Горное Королевство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горное Королевство » Сюжет «Дворцовый переворот» » [7.05.537] Это сладкое слово - месть...


[7.05.537] Это сладкое слово - месть...

Сообщений 1 страница 20 из 25

1

Дата: 7.05.537
Время: полдень
Место действия: Олений Замок
Действующие лица: Константин, Скиф Келевра, Алиса Наваррская
Краткое описание ситуации: Константин возвращается домой после недельной охоты. Слуги сообщают, что баронесса отсутствует в поместье уже вторую ночь. Рассерженный мужчина спешит в замок. Услужливый паж признается, что Алиса Наваррская в темнице, он сам видел, как её увели стражники из кабинета Скиф Келевры.

0

2

Константин порой был благодарен своей работе, потому что она позволяла ему находиться в длительном отсутствии дома, а значит, берегла его нервы. В этот раз он вернулся под утро, уставший, он ушел спать в кабинет, чтобы не разбудить жену, да и не особо ее хотелось видеть сейчас. Немного выспавшись и отдохнув к полудню, Тин позвал служанок и приказал им приготовить завтрак и нагреть воды. Так хорошо, когда не нужно это делать самому, а несколько служанок покорно исполняют все приказы…
Константин умывался, когда робкая девчушка, державшая кувшин, вдруг сказала:
- Вы знаете, милорд, госпожа Алиса не появлялась дома уже две ночи, - она полила ему на руки и добавила, - сегодня пошел третий день.
Этот факт не особо тронул мужчину, ведь его жена фрейлина при королеве и остается ей, даже если ту самую королеву похитили.
- Ну и что? – Тин плеснул прохладной водой на лицо, окончательно смывая усталость и сон, - она там часто остается.
«А если бы мы не были женаты, то она и вовсе там жила бы»
Девушка потупила взор, явно сомневаясь, стоит ли продолжать дальше. Она, как все слуги в поместье, знала в каких отношениях семья Наварра, они знали, что Алисе крепко достается от Константина, и уж тем более они слышали их ругань. Наверное, девушка-служанка подумала, что после этого Константин вообще убьет жену. Но присущая ей честность и прямолинейность победила:
- Прошел слух, мой господин, что она в темнице… - служанка замерла, опасаясь реакции хозяина. Мужчина насторожился.
«Еще чего не хватало. Чтобы она еще и так меня опозорила? Ну, уж нет»
Однако в этот раз Константин не стал спешить рвать и метать вокруг
- Откуда этот слух? – вытираясь поднесенным полотенцем, Тин не сводил взгляда со служанки. Та, видимо перепугавшись, вся сжалась и начала сбивчиво лепетать
- Я… Это… Мальчик тем вечером вернулся из дворца и сказал, что госпожа не появится к ужину, потому что повздорила с наместницей и попала в темницу.
Почесав заросший щетиной подбородок, Константин неспешно произнес
- Приготовь мне чистую одежду, я еду в замок.
Коротко поклонившись, девушка выбежала из комнаты…
… Чуть больше, чем через час Константин был уже на подходе к замку. Он знал все потайные тропы от своего дома до дворца и черной тенью быстро преодолел расстояние.
Не мешкая, охотник направился к темницам.
- Я барон Константин Наваррский, я пришел увидеть свою жену – сходу отчеканил оборотень стражнику. Но тот невозмутимо преградил ему путь к двери и сказал, что по приказу наместницы Скиф Видящей не может его пустить без ее разрешения. Сжав кулаки, Константин быстрым шагом отправился на поиски своей старой подруги. Уж она-то точно не станет ему врать и оправдываться, без веской причины не посадила бы Алису под замок. Расспрашивая всех встречных слуг, Тин узнал, что Скифка находится в своих покоях. Оборотень, находясь в очень скверном настроении, толкнул дверь и без стука вошел внутрь
- Давай без церемоний, что она натворила?

0

3

День не задался с утра. Скифка ненавидела всю эту бумажную волокиту, в которой она собственно ничего не понимала. Просто Келевру никто никогда не готовил для этой роли. Она не любила и не умела управлять другими людьми, а уж тем более - целое королевство ей было не по зубам. Её дело простое - скакать галопом на верном коне по просторам, добывать дичь для кухни и ради шкур на продажу. Она любила и понимала животных - лошадей, собак. С большим удовольствием она сейчас предпочла бы помогать на конюшне или в псарне, чем сидеть в этой комнате и пытаться понять стоит ли заверять эти документы или нет.
И самое обидное, что в этой нелегкой доле её не к кому было обратиться. Лорд давно не появлялся в замке, Чейд куда-то запропал, а мерзкий начальник тайной стражи и вовсе вызывал раздражение.

Брезгливо откинув бумаги на стол, она встала со своего места и подошла к шкафу, намереваясь выбрать одежду и провести сегодняшний день со своим волком и Тенью.
В этот момент дверь её покоев распахнулась, и на пороге появился Константин.
- Давай без церемоний, что она натворила?
- Костя... привет, - стало даже немного обидно, что он даже не поздоровался, а сразу заговорил о своей жене.
Скифка поймала себя на мысли, что прошло целых два дня с их ссоры и она совсем забыла об этой змее.
- Надеюсь, она там не подохла, боюсь Константину это не понравится...
- Что натворила? - мысленно возвращаясь к вечеру пятого мая, когда ей пришлось остаться наедине с Алисой, пробормотала она.
- Ты живешь со змеёй, Тин, все, что она говорит, так и сочится ядом, - резче, чем хотелось, проговорила охотница, - да, она баронесса, но это не дает ей право оскорблять других людей и вести себя как царица...

0

4

Двое суток... Две ночи, один полный день...
Алису тошнило от того, как скручивало желудок без еды вторые сутки. Единственное подобие еды - кусок засохшего хлеба, брошенный ей как дворовой псине сквозь решетку, но и подобрать его не дала гордость. Хоть Алиса и понимала, что еще немного, еще пара часов и тогда она не выдержит, сломается, будет просить и умолять.
Губы пересохли без воды, девушка дышала тяжело и бессильно опиралась о холодную стены темницы, словно надеясь выжать из нее капли влаги, который так не хватало эти дни. Несколько глотков воды ей принес Лорд, возможно единственный, кого хоть немного волновала судьба взбалмошной и ядовитой девчонки. Пара глотков за двое суток... Алисе казалось, что вот-вот и она потеряет сознание.
Впрочем, кто бы к ней не приходил, он встречал холодный и полный высокомерия взгляд. Она не будет сдаваться даже в таком унизительном положении, будет до конца держать планку. Она все сможет, она все вытерпит. Иначе она просто погибнет - здесь у нее нет союзников.
Алиса взглянула в проем окна с решетками под потолком, ей в лицо ударил солнечный свет и захотелось во чтобы то ни стало выбраться из крошечной темной комнатки, чтобы оказаться на свободе. Ноги затекли, лицо, некогда припудренное и накрашенное тончайшими красками, теперь было болезненно-бледным. Волосы неопрятными волнами спадали по плечам, скорее делая своей хозяйке одолжение. Одежда, которую баронесса берегла и старалась обходиться с ней бережно, теперь была грязной, голубое платье стало грязно-синим.
- Самовлюбленная дрянь наконец-то доигралась... - то и дело доносились беседы стражников, которые никак не могла отвести взгляд от попавшей в западню дворцовой птичке. - Что же, уважаемая баронесса, ваш острый язычок не принес вам пользы? - этого стражника Алиса еще не видела на посту, потому как все прочие уже успели поглумиться над фрейлиной, отвесив той с сотню колких фразочек. Поначалу они получали достойный ответ, но позже Алиса устала и новые склоки не начинала, лишь поглядывая на стражников как на умалишенных. Толстопузый страж подошел прямо к решетке, напротив которой сидела пленница. - Ух я бы нашел этому язычку должное применение... - и он со всей выразительностью неотесанного плебея просунул сквозь решетку длинный язык, демонстрируя баронессе свои похотливые намерения. Ту чуть не стошнило. Даже поцелуи Константина не казались такими уж мерзкими по сравнению с этой жабой.
- Держи свой язык при себе, глядишь, и мой муж его не отрежет, - рыкнула Алису и голос ее прозвучал ничуть не менее звонко, высокомерно и грубо, чем до заключения. Она опустила полный презрения взгляд ниже пояса стражник и добавила: - Или еще чего.
Страж сплюнул около решетки и удалился к своим сослуживцам под их общий гогот. Хорошо, что никто их них не знал истинных отношений супругов.
Алисе было неясно, откуда взялось это самое желание. Жаление, чтобы именно Константин забрал ее отсюда. Ведь по сути только у него было на это право... Лорд не мог этого сделать, потому что тогда их маленькая тайна была бы раскрыта. Кто еще? Скиф? Нет. Отец? Далеко. Костя?.. Да, пусть, черт возьми, это будет он.

0

5

Не было настроения на долгие приветствия, поклоны и «ах, Ваше Величество, вы так хорошо выглядите сегодня». Константин простой охотник, да и Скифка по сути тоже, тем более они работали вместе. И не только… Поэтому Тин лишь едва склонил голову и на ее приветствие ответил коротким «здравствуй»
Сложив руки на груди, Константин выслушал наместницу и даже не удивился.
- Я живу со змеей по прихоти твоей дражайшей сестрицы, - ох, если бы Еву похитили чуть раньше, до того злосчастного турнира… - Я выбиваю уж нее эту дурь, но, видимо, еще не вся выбилась.
Мужчина нахмурился, надеясь, что Скифка не поймет слова «выбиваю» буквально, ведь даже ему не особо хотелось, чтобы кто-то знал, как он обращается с женой.
- Ладно, я знаю, что у тебя много дел, но стражник меня не пустил. Пойдем со мной,  посмотрим, что моя женушка скажет в свое оправдание.
Тяжело вздохнув, Тин вышел в коридор, ожидая Скифку.
«Сколько же хлопот и неприятностей с Алисой, ей-богу простым охотником жилось проще и спокойнее»
Через пару минут из своих покоев вышла и Скиф. Чтобы сгладить свое грубое появление, Константин подставил ей свою руку, и они направились к темницам. Стражник при виде наместницы вытянулся по струнке, а Константин злорадно усмехнулся, глядя на него. Лучше бы он его пропустил, а то вдруг охотник чего расскажет эдакого.
Вдвоем с девушкой мужчина спускался по лестнице, поддерживая ее, потому как освещение было весьма скудным, и подвернуть ногу здесь ничего не стоило.
Внизу слышалась суета, возможно, смена караула или еще что, но острый слух оборотня услышал разговор и веселый смех охранников. И злобный ответ Алисы. Странно, но пошлая шутка тюремного стражника разозлила Константина. Оставалось две ступеньки и Тин поспешил появиться перед ржущими, как кони, охранниками.
- Если еще раз отпустишь подобную шутку в адрес моей жены, я отрежу твой язык и член и заставлю сожрать. – рявкнул он, прожигая взглядом неповоротливого стражника. Как таких только на службу-то берут?
Константин бросил хмурый взгляд за решетку темницы, в которой находилась Алиса. Бледная, грязная и злая, как сто чертей… или змей.
«Они что, не кормили ее совсем?» Тин перевел взгляд на Скифку, которую до сих пор держал под руку.
- Я понимаю, что она та еще стерва, но воды-то можно было ей дать – это не забота, нет. Лишь беспокойство по поводу того, что жертва быстро погибнет, не испытав всех мук наказания.

0

6

Приподнятая бровь и плотно сжатые губы, вот и все, чем Скифка выдала свое удивление, на слова Константина. Почему-то не верилось, что он мог поднять руку на женщину. Хотя... узнав Алису поближе, обвинять Тина в несдержанности было, по меньшей мере, глупо.
- Ладно, я знаю, что у тебя много дел, но стражник меня не пустил. Пойдем со мной,  посмотрим, что моя женушка скажет в свое оправдание.
- Пойдем, - чувствуя себя даже немного виноватой, отозвалась она.
Стражник темницы стоял по стойке смирно, забавно выпучив глаза, он явно не ожидал, что барон появится здесь снова, да еще и под руку с наместницей Горного Королевства.
Константин любезно помог девушке преодолеть спуск по лестнице, не то, чтобы Скифка была неловкой, но все-таки она не могла отчетливо видеть в полумраке темницы.
- Нужно приказать установить здесь светильники, убиться же можно, - недовольно подумала она, наконец, спустившись с этой чертовой лестницы.
Скифка никогда раньше была в темнице. Она, конечно, понимала, что место это неприятное, но не настолько же. Эти сырые помещения подвала замка, холодные и темные - угнетали.
- Самое то... для змеи... - мысленно отметила охотница.
Издевка стражников была явно лишней, и тот явно не ожидал, что расплата придет незамедлительно.
Скифка не знала, как его зовут, да по сути это и не требовалось. Когда мужчина увидел вошедших, он изменился в лице. Трудно сказать, кого он испугался больше - барона или наместницы, но отшатнулся назад, как будто получил резкую пощечину. Слова Константина вызвали ревность в душе бывшей охотнице и еще больше негатива к Алисе.
- Дверь открой, - холодно велела она стражнику, и тот поспешил исполнить приказ.
- Воды, да, ты прав, но это забота стражи, - Скифка бросила испепеляющий взгляд на охранника темницы.

0

7

Константин... пришел.
Уставшие глаза баронессы непонимающе воззрились на незваных гостей в темнице. Ее супруг и наместница стояли перед решеткой, оба злые и не предвещали пленнице ничего хорошего.
Ну зачем, зачем они пришли? Уж лучше без еды и воды сидеть здесь и отмахиваться от стражи как от надоедливых мух, чем столкнуться с озверевшими Константином и Скиф. А еще по руку... вплыли как на бал, на празднество. Будьте вы прокляты.
Стражник уже шел открывать массивную решетку, когда до Алисы только дошли слова Константина. Заступился? Нет, пожалуй просто так же на дух не переносит грязных жаб, а уж фраза о жене пришлась к слову. Алиса бы никогда не допустила мысли, что ее жестокий и свирепый зверь Константин может принять ее сторону. Он всегда будет выбирать их, светлых и добрых, королевских кровей. А она здесь мешающий фактор, паразит, который питается нервами Константина, Скиф и любого другого, кто имел неудачу заговорить с вредоносной рептилией.
- Воды, да, ты прав, но это забота стражи.
Ответом был тихий утробный смешок. Алиса медленно, опираясь о стену поднялась на ноги и выпрямилась, пытаясь в своем проигрышном положении выглядеть достойно и гордо. Голос Алисы звучал хрипло и казалось, что несколько камней гоняют по дну деревянной бочки:
- Приказам королевы первое время мне не давали еды и воды. А потом "первое время" затянулось. Видимо,королева была слишком занята, чтобы позаботится о куске хлеба для своей фрейлины, - почтительный реверанс, сделанный насмехающейся баронессой чуть вновь не перевел ту в горизонтальное положение. Глаза не блестели как раньше, но смотрели из-под нахмуренных бровей и с вызовом. Алиса ненавидела здесь каждого.
Взгляд фрейлины перемещался с супруга на наместницу, она пыталась понять кого же боится больше, а кто бы смог быть к ней более милостивым: то ли простая женщину, в сердце которой еще сможет остаться сострадание, то ли мужчина, чьей супругой она являлась. Однако после несложных умозаключения, Алиса пришла к выводу, что союзников у нее среди этих двух нет. А страж, который бы отдал полцарства и коня впридачу только за то, чтобы засунуть свой язык в рот знатной дворянки, был лишь пешкой в этой игре.
И нет, все же взгляд падал на Константина, задерживаясь на его нахмуренных густых бровях. Пусть насилует, пусть бьет, но пусть только заберет из этой помойки!
- Пришел поглумиться над женой, барон? - прохрипела Алиса.
Ее вид был крайне плачевный... бледная, грязная, глаза уставшие, под ними синяки, руки дрожат от холода и сырости, платье теперь годилось только на мытье полов, на лбу ссадина. Но Алисе было не до жалости. Она, хоть и покачиваясь, смотрела прямо перед собой, вскинув подбородок и выпрямив затекшую спину. Но не такая уверенная, как раньше.

0

8

Сжимая челюсти от накатывающей злости и неловкости за жену, Константин блуждал взглядом по темнице, пока один из оробевших и притихших стражников открывал замок.
Не отпуская Скифки, оборотень шагнул в камеру. Хмуря брови, он осмотрел свою жену.
- Значит, по указу королевы… - скорее сам для себя, чем для окружающих пробормотал мужчина.
Как же он ненавидел эти женские разборки. Но больше всего он ненавидел упертость обеих сторон и тогда хоть поубивай всех, но мира не будет. Но если Скифка пока еще молчала, то Алиса поспешила всем показать свою неуязвимость и гордость.
- Алиса, перестань. – нервное напряжение дает о себе знать, и Константин едва ли не взмолился. – ты не в том сейчас положении, чтобы язвить – в его взгляде мелькнуло сожаление о том, что его жена так себя ведет и он пришел сюда слушать, как ее отчитывают, будто нашкодившего ребенка ругает учитель перед родителем – неужели ты предпочтешь сдохнуть вместо того, чтобы просто промолчать?
Как же надоел этот цирк! Что дома, что во дворце – одно и то же. Глупая женщина никогда не думает о том, что говорит до того, как загреметь в темницу или быть изнасилованной разгневанным мужем.
Неужели с таким характером и манерой поведения он хотела найти богатого и влиятельного мужа в королевстве? Зачем? Чтобы позорить его? С такими выходками ее богатенького муженька быстро лишили титулов и отправили на рудники, а ее отправили бы с позором домой, и то в лучшем случае. Так что можно сказать, что брак у нее сложился удачный, ведь муж был в хороших отношениях и с нынешней правительницей Королевства и с прошлой, и умел держать язык за зубами, когда надо.
До сих пор продолжая неосознанно держать Скиф под руку, Константин впервые пожалел, что не женился на ней. Когда всему Королевству стало известно, что Скиф Келевра является законным претендентом на трон, Тин тоже был поражен, но и тогда не думал о свадьбе. И до сегодняшнего дня Тин жалел, что вообще женился, но теперь даже как-то странно было вспоминать, что всего пару месяцев назад не носил обручальное кольцо на безымянном пальце.
- Я пришел забрать тебя, но сначала хочу разобраться в чем было дело. И если понадобится – Константин потер свободной рукой висок, - ты понесешь наказание, которое назначит правительница Королевства. Итак, я слушаю.
Барон надеялся, что уже хоть кто-нибудь ему расскажет всё.

+1

9

Как и следовало ожидать, фрейлина устроила очередной спектакль. Пожалуй, она могла бы стать актрисой, но угораздило же родиться аристократкой. В камере, где находилась Алиса, было темно и сыро, Скифка поежилась и чуть плотнее прижалась к Константину, правда только плечом, но это все-таки было лучше, чем стоять вот так, затравленно смотря на других, как это делала Алиса. И пусть та изображала из себя надменность и величие - здесь, в этом подземелье это выглядело весьма жалко.
Скифка терпеливо молчала, пока Тин отчитывал свою жену. Надо сказать, что подобный тон по отношению к фрейлине, охотницу даже порадовал. Чувство ревности стало не настолько острым, как в первое мгновение, когда они услышали издевку стражника.
Наконец Скифка заговорила:
- Фрейлина… Фрейлина королевы, - сделав ударение на последнее слово, продолжила – не имеет право вести себя как торговка на рынке, откуда столько злобы, ненависти, яда и презрения, - это прозвучало вопросительно.
- Не знаю, как это терпела Ева, но я греть змею на груди не собираюсь, - бросив виноватый взгляд на своего спутника, она добавила, - прости, Тин, если задела, я понимаю что она твоя жена… но… ты знаешь, я человек не конфликтный, но скалиться и оскорблять меня я никому не позволю, - она все так же стояла рядом с охотником, держась за руку.
- Наказание? Да, Тин, я считаю, что это единственное, что она заслужила в последнее время, - решительно проговорила она.

0

10

Наказание... эта мямлящая дрянь еще говорит о наказании, когда уже оставила Алису без воды и еды в темном сыром подвале своего шикарного замка, когда сама нежилась в шелках и, скорее всего, объятиях Константина.
Наказание, которое вынесет правительница королевства... Правительница! А не облезлый щенок-ублюдок, который не достоин даже нюхать подол моего платья. Эта шавка всю жизнь плелась за спинами таких как мы, аристократов, всю жизнь знала лишь жесткость пола и дряной вкус лесного корма. Кто ты такая, чтобы тявкать на меня, дочь герцога Фарроу, а, сука? Оправдываешь перед моим мужем, знаешь что поведение твое не достойно поведения правительницы... О, Еве хватало мудрости не тратить свое внимания на такую змею как я, за что она и заслужила мое уважение. Но не ты...
Алиса, словно произносила всю эту пламенную речь вслух, глубоко вдохнула холодный воздух, пропитанный запахом сырости и гнили.
Личные амбиции превращают тебя из плохой наместницы в отвратительную. Любовь к Константину и месть мне? За то что я его жена?
На губах баронессы появилась улыбка, словно она раскусила Скиф, нашла ее слабую сторону, раскрыла секрет... Ну конечно! Как она прижимается к ее супругу, как смотрит на него и как ненавидит Алису. Дело могло быть лишь в простой женской зависти и злости... Ее голос, тихий и хриплый, зазвучал обреченно и даже осуждающе:
- Ты заперла меня на двое суток в темнице... без еды и воды... - Алиса покачала головой и уперлась спиной в стену. - А теперь, сытая и довольная, приходишь ко мне и требуешь еще наказать меня. Что же, давайте, вы оба, - женщина слегка приподняла брови, она знала что если Костя захочет, то так и будет, ей не избежать наказания. Скифка по сравнению с ним была лишь пешкой, прыгающим у ног щенком. - Ты мстишь мне за него, верно? - она словно рассуждала вслух, разглядывая парочку своих палачей. Баронесса кивнула в сторону Константина. - Нет, все-таки ты не можешь быть полной идиоткой, чтобы лишь из-за слов служанки впадать в такую ярость, верно? Ты злишься, что я стала его женой, а не ты... - Алиса улыбнулась так, словно разговаривала с ребенком. - А ты... - она перевела взгляд на мужа. - А тебе просто нравится это, да? - Алиса вряд ли заметила, как вжималась в стену все сильнее. Возымеют ли ее слова силу? Убьют ее на месте или будут заставлять долго мучиться? Страх сковывал все тело... Жаль, что не язык.

+1

11

Скифка с улыбкой на губах, которая, кстати, не предвещала ничего хорошего заключенной фрейлине, смотрела на свою пленницу, понимая, что та сейчас настолько беспомощна и ничтожна, что не заслуживает траты времени.
- Правители благосклонны... правители тратят время на мелкие пакости и злобу других, без этого нельзя, спасибо за урок, Алиса, - что-то ядовитое скользнуло в голосе охотницы, когда она произнесла имя.
- Мстить тебе? - она усмехнулась, - я не опускаюсь до подобных низостей, баронесса, как говорится - по себе людей не судят. Будь ты на моем месте, несомненно, ты бы мстила, но я не такая, - наверное, это и называлось превосходством, когда человек понимает, что победа остается за ним, а у противника даже нет шанса хоть как-то отыграться.
- Служанки, ты права, всего лишь простая служанка, заслуживающая чистить сапоги лакеев, не более того, но, тем не менее Эда пошутила над тобой, позволяя родиться в семье аристократа. Кстати... сомневаюсь, что ты вообще его дочь, - Скифка имела ввиду отца Алисы, - как и любой герцог, он наверняка был не прочь позабавиться с чернью, да и в Фарроу распространено рабовладение. Будь ты родной дочерью графа, знала бы, что такое честь, воспитание, умение вести себя в обществе, а так... - договаривать смысла не было, все это было сказано с заметной долей презрения в голосе.
- К сожалению, моя сестра, по незнанию обрекла хорошего человека на жизнь с ядовитой змеей, а я... попробую хоть немного исправить допущенную ошибку...
Казалось, что девушки в темнице и вовсе забыли о присутствии здесь третьего - Константина.
- Итак, на чем мы остановились? - щелкнув пальцами правой руки, она немного склонила голову набок и прищурилась, - чтож... - выждав паузу, продолжила... – думаю, двадцать плетей будет достаточно... Константин, ты имеешь право выбрать место - пороть на людях, или в закрытом помещении и то, чем будет исполнено наказание, - как будто речь шла о перестановке мебели в комнате, проговорила она.

0

12

«Боги, избавьте меня от этого всего» думал Константин, слушая перепалку девушек. Надоела ему дерзкая жена, надоели вечные проблемы из-за нее, надоели жалобы и жалующиеся на нее. Мужчина, кажется, достиг максимальной точки напряжения и его терпение лопалось.
Тин тысячу раз уже пожалел, что пришел лично, а не оставил Алису в темнице на перевоспитание. Рассержен он был отчасти и на Скифку. Несмотря на то, что сам охотник применял весьма жестокие методы воспитания жены, но морить голодом и холодом никогда даже и не думал. Кто знает, специально или нет это было сделано, но факт остается фактом, даже несмотря на то, что Скиф и правда могла забыть.
«Про Алису-то забудешь…»
Мужчина было отвлекся уже от их перепалки, пока дело не коснулось щепетильной темы – связи его со нынешней правительницей Горного Королевства. Алиса ничего не знала о давнишнем их приключении в лесу, поэтому, скорее всего, сделала подобные выводы только из-за того, что они пришли под ручку. Охотнику было бы интересно услышать ответ Скиф на этот выпад, но девушка почти не обратила на это внимания, предпочитая прицепиться к словам о служанке. А дальше уже пошли скорее оскорбления. Константин сжал челюсти, выслушивая, как его жену называют, мягко говоря, незаконнорожденной. Это не делало чести не только Алисе, но и ему, ведь они были супругами, а что касается ее, то касается и его самого. Мужчина не сводил взгляд с Алисы, в его голове начали проскакивать мысли, что ему даже ее жаль. Если бы они были наедине, то он, возможно, пожалел бы ее, но сейчас он не мог показать слабость, чтобы не потерять приближенного положения при Скифке. Блуждая взглядом по грязной одежде Алисы, охотник слушал то, о чем говорила Скиф. Но когда Тин услышал какой расклад, то встрепенулся.
- На людях? – напрягся мужчина – чтобы опозорить меня на все Королевство? Нет. – отрезал он, подняв тяжелый взгляд на Алису. – Пусть все закончится уже здесь.
Обернувшись на притихших, но внимательно наблюдавших за всем происходящим стражников, Константин добавил:
- Этих только выгнать.
Вновь взглянув на Алису, Константин понял, что двадцать плетей та не выдержит, слишком ослабла, хоть и хорохорится.
- Десяти плетей хватит. Я не хочу стать вдовцом без наследников.
Глупое оправдание такого послабления, но нужно же было что-то сказать.

0

13

Скифка мало походила на придворную даму... Эти склоки, ее речь подошла бы больше для пьяной драки в трактире, но никак не для речей правительницы. Умение вести эту тонкую женскую вражду, пропитывать слова ядом, издевкой, тонким лезвием ранить и ранить врага - это целое искусство, которому учатся с самых ранних лет проживания в стенах дворцов или знатных поместий. Не кидаться на врага столь рьяно и пылко, а изводить его день за днем, испытывать на прочность. Это была не только вражда, акцентированная на обязательном уничтожении врага, это была целая игра. Алиса бы никогда не желала смерти Евы, к слову... С Евой это было более чем забавно. Ей было интересно проигрывать, ждать следующего хода, самой подставлять ту, порой брать верх, но главное - такому врагу можно было проиграть. И это было красиво и достойно. Алиса бы очень огорчилась, если бы Ева так и не вернулась в замок. Потому что это с этой мужеподобной Келевра у нее не было шансов на интересную вражду.
Но от внутреннего посмеивания над словами наместницы ни осталось и следа, когда речь зашла о наказании. Что? Плети? Алиса еле держалась на ногах, лишь только видом пытаясь показать, что ее дух не сломить, но на деле-то! Двое суток без еды и воды... и теперь двадцать плетей. У пленницы перехватило дыхание, а глаза стали огромными. И лишь только она открыла рот, чтобы кинуть в Скифку еще парочкой ядовитых фраз касательно предстоящего наказания, чтобы, видимо, усугубить свое положение еще больше, как голос подал ее супруг.
Десять плетей... ну хоть не на людях. Возможно, мой супруг не безнадежный кретин.
Легче конечно от всего этого не стало. Алисе было плохо, больно, желудок скручивало, голова болела, ранка на лбу периодически кровоточила, ноги были ватными. Зато язык и достоинство не пострадали, что и демонстрировала пленница.
Да я лучше умру в подвале среди крыс, чем рожу тебе наследника.
Алиса с такой дикой ненавистью посмотрела на Константина, что, кажется, пыталась раздавить его долгим тяжелым взглядом.
Ненавижу тебя.
Алиса вскинула голову и посмотрела куда-то за головы своих палачей.
- Как прикажите, ваше величество, - она откинулась на холодную стену, приложившись к ней затылком. - Но не думаю, что моя смерть оставит вас с Константином друзьями.

0

14

Скифка и сама не заметила, как отошла от Константина на пару шагов, приблизившись тем самым к Алисе. Если бы кому то со стороны пришло в голову дать в руки этим троим ленты разной длины, и соединить, то получился бы треугольник.
- Не здесь, для этого есть специально отведенные комнаты, - честно сказать, охотница всего раз была в комнате допросов, когда ей, как наместнице делали экскурсию по замку, и комната эта внушала страх. А вот сейчас она сознательно решила отправить Алису именно туда, в тайне желая, чтобы фрейлине действительно было страшно... И не только страшно, но еще и больно... Баррич как-то сказал ей, что за все в этой жизни приходится платить... Вот и сейчас - Алисе за дерзость предстояло пережить телесное наказание.
Она выслушала то, что сказал Константин, глядя на заключенную фрейлину, а затем повернулась и посмотрела в глаза своему любовнику. То, что он говорил, больно ранило душу охотницы. Да - это была ревность. Злость в порыве ревности рвалась наружу, но Скифка, скрипнув зубами, продолжала держать себя в руках. По крайней мере, ей та казалось.
- Почему... ну почему?! Она защищает её? её... ту, из-за которой она - Скифка никогда не сможет стать его женой... А охотница ведь в тайне мечтала об этом, мечтала быть его единственной... А теперь... Все мечты были разрушены...
- Десяти плетей хватит. Я не хочу стать вдовцом без наследников.
Вдох, выдох... Сглотнув комок, подступивший к горлу, она резко отозвалась:
- Мы не на рынке, Константин, следуйте за мной, - резко и зло проговорила она. Келевра поспешила к выходу, едва не задев плечом барона, толкнула дверь, та не поддалась. Толкнула еще раз, и только затем дернула ручку на себя и смогла покинуть камеру.
- В комнате допросов свободно? - это уже было адресовано стражнику, сидящему за небольшим столиком.
- Да, Ваше Величество, - тот встал со своего места, и поспешил отворить дверь подземелья, ведущую на лестницу в Олений Замок.
- Нам сюда, - поднявшись по ступеням, Скифка свернула направо. Они шли по коридору еще довольно долго, прежде чем наместница остановилась у нужной двери. Порывшись в кармане, она извлекла небольшую связку ключей и отворила дверь.
- Разведи огонь, Тин, - это выглядело как приказ, девушка указала рукой на камин. Сама же Скифка используя кремень, зажгла лампы, которые не слишком хорошо освещали комнату. Сейчас она не обращала внимание на то, что комната допросов выглядела весьма мрачной. Единственное окно, напротив двери было закрыто ставнями и решетками. Около окна большой письменный стол, за ним кресло и деревянный стул напротив. Возле камина два кресла. Зачем они в этой комнате для Скифки было загадкой, но в этой ситуации они были весьма кстати. У противоположной от камина стены, а если точнее, то в трех шагах от нее - стояла колодка. Недалеко от нее до самого пола свисала широкая цепь.  Если обернуться к двери, то можно увидеть довольно большой шкаф, скорее похожий на те, кто использовали в конюшнях для хранения уздечек хлыстов, кнутов и прочей амуниции. Тут он был использован почти по такому же назначению – внутри можно было обнаружить разнообразные плети, кнуты, веревки разной длины и толщины, наручники, и другие принадлежности для допросов.
- Нус… раздевайся, - приказала она Алисе, не сводя глаз со своей пленницы. Она представила как это унизительно для леди – находиться в подобной ситуации.

0

15

Любовь – одно из самых глупых чувств, потому что любовь ослепляет человека, делает его злым, толкает на жестокие поступки. Как сейчас, например. Скиф дала этому чувство возможность увести себя на скользкую дорожку. Она хотела теперь отомстить Константину за внезапно проснувшееся беспокойство о жене. Константин был в смятении, он не подозревал, что в их со Скифкой отношениях все намного серьезнее. Злость, ревность, любовь – все это прочитал мужчина во взгляде девушки, когда их глаза встретились. Добавляла тяжести к создавшейся ситуации неприязнь Скиф к Алисе, поэтому попытка Константина смягчить наказание провалилась. Более того, наместница разозлилась еще больше. Вернул из раздумий Константина лишь скрип двери и голос охранника. Едва Скифка вышла из камеры, в нее вошел тот саамы охранник и подхватил Алису. Тин проводил их взглядом и только потом вышел сам и направился за всеми. Вновь лестницы, вновь неизвестные коридоры и комнаты. Здесь он никогда не был, ровно как и в этой части замка. Это его не касалось, Константин ведь был всего лишь охотником.
Когда они наконец пришли, оборотень поспешил избавиться от стражника, кивком головы дав ему понять, чтобы тот проваливал прямо сейчас, если хочет жить. Мужичок оказался понятливым и поспешил скрыться во мраке коридоров. Непроизвольно Тин подтолкнул Алису внутрь комнаты допросов, куда вошла Скиф. Света от зажженных ламп едва хватало, но оборотню не требовался свет, чтобы разглядеть напряженные и рассерженные лица двух девушек.
Из-за растерянности и кипевшем в нем самом раздражении из-за того, что им командует двадцатилетняя девчонка, Константин не спешил исполнить приказ и разжечь камин. Он стоял в дверях, преграждая Алисе путь, если вдруг она решит совсем погубить себя бегством.
Обернувшись, Тин закрыл за собой дверь. Скрип и громкий стук железной двери раздался практически одновременно с еще одним приказом Скифки, но уже адресованном Алисе. Константин резко обернулся, отыскав в тусклом освещении фигуру правительницы Видящей.
Он смотрел на Скифку, безмолвно спрашивая «Что ты собираешься делать?»
Вся эта ситуация все больше и больше не нравилась охотнику. Не будь Скиф наместницей королевы, он бы сейчас выпорол бы обоих, чтобы прекратили спектакль. Уж больно Скиф заигралась в королев, а Алиса слишком много болтает и не знает меры.
«Две упрямых глупых девчонки» зло подумал оборотень, шагнув к камину и сверля взглядом то одну, то вторую. Обойдя кресла и присев, мужчина кинул пару поленьев, к счастью, сухих в камин и чиркнул камнем, лежавшим рядом. Огонь быстро заиграл на древесине, и мрачную комнату слегка озарило занимавшееся пламя.
Тин встал в полный рост. Он пытался предугадать, что случится в следующий момент, на что будут готовы обе девушки.

0

16

Руки, закованные в кандалы, беспомощно опустились, когда Алиса и ее палачи оказались в этой страшной комнате. Фрейлина была не из тех девушек, которые хоть и росли в атмосфере аристократического спокойствия, но могли в любой момент надрать любой крепкий зад обидчику. Алиса была просто девушкой, дочерью герцога, главной целью в жизни которой было удачно выйти замуж и занять место в светском обществе. И все, что открывалось ей теперь, вся ужасная сторона светского общества, пугало девушку до дрожи.
Ее глаза скользили по мрачному камню стен, по шкафу с весьма пугающими инструментами... Как же ей хотелось оказаться далеко от этого места! И подальше от Константина и Скиф Келевра! Все должно было обернуться для нее иначе, это не ее жизнь.
Наместница была явно взбешена еще сильнее прежнего, а вот о настоящих чувствах Константина приходилось лишь догадываться, потому как Алиса слишком плохо знала этого человека, пусть он и был ее супругом, чтобы разобрать что значит это нахмуренное смятение на его лице.
- Нус… раздевайся.
Алиса непонимающе воззрилась на Скиф. Хотя почему непонимающе? Возможно она до последнего еще надеялась избежать жестокого наказания, добиться чего-нибудь своими словами, но явно все было впустую, раз даже Константина пресекли в попытках смягчить приговор. Слова бы вряд ли еще что-то могли сделать, а потом Алиса высоко вздернула подбородок и крепче уперлась шатающимися ногами в пол. Ее бледные руки, позвякивая кандалами, стали стягивать пояс и развязывать красивые... некогда красивые ленты платья. Немигающим злы взглядом Алиса смотрела на Скиф Келевра, изображая на своем лице непроницаемую злость и гордость. Пусть будет так, зато она гордо вынесет наказание.
Верхнее платье тряпкой опустилось под ноги фрейлины и она осталась в полупрозрачном белом одеянии. Баронесса, тяжело и надрывно дыша от подступающей ненависти и волнения, готовых сорвать на крики и панику, бросила взгляд исподлобья на своего супруга, словно спрашивая у него разрешения раздеться до гола. Но не дожидаясь от того ответа, Алиса, все так же глядя на супруга, стащила с плеч нижнее платье, рухнувшее под ноги. В ее взгляде, адресованном Константину, читалось прямое "Это твоя вина".
- Не томите, - рыкнула Алиса, опустив руки в железных обручах.
Она смотрела на Скиф с вызовом и даже легкой ухмылкой, которая должна была придавать ее виду уверенность и гордость. Алиса выпрямилась. Она никогда не стыдилась своего тела. Что уж там, Константин предпочел Скиф именно ее тело.
От таких мыслей к Алисе прибавилось сил.
- Только знай... Что бы ты ни сделала, а он все равно предпочтет выбрать мое тело, чем твое. Ведь я его жена, - наверное самое последнее, что догадалась вымолвить Алиса, перед тем, как окончательно приготовить себя к предстоящей боли. Пусть уж последнее слово останется за ней.

Отредактировано Алиса Наваррская (2011-08-05 18:54:45)

0

17

Скифка снова осматривала эту комнату, будто хотела запомнить каждую деталь, каждую мелочь и каждое мгновение. Зачем это нужно она и сама не знала. В горле было непривычно сухо, и в тоже время, был неприятный привкус соли, которому и взяться то было неоткуда.
Звякнули кандалы - фрейлина начала неспешно избавляться от одежды. В наручниках, правда с достаточно длинной цепью, это было сделать совсем не просто, но делать её жизнь проще - Скифка не собиралась. И откуда в ней столько жестокости и злости, она сейчас не узнавала сама себя.
Наместница оценивающе посмотрела на обнаженную пленницу. Это было даже красиво - изящная, стройная, хрупкая на вид девушка, стоит перед ними без одежды, закованная в наручники. Отблески огня в камине освещали тело пленницы. Скифка приметила несколько синяков, которые нельзя было назвать "свежими", с удивлением перевела взгляд на оборотня. В другой ситуации она бы, наверное, испугалась, ведь Скифка и подумать не могла, что Тин способен сознательно причинить боль девушке. А тут - следы побоев на теле его собственной жены... Но ревность и злость, что он достался Алисе, уничтожили в Скифке последние ростки доброты, с которой та бы могла относиться к фрейлине. В какой-то мере Келевра даже перестала воспринимать жену своего любовника за человека. И ей было, не жаль, что муж так с ней обращается.
Подобно хищному зверю, она подошла ближе, а затем обошла свою "жертву" по кругу, замечая все новые следы жестокости оборотня. Их глаза встретились, когда Скифка остановилась сбоку от Алисы.
- Не думала что ты такой... - разочарование? страх? непонимание? нет... скорее это было удивление, которое она решила отложить на потом. Быть может, у них с Константином еще получится  поговорить об этом.
- Я вижу, как он любит твое тело... - если Алиса думала, что Скиф позволит той выиграть эту словесную дуэль, то та заблуждалась... - или ты, подобно некоторым крестьянкам думаешь - бьет, значит, любит? - хмыкнула наместница.
Скифка вернулась к шкафу и несколько минут подбирала оружие наказания.
- Это подойдет, а, Тин? - в руках Скифки был кнут, похожий на те, которыми пользовались кучера, когда правили тройкой или четверкой лошадей. Похожая на змею кожаная лента, длиной примерно в полтора метра и не широкая рукоять удобная рукоять. Девушка даже залюбовалась оружием.
- Знаешь, мне было бы жаль ударить этим лошадь... - неожиданно проговорила она. Девушка перевела взгляд на незащищенную спину Алисы, и новая волна злобы стала подниматься в душе, - но для змеи змеиный кнут вполне подойдет...

0

18

Константин не сразу сообразил, что если Алиса обнажится, то будут видны ее синяки и другие последствия их «семейной» жизни. Однако, поздно – платье соскользнуло с тела пленницы так стремительно, что Тин даже удивился этой скорости и покорности Алисы.
«А дома я раздеваю ее с руганью, побоями и силой» отстраненно подумал он, пробежавшись взглядом по жене. Тин стал наблюдать за гордой пленницей, готовый в любой момент заткнуть ее, если она снова откроет свой ротик. Так и случилось, но от новой наглости даже у Константина не нашлось сразу слов. Мужчина хотел было вновь разозлиться и рявкнуть, чтобы Алиса заткнулась и не решала ничего за других, тем более она знала, что ее тело принадлежит ему из-за того, что они женаты и выбора-то и не было. Но взгляд оборотня встретился с удивленным взглядом Скифки. Она все увидела. Оборотень забеспокоился, как бы это все не навлекло беду и на него самого. Но ведь законы семьи гласили, что в доме главный муж, а жена хранительница очага. Алиса не была ни хранительницей, ни чем-то даже близким не напоминавшим ее. Даже женой ему она приходилась только де-юре, а де-факто они с Константином были чужими людьми, которые вынуждены делить этот самый семейный очаг. Только Алисе все не жилось спокойно, поэтому Тину приходилось успокаивать ее. Ремнем и руками.
Мужчина продолжал молчать, когда Скиф с Алисой снова сцепились. Он был немного «обезоружен» тем, что его жесткие меры воспитания увидела Скифка. Охотник отвел взгляд, казалось, что с момента, как он приехал в замок за Алисой, прошла целая вечность, и он смертельно устал.
- Это подойдет, а, Тин?
- Да, ваше величество – равнодушно ответил мужчина. Скифка показала, что их дружба в этом деле ничего не значит, так что общаться сейчас Тин будет с ней не как с другом, а как с заменой королевы Евы. Но следующие слова вновь вызвали волну недоумения, раздражения и злости.
- Пожалуйста, прекратите эту бессмысленную словесную перепалку. – стараясь не выдавать охватившего гнева, хрипло проговорил Константин, потирая виски рукой. – Покончим с этим и разойдемся.
Тин сокрушался про себя почему внебрачным ребенком Чивела Видящего не оказался мальчик. Мужчины правят лучше, чем женщины, они по крайней мере не ведутся на откровенные словесные провокации. Да и наместник на месте Скифки просто один бы раз переспал бы с фрейлиной, чтобы навсегда закрыть той рот. Но нет же, на престоле снова молодая девчонка, да к тому ни черта не смыслящая в этих делах! О, Боги…

