Горное Королевство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горное Королевство » Сюжет «Дворцовый переворот» » [16.10.537] Райское яблоко


[16.10.537] Райское яблоко

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Дата: 16.10.537
Время: неограниченно
Место действия: Белое море, окрестности Оленьего Замка
Действующие лица: Ричард, Скиф Келевра
Краткое описание ситуации: в первом же плавании корабль, на котором Дик оказывается в качестве гребца, подвергается нападению пиратов. С их помощью он возвращает себе свободу. Теперь у него одна цель -- вернуться в Горное Королевство, к своей Скифке...

Отредактировано Ричард (2011-09-14 17:52:32)

0

2

Пусть пророчит мне
Ветер северный беду.
Я пройду и через это,
Но себе не изменю!

Ветер, бей сильней!
Раздувай огонь в крови!
Дух мятежный, непокорный,
Дай мне значть, что впереди...

Чтобы жить вопреки!
(с) Кипелов

Взглянув на парус, ярл зло выругался – ветер, как это часто бывает в северных морях, внезапно стих, и парус повис безжизненной тряпкой. Ну ничего, именно для этого на галере несколько десятков рабов-гребцов, пусть отрабатывают свой кусок сушеной рыбы и ломоть черствого хлеба.
- Налегай на весла, свиньи ленивые! – заорал он свирепо выкатывая глаза. – Если бы не будем в порту завтра вечером, скормлю вас морским змеям!
Надсмотрщики зарычали, раскручивая над головой плети. Послышался свист, щелчки ударов, на обнаженных до плеч плечах гребцов появились красные полосы – сплетенные в тугой жгут кожаные шнуры бичей легко разрывали плоть. На корме заговорил барабан, задающий ритм гребков.
Дик сидел пятым с правого борта. За небольшой срок, что прошел с момент суда над ним, он сильно похудел, кожа плотно стянули сухие мышцы и сухожилия, волосы отросли, на ладонях вздулись кровавые мозоли… и лишь глаза горели все тем же пронзительным огнем. Он задумчиво смотрел вдаль, позволяя рукам самим самостоятельно выполнять привычную работу.
Уже месяц, как он на этом корабле. Несколько раз он пытался сбежать, однако даже его силы не хватало, чтобы порвать цепи или сломать толстое весло, к  которому он был прикован. Ночами он присматривался к товарищам по несчастью, однако потенциальных союзников не находил. Были среди них крепкие парни, но слишком уж покорное и затравленное выражение было в их глазах. Слишком быстро выбили из них человеческое.
На него упала тень. Подняв голову, он увидел ярла, который смотрел вдаль.
- Там сирена.
Дик оглянулся. Вдалеке он рассмотрел торчащую из воды и пены скалу, на вершине которой сидела юная девушка с длинными светлыми волосами. Тонкая талия переходила в развитые бедра, однако ниже были не ноги, а длинный рыбий хвост. Она откинулась чуть назад, чтобы закатное солнце лучше обрисовало ее фигуру с великолепной грудью, потряхивая гривой волос, а затем, оттолкнувшись руками, исчезла в пучине волн.
- Это не к добру… -- пробормотал кто-то за спиной Дика. – Никто из тех, кто видел русалку, не вернулся в порт…
- Совсем никто? – хмыкнул Дик. – Откуда же тогда слухи берутся?
Свист плетей вернул их к суровой действительности. Несколько часов они слаженно гребли, ориентируясь на звук барабана. Лишь когда стемнело, им раздали по куску хлеба и сушеной рыбине. Однако не успели рабы утолить голод, как раздался чей-то крик:
- Пираты!!!
Дик вскинул голову. Наперерез торговой галере двигался огромный драккар с алым парусом. Голова змея, искусно вырезанная на носу корабля, зловеще скалила зубы, предвкушая скорую жертву.  Дик мгновенно понял, что пираты легко догонят торговца. Что ж, может, это и есть тот шанс, которого он так ждал…
По палубе торговца забегали вооруженные солдаты. Драккар, освещенный факелами, приблизился, Дик рассмотрел на его палубе пиратов. Это были бородатые мужчины с гладковыбритыми головами, обнаженные до пояса, с бугрящимися от мышц торсами. На глазах Дика некоторые из них вцепились зубами в края щитов, нагоняя боевую ярость. Когда носы кораблей должны были встретиться, гребцы драккара резко повернули его.
- Убрать весла!!! – заверещал ярл. Дик мгновенно понял, что пираты собираются применить проплыв, один из трех основных приемов морского боя. Рабы торопливо поднимали весла, лишь Дик сделал вид, что замешкался. Весло в его руках рванулось, послышался треск. Он торопливо выдернул из уключины обломок, снимая с него цепь.
Его действия остались незамеченными – корабли столкнулись борт в борт. Взметнулись десятки абордажных крюков. На палубу начали прыгать визжащие пираты, стражники и надсмотрщики встретили их грудь в грудь. Завязалась сеча. Вскочив. Дик свел кулаки вместе, давая цепи провиснуть и замахнулся ею. Сбитый с ног мощным ударом стражник с воплем полетел за борт, однако до воды не долетел – в этот момент корабли снова стукнулись бортами и его раздавило ими. Дик шагнул к ярлу, как раз зарубившему одного из пиратов. Увидев освободившегося раба, ярл зарычал, взмахнув мечом. Дик шагнул навстречу, перехватив его руки за запястья. Меч замер. Несколько секунд они боролись, затем ярл дрогнул. Оттолкнув его руки в сторону, Дик развернул его к себе спиной и набросил на шею свою цепь. Затянув удавку, он повернулся на 180 градусов и наклонился вперед, вытягивая цепь через свое плечо. Ярл забился, лежа на его спине, захрипел, выронил меч, схватившись за цепь в попытке освободиться, однако тщетно. Через минуту его ноги безжизненно повисли над палубой.
Тем временем пираты постепенно одолели команду торговца. Многие рабы тоже лежали на своих веслах в крови – их порубили за рабскую покорность судьбе. Дик, возвышавшийся над залитой кровью палубой, оказался в кольце мечей. Вперед шагнул ярл пиратов – высокий мужчина лет сорока с короткими седыми волосами. Он походил на вставшего на дыбы медведя, щеку его рассекал уродливый шрам. Он единственный был одет в легкую кольчугу, а на плечах его лежала медвежья шкура.
- Ты храбро сражался, воин. – прогудел он. – Я Беольдр. Кто ты и откуда?
- Я Дик. – ответил контрабандист. -- В этих краях мое имя ничего не значит... но есть и другие края.
- Понимаю. – Беольдр усмехнулся в усы. – Ты можешь присоединиться к нам. Нашей команде пригодился бы такой воин. Или мы высадим тебя в ближайшем порту, щедро наградив. Так куда лежит твой путь?
- Спасибо. – Дик кивнул, обведя взглядом воинов. – Мой путь лежит в Горное Королевство.
Ярл сдержал слово. Через три дня Дик сошел на причал небольшой рыбацкой деревушки. Пираты не поскупились на награду, ее хватило на припасы и пару быстрых лошадей. На прощание Беольдр подарил Дику свою кольчугу и плащ. Тепло простившись с новыми друзьями, Дик отправился в путь и уже через пару недель, загнав пятерых коней, достиг пределов Горного Королевства…

0

3

Прошел уже почти месяц, как прошел суд над Ричардом, и его сослали на галеры в море. Скифка никогда не думала, что можно так тосковать по кому-то. Дня не проходило, чтобы она не думала о нем. Охотница стала замкнутой, нелюдимой, на лице никогда не появлялась улыбка, разве, что когда она охотилась вместе с двумя верными друзьями, с которыми можно разговаривать только мысленно. Все вернулось на круги своя. В Горном Королевстве снова правила Ева, а её старшая сестра каждое утро седлала своего коня, звала собаку, и отправлялась на охоту. В лесу их встречал волк. В Замок Скифка возвращалась иногда поздно ночью, иногда вечером, чтобы поменьше времени находиться в этой каменной клетке. Придворные перестали замечать её, словно все лето не подчинялись приказам и не говорили услужливо и вежливо. Это немного задевало, но Скифка поняла, что все это не важно - главное, что она снова предоставлена сама себе, и может делать, что вздумается.

Девушка никогда раньше не думала, что в её жизни встретится еще одно животное, с которым можно будет поддерживать мысленную связь. Оказалось, что почти все живые существа обладают способностями к такой речи, но в силу многих причин, не используют. Животные, потому что им не нравится отношение людей к себе, а люди... люди считают себя венцом творения. Скифка придерживалась другого мнения. Волк научил её понимать и чувствовать природу, знать, что все взаимосвязано. Их тандем держался на уважении и равенстве, на любви, а не на слепом подчинении, которое зачастую требуют от животных люди. Пес достаточно быстро освоился со своей новой ролью свободного зверя. К удивлению Скифки он не удрал вслед за караваном, увозящим его хозяина, хотя, честно признаться, охотница и сама была не прочь так поступить. Более недели она изучала старинные манускрипты, в которых упоминались одаренные, и только после этого приступила к своим занятиям с черным псом. В этом ей сильно помогал волк. Между всеми животными существует незримая связь, этим они и стали пользоваться. Именно Ночной Волк научил пса слышать Скифку, и впоследствии отвечать. Спустя две недели совместных охот и прогулок они уже прекрасно общались втроем. А еще девушка надеется, что когда вернется Дик - они и его смогут научить. Она, конечно, не слишком верила в это, ведь одаренность - умение понимать животных - это врожденное... Но все-таки, без мечтаний жизнь была бы совсем серой.

Октябрь выдался на удивление теплым, если судить о дневной температуре. Ночью же было прохладно.
Сегодня Скифка решила, что пора отправиться на охоту на несколько дней. Собрав необходимое снаряжение, взяв с собой теплый плащ, в который она, ночуя в лесу, всегда куталась, спасаясь от холода. Девушка покинула Замок через кухонную дверь. Скифка направилась к конюшне, рядом с ней шагал огромный черный пес. Он остановился в воротах подождать, пока девушка подседлает Тень и выведет его наружу, он быстро запомнил, что не стоит смущать других скакунов своим присутствием. Охотