если судить по виду Алисы, и так будет предостаточно. Некоторое время они молчали: лорд чувствовал ее горячее, сбивчивое, короткое дыхание на своей шее; вдыхал аромат ее волос, крепко прижимая к себе, кажется, даже что-то шептал успокоительное...
Наконец мужчина нашел в себе силы отстранится, не разжимая объятий довести до кресла и, осмелившись заглянуть в глаза, тихо спросил:
- Все так плохо?
Лорд не задавал глупых и банальных вопросов, не пытался дать ей забытье в своих проблемах в его объятиях. Все равно ни то, ни другое не поможет, не решит проблему и не прогонит затравленный страх, скованность из движений любимой женщины. А любимой ли? Не раз и не два брюнет уже сталкивался с этим вопросом, наскакивал на него, как молодой, ретивый жеребчик и оступал, не способный взять барьер. Чувство это было эфемерным, как призрак, такое же непонятное, путанное и...ненужное. Да, действительно, без этой страсти, нет, даже пристрастия, жить лорду Голдену на свете было бы в разы проще. А вот интереснее ли?
Мужчина опустился перед Алисой на одно колено и ободряюще сжал тонкие, подрагивающие пальчики. Лицо ее было бледно, но на щеках расцветал лихорадочный румянец нервного перенапряжения. Мысленно иностранец проклял тех, кто довел баронессу до такого состояния. И обещал лично расправится с ними, чего бы это не стоило.

Отредактировано Лорд Голден (2011-06-26 23:45:25)

+1

5

Плохо? Пожалуй да... Пожалуй, хуже уже не будет, если только добряк Константин не отошлет супругу с позором домой. Ну или не осуществит полтонны своих угроз, адресованных намедни Алисе.
- Плохо, - как-то сдавленно прошептала она.
Женщина смотрела прямо перед собой, пыталась заглянуть в глаза Лорда, но пелена слез перед глазами заслоняла все вокруг. С чего нужно было начать? Со слез? С отчаянного крика "Я люблю тебя"? Алиса была сбита с толку, терялась в череде собственных мыслей, которые уводили ее все дальше от того, что она должна была сделать. И должна ли?
- Олмер... - губы дрожали, а пальцы, зажатые в ладони Голдена похолодели. - Он... Константин все знает, - глаза закрылись, словно на веки упал тяжкий груз сказанных слов.
Пока она не произносила это вслух, не имела возможности сказать кому-то, пока это находилось только в ее голове - это страшное осознание было лишь ее вымыслом, оставленным где-то прошлой ночью. Но теперь баронессе пришлось поверить в значимость сказанных ею слов. По щекам покатились слезы.
- Я... я не знаю как и откуда. Но он узнал, - слезинки маленькими хрусталиками падали на бледные руки и разбивались с таким ошеломляющим грохотом, что Алисе казалось, что началась гроза. Кажется, все ее нервы оголились и по ним били разряды ужаса и страха. - Но нет, нет... он не знает, что это ты. Он знает, что я изменяю ему, - еще более неприятные слова, коробящие и заставляющие вздрогнуть от неприязни.
Конечно, оба любовника и не думали, что так продлится вечно, оба знали, что рано или поздно произойдет что-то такое, что заставит их разлучиться. Впрочем, лежа обнаженными в постели и мечтая о лучшей жизни на двоих, они и не говорили об очевидном - о том, что это все мечты юнцов.
Алиса вздрогнула и крепко сжала слабыми пальчикам крепкую ладонь возлюбленного мужчины, а вторая ладошка потянулась к щеке Лорда. Она провела по его коже не так уж и нежно, неуверенно, пальцы дрожали и то касались щеки мужчины, то мимолетно задевали. Алиса по-прежнему не видела лица Лорда за пеленой своих слез, но чувствовала острую необходимость прикоснуться к нему, ощутить его присутствие, его защиту. Тем более, что помимо всей душевной боли, все ее тело просто горело от синяков и ссадин, оставленных грубым мужем.

Отредактировано Алиса Наваррская (2011-06-10 13:20:50)

0

6

На какой-то миг лорд сбледнул с лица, став пергаметно-серым, но потом, шумно выдохнув, взял себя в руки - он должен быть сильным, стойким, уверенным и бесстрашным, хотя бы потому, что Алиса перепугана и сломлена. Мужчина аккуратно пожал пальчики любовницы, словно напоминая, что он здесь, рядом, ее защита и опора. А потом, подавшись вперед, аккуратно коснулся тонкими губами заплаканных, поддернутых мутными слезами глаз...
- Ничего не бойся. Ничего и никого, - твердо сказал Голден. Он до сих пор не привык слышать свое имя из ее уст, да и, если честно, из чьих-либо других тоже. Что-то внутри инстинктивно сжималось в предчувствии опасности и беды всякий раз, когда вслух звучало запретное "Олмер".
Значит это все же Константин, мужлан, охотник, плебей волей какого-то шутника-бога оказавшийся бароном, жестокой и несдержанный, дикий по натуру. Мразь, ублюдок посмевший поднять руку на женщину, на жену - он не достоит носить меч и зваться мужчиной. Голден с трудом сдерживал клокотавшую в нем ярость, прекрасно понимая, что здесь и сейчас выплескивать ее не на кого и незачем, пусть растет, крепнет, распаляется, и уж потом...
- Откуда он узнал? - очень ровным, можно даже сказать, подозрительно спокойным голосом поинтересовался брюнет. Отпустить ладони любовницы он так и не решился, надеясь, что тепло его тела хоть как-то поддержим и придаст сил. - И...что сделал?
Прогнал? Так только лучше, так только проще. А если.. пригрозил ссылкой? Наверное, лорд Голден смог бы рискнуть своим положением, авторитетом ,титулом и украсть чужую жену, уехать в Чалсед, Бингтаун или Джамелию, забыть об этих неприветливых, холодных краях, о Видящих и своем Изменяющем, если бы не осознание, что остаток дней он проведет в позоре перед самом собой. Нет, он все сделает честь по чести, а пока...
- Успокойся, милая, - мужчина обнял женщину за плечи, прижал к себе. И прошептал на ухо. - Ты со мной, ты в безопасности. Все будет хорошо, обещаю.

Отредактировано Лорд Голден (2011-06-26 23:45:04)

+1

7

Откуда? Если бы Алиса знала про оборотническую натуру своего супруга, она бы боялась и ненавидела его еще больше прежнего. Это страшное животное, живущее в нем, вздрагивала бы, если замечала горящие дикостью глаза кота, следящие за ней пристально, как охотник подкарауливший свою жертву. Ненавидела бы мягкие его лапы, если бы замечала как поздно ночью они вальяжно касаются пола их поместья и Алиса со страхом слушала бы как по дому передвигается огромный монстр, вот-вот способный разорвать ее, хрупкую и испуганную девчонку, боящуюся чудовищ из платяного шкафа. И ей повезло, что когда его лапы касались кровати и позже в нее ложился не менее звероподобный Константин, она уже спала крепким, но беспокойным сном...
Но лучше бы как и сейчас жила в неведении и не боялась огромного свирепого кота, живущего внутри супруга и недовольно ворочавшегося и скалящего клыки в момент его ярости. Лучше ей не знать, не знать.
- Откуда? - Алиса неуверенно потянула носом воздух. - Я не знаю... он словно почувствовал тебя, как гончая чует лисицу на охоте, - прошептала несколько приглушенным голосом.
Что сделал... Это вопрос куда интереснее и на него Алиса может ответить подробно. Хотя ей не пришлось и рта открыть. Женщина, благодарно приняв объятия любовника, поднялась с кресла, оставив своего мужчину сидеть на полу, а сама прошла на середину комнаты. В ее глазах застыли слезы, но уверенности было больше. Такой мимолетной уверенности и четкости в своих действиях... Скоро это пройдет. От жалости к себе.
- Хочешь знать что он сделал? - Алиса рывками и рваными движениями развязала корсет своего платья и он упал под ноги. Легкое нежное платье соскользнуло с тела баронессы, словно все время только и ждало этого момента. Нижнее платье так же упало под ноги. - Вот что он сделал, - уверенно и гордо бывшая герцогиня смотрела прямо перед собой, но ни в коем случае не на лорда, избегая его взгляда. Ее кулачки сжались от ожидания слов Голдена, губы были плотно сжаты, но предательски подрагивали, а обнаженная грудь вздымалась часто, передавая волнение Алисы.
Ее тело было покрыто сильными фиолетовыми подтеками: грудь, шея, особенно неприятно теперь смотрелись аккуратные округлые бедра, на которых яркими почти черными пятнами виднелись следы пальцев Константина; ноги баронессы так же были покрыты редкой россыпью синяков - удары о мебель, грубые прикосновения, все тело было одним полем боя. Алисе было противно от самой себя и от того, что впервые ее столь совершенное тело предстало перед ее любовником, так трепетно и с такой нежностью относившимся к ней. Теперь она не была столь привлекательна и сексуальна...
- Я не в безопасности, Голден, - холодным голосом прошептала Алиса.

0

8

Кажется, он потерял дар речи. На мгновение, но долю секунды душу окутало липкое, смрадное облачко страха, тут же испарившееся, оставив неприятное послевкусие на языке. Ночной волк, с которым был связан Уитом Фитц, называл его "лишенным запаха". Неужели физические изменения, происходящие с его телом, а очевиден факт, что он темнеем с каждым голом, отражаются и на этой особенности его физиологии? Но все личные переживания померкли, когда мужчина увидел тело любимой. Прекрасное, пропорциональное, желанное... изуродованное грубыми пальцами мужа. Ладони сами сжались в кулаки, и Голден с удивлением услышал собственный тихий, подрагивающий от сдерживаемой злости:
- Твой муж не в безопасности.
Что делать? Хвататься за меч и идти протыкать мерзкого барона? Глупо и опрометчиво. Как бы хорош не был лорд из Джамелии на политической арене, как ловко бы не играл словами, каким бы физически сильным и выносливым ни был, но совладать с человеком, отдавшим свою жизнь охоте вряд ли бы смог. Ждать? Копить гнев, чтобы в нужный момент выплеснуть на голову Константину? Гораздо умнее и выгоднее, но совсем не честно. Мужчина поймал взгляд Алисы и оставил рассуждения о мести на потом. Сейчас ей нужны были не дуэли и ссоры, не явное провоцирование конфликта, а... Олмер быстро подошел к бывшей герцогине, нежно коснулся кончиками пальцев ее плеч, стараясь на потревожить ни один кровоподтек, ни один ушиб. Нежно коснулся губами ее затылка.
- Ты все равно самая красивая. Самая желанная, - движения губ щекотали тонкую, нежную женскую кожу шеи.

+1

9

В успокоение истерзанной души Алисы Лорд Голден мог сказать все, что угодно, но ни одно его ласковое слово не решит ее проблем. Муж никогда не поверит, что ребенок от него, а не от любовника жены, не перестанет избивать ту и насиловать. Ранее Алиса тоже нередко приходила с синяками на теле, но они с Олмером договорились не обсуждать это, хоть девушка видела и чувствовала как каждый раз при виде обнаженного тела своей любовницы в неприятную черную раскраску синяков, его кулаки сжимались, он тяжело дышал, раздувая ноздри и часто стискивал зубы так, что нежный и настырный язычок любовницы не мог заставить их разомкнуться.
Сейчас же злость вскипела в Голдене с новой силой и ране лишь неуверенно шевелящийся вулкан теперь сотрясся в неизбежном пробуждении и взрыве. Алиса была уверена в этом человеке, доверяла ему всецело и полностью, она знала, что тот при желании решит любую ее проблему, но она до сих пор не могла простить ему ужасную ошибку - его медлительность и нерешительность. Ах, если бы несколько месяцев назад этот мужчина просто попросил ее руки у королевы или ее отца... отец бы с радостью выдал дочь за советника королевы, но сама Ева Видящая была бы, конечно, против и вряд ли бы позволила этот союз. Но они бы справились, смогли... Но нет, Голден ничего не сделал. И теперь им обоим стало еще сложнее. ДО смерти сложнее.
Алиса открыла рот, чтобы что-то сказать, но с ее губ сорвался лишь тихий выдох и она обмякла в руках мужчины, доверяясь ему. Прикосновения к коже бодрили, а от места мимолетного прикосновения губ на шее по всему телу пробегали маленькие молнии, покалывая кожу и заставляя ту покрываться мурашками. Это было даже по-детски мило и приятно...
- Лорд, - Алиса зарылась носом в шелковистые волосы Лорда, приподнявшись на носочки. Ладошки сжали темную рубашку на спине мужчины. - Он убьет меня, - прошептала женщина с замиранием сердца и сама удивилась как хрипло прозвучали эти слова, как она ими буквально подавилась, утопая в страхе. Но она не боялась этих слов. Она слишком устала бояться.

Отредактировано Алиса Наваррская (2011-06-30 01:39:13)

+1

10

Титул стал заменой имени. Но никогда еще он не звучал так... умоляюще, испуганно и одновременно с этим страстно. Куда там всем придворным просителям и лизоблюдам до Алисы! Мужчина провел руками по спине чужой жены, нежно касаясь кончиками пальцев линии позвоночника - от лопаток до крестца и обратно, медленно, чтобы не потревожить свежие синяки и ссадины.
- Или я убью его, - прорычал обычно спокойный, рассудительный и миролюбивый советник королевы. Страсть меняет людей, калечит жизни, заставляет переступать черту. И сейчас Голден был полностью во власти этого пагубного чувства. Близость желанного тела, страх любимой души, факт насилия ненавистного мужчины, - куча поводов отдаться страсти, сорваться с привязи и... - Он никогда больше не посмеет тебя ударить.
Когда кружиться голова, когда подрагивают руки, когда подламываются ноги, а взгляд туманится и уже нет ни одной сторонней мысли в голове, когда желание, страсть, гнев овладевают душой, остается только повторять имя той, кто вызвал эти черные, чужие золотистой душе Голдена. Поцелуй был страстный, требовательный, но недолгий.
Мгновение прозрения - избитая, перепуганная, несчастная, Алиса искала не физической близости, а поддержки и защиты. И мысль эта заставила лорда из Джамелии устыдиться своего страстного порыва. Мужчина отстранился и набросил на плечи любовницы свой же небрежно сброшенный на пол камзол.
- Прости... я дурак.

0

11

В этот день любое прикосновение казалось Алисе враждебным, болезненным, словно все ее тело было напряженным сгустком нервов, прикосновение к которому было похоже на разряд молнии в грозу. Но руки Голдена были мягким теплым дождем по ее коже, успокаивающим теплом.
Алиса чувствовала как напрягается тело любимого, как он каждой клеточкой уже рвется набить Кнстантину лицо. И, в общем-то, стоило бы его отпустить, закончить сей цирк из розовых соплей и решать очередную проблему, но уже так надоело это... Алиса на долю секунды доверилась теплым рукам и нежным обещаниям, забыла про то что она сильная и смелая, а стала в объятиях Лорда слабой и беспомощной. И...
Этот поцелуй был полон страсти и требовательности. Женщина сильно зажмурилась и чуть нахмурила брови, словно бы ей было неприятно целовать любимого мужчину. Впрочем, сколько можно повторять это "любимый"? Еще не доказано, что холодная, высокомерная, эгоистичная змея-Алиса способна испытывать это воспетое менестрелями чувство.
Она отстранилась и посмотрела на Лорда.
- Нет, ты не дурак, - баронесса обвила руками шею мужчины и, пытаясь забыть про боль, прижалась к нему всем телом, но на этот раз не нежно, не ища защиты, а желая близости. С ее плеч соскользнул камзол - прижиматься к сильному и безумно красивому телу Олмера было куда приятнее обнаженным телом.
Алиса потянулась вновь к губам мужчины. Он начал эту игру и знал, что теперь назад дороги нет, просто нужно довести это до конца. Поцелуй на этот раз был долгим, страстным, с отрывистым дыханием и настойчивыми ласками. Женщина вцепилась ладошкой в волосы своего любовника и слегка массировала кожу головы и основания шеи. Шаг назад и они чуть ближе к холодной стене комнаты, которую Алиса практически физически ощущала за своими лопатками. И как только ее спина ощутила болезненное, но расслабляющее прикосновение холодного камня, она оторвалась от губ мужчины и прошептала то, что так и не сказала еще лорду:
- Я беременна.

0

12

Глупая, шальная, смешная своей бессмысленностью надежда с примесью ужаса. Но ведь Олмеру прекрасно известно, что ни одна местная женщина не может понести от него, кроме... но нет, о ней сейчас аристократ вспоминать не будет. Значит... значит... Лорду показалось, что это его приперли спиной к стенке, но только не для того, чтобы одарить поцелует, а занести кулак для фирменного в своей беспощадной подлости удара под дых.
- Уже? - Почему так скоро? Зачем? И... неужели она хочет этого ребенка, потомка и наследника своего озверелого мужа, садиста и маньяка.
И все-таки дурак, не смотря на все заверения любимой, но, увы, чужой женщины.
Голден робко, неуверенно коснулся еще пока плоского, но тоже украшенного синяками живота Алисы, а потом уже смелее погладил его, не решаясь на что-то большее. Как и любой мужчина, не познавший отцовства, он терялся, не зная, как теперь держать себя с беременной женщиной. Черт, Голден даже не знал теперь, уместна и приятна ли его привязанность, нужна ли... И все-таки решился коснуться щеки женщины, пальцами очертить линию подбородка и поцеловать. Для того, чтобы стереть эти ужасные слова, перечеркивающие все?
- Конст... Муж знает? - Логичный вопрос. Если ему известно о положении супруги и он все равно решился поднять руку на нее...

0

13

- Нет-нет, он не знал... - поторопилась оправдать супруга Алиса. Зачем? Константин не нуждался в ее оправдании или опеке. Пусть он и не знал о ее беременности, когда поднял на жену руку той ночью, но прошлые его преступления это никак не оправдывало.
Алиса опустила взгляд и провела кончиками пальцев по несколько грубой коже мужских рук. Как хорошо было рядом с этим мужчиной, и почему судьба свела Алису с охотником, а не со знатным лордом? Быть может она сама и виновата... Столько ненависти к людям с такого юного возраста, такая жажда денег и абсолютная апатия ко всем, кроме себя любимой. Что значат для нее люди вокруг? Игрушки, средства для достижения целей, ненужный хлам, который, использовав, можно выкинуть без сожаления. Игры в эмоции, в участие, в дружбу, в любовь... Только игры, как шахматная партия, в которой Алиса привыкла побеждать.
Были ли настоящие ее чувства к Лорду? Кто знает. Порой Алиса так умело заигрывалась в свои чувства и выдуманные эмоции, что забывала об их искусственной подноготной. Игры становились ее жизнью, так что настоящих чувств она вряд ли испытывала. Придуманная любовь к Лорду ради защиты, уважение к королеве ради своих планов, любовь к отцу ради денег... разве что ненависть к Константину была неподдельной. Буквально первые настоящие чувства, супруг может собой гордиться.
- Он думает, что ребенок... твой, - сдавленно проговорила Алиса, глядя куда-то поверх плеча любовника. - Он приказал собирать вещи и через два дня он меня вышлет, - слабо верилось даже Алиса. Ребенок не Лорда, она докажет это, найдет способ все объяснить... ведь теплота прикосновений Константина горела на ее коже сильнее синяков. Тогда он был другой, особенный... она сможет достучаться до его сердца, исправить эту ошибку и остаться здесь. Она все для этого сделает, ну а пока... - Возможно у нас не так много времени, - фрейлина приподнялась на носочки и жадно поцеловала Олмера, попутно вытаскивая легкую ткань темной рубашки из-за пояса его брюк.

0

14

Оправдывает? Констатирует факт? К драконам! Мужчина привлек к себе Алису, скользя руками по обнаженной спине, по стройным, упругим бедрам, чувствуя мягкость и бархатистость светлой кожи, ощущая тепло, нет даже жар кожи. Любимая, желанная... чужая и одновременно с этим своя.
- Я не могу иметь детей от местных женщин, - с понятной только ему горечью прошептал Голден в черные волосы баронессы, которая могла бы быть герцогиней. - Это не мой ребенок.
Как больно и отвратительно признавать, что ей владел кто-то еще, но было бы странно, если бы Константин отказался от плотской близости с собственной женой в угоду каких-либо моральных принципов или религиозных закидонов. Холодная, здравая логика ранит порой сильнее тупой, старой бритвы. Целовать и прижимать к себе, заново изучая тело, которое уже начало меняться, уже начало нести в себе другую жизнь, заново обретая над ним власть, пусть и временную, пусть и иллюзорную, придуманную самим лордом. Сухие губы коснулись ключицы, прошелестели по шее и замерли на податливых и жадных женских губах. Рубашка - на пол, под ноги, чтобы быть растоптанной неуместным порывом страсти. Зачем делать себе еще больнее, Олмер?
- Он тебя не отошлет. Я не позволю, я тебя увезу с собой, я заберу тебя к себе...
Да, лорд Голден может это сделать. Это вполне под властно королевскому советнику и воспитателю. Константин будет противится и отправится к праотцам. Или в казематы. Или... да плевать, лишь бы подальше от Алисы!
Мужчина подхватил любовницу на руки и понес в спальню. Кровать отказалась внезапно близко...

0


Вы здесь » Горное Королевство » Сюжет «Дворцовый переворот» » [9.08.537] Его спина - моя стена