0

19

Скифка снова обошла Алису по кругу, ей это нравилось. Несмотря на то, что фрейлина пыталась скрыть свой страх перед предстоящей экзекуцией, охотнице все-таки удавалось чувствовать настоящие эмоции фрейлины. Вдоволь налюбовавшись женой своего любовника, что сейчас была беспомощна и уязвима, бастард, наконец, отошла назад, чтобы передать кнут в руки Константину.
- Ах, да, совсем забыла, - выдержав паузу, проговорила Скифка. Ей пришлось снова подойти к пленнице, но в этот раз не для того, чтобы остановиться. Нет - наместница прошла мимо фрейлины, остановилась она только около цепи, свисающей почти до пола.
- Иди сюда, - резко скомандовала она, - руки высоко над головой держи, выше я сказала... - это прозвучало властно и жестоко, как раз под стать атмосфере, царившей сейчас в комнате для допросов.
На цепи обнаружились специальные крючки с креплениями, подобные тем, которые используют добытчики драгоценных металлов, чтобы добраться по скале до нужной жилы.
Кандалы Алисы как раз давали возможность закрепить её руки на этой цепи. Второй конец цепи, как, оказалось, был прикреплен к стене. Девушка догадалась, что если повернуть колесо, то цепь потянется вверх. Закрепив руки Алисы, она так и поступила. Тело фрейлины резко потянулось вверх, вслед за цепью. Скифка остановила механизм, когда её пленница стояла на цыпочках. Зажав крепление, которое не позволило бы Алисе опуститься на пятки, Скифка отошла от нее.
- Красиво, ты не находишь? - она посмотрела в глаза оборотню и чуть наклонила голову на бок.
- Итак... - словно собиралась рассказывать правила карточной игры, проговорила девушка.
- Ты, - это было адресовано Алисе, - можешь пробовать вырваться, кричать, стонать, требовать освободить тебя, можешь ругаться на жизнь, но разумнее будет выдержать свое заслуженное наказание и после двадцати ударов принести извинение за свое поведение...
Бастард понимала, что, наверное, баронессе проще было бы умереть, чем извиниться, но посмотрев на оружие в руках Константина - это уверенности поубавилось.
- А ты, - это уже было адресовано оборотню, - должен сделать так, чтобы Алиса, наконец, узнала свое истинное место в обществе и научилась отвечать за свои слова... если через двадцать ударов она не будет готова принести свои искренние извинения, то... - бросив выразительный взгляд на шкаф с инструментами для пыток, - мы найдем там еще что-нибудь достойное твоей жены... Советую постараться...
Келевра дала им обоим время осмыслить происходящее, а затем приказала:
- Приступай.

0

20

На самом деле, раздеваясь, Алиса не сразу подумала, что наместница увидит ее синяки и следы их с Константином семейной жизни. А это унижало и ее саму и подставляло супруга... последнего хотелось меньше всего не потому что баронессе было жалко его, а просто иначе она еще дома получит от него пару ударов за то, что подставила того. Но что ей было делать когда приказывала, по сути, королева? Алиса уже и так из кожи вон лезла, еще словесных перепалок ей не хотелось. К сожалению все было понятно без слов... свое наказание она получит.
О, сколько сил понадобилось Алисе, чтобы покорно промолчать на каждую мерзкую реплику, брошенную Скиф в ее адрес. Все, что можно было сказать - Алиса уже сказала и теперь заранее стискивала зубы, в любой момент ожидая прилива боли.
Да и она порядком уже устала... устала сопротивляться и что-либо говорить весьма неприятной ей охотнице. К сожалению та лишь продолжала лаять на фрейлину, считая, что победа остается за ней, но на деле ее неконтролируемая ненависть, то как она отвечала на все провокации Алисы... все это не делало Келевра чести, показывая всю подноготную наместницы, ее неумение быть среди знати.
Звякнули цепи и Алиса с легким шипением приподнялась на носочки, влекомая натягивающейся цепью над своей головой. Полная незащищенность, даже слова уже ничего не сделают, оставалось с гордостью вынести все удары и ни за что не извиняться. Таков был ее безупречный план, медленно сходивший на нет с каждой секундой все большего понимания, ЧТО ей сейчас предстоит.
Искоса Алиса взглянула на Константина, который уже держал плеть в руках. В ее глаза промелькнула мольба и даже страх, но мигом это сменилось уверенностью и непоколебимой гордостью. Девушка неуверенно покачивалась на цепях, стараясь удержаться на ногах, пальцы обхватили натянувшуюся цепь и беспомощно скользили по ней, пытаясь удержаться, но холодный и неприветливый металл врезался в нежную аристократическую кожу, на которой, к слову, уже остались следы от кандалов. Красные кровоподтеки.
Но извиняться не входило в ее планы.
- Начинай, - прошептала Алиса холодно и зло, словно подначивая супруга. - Ты давно об этом мечтал, - так же тихо прошептала девушка и зажмурилась.

0


Вы здесь » Горное Королевство » Сюжет «Дворцовый переворот» » [7.05.537] Это сладкое слово - месть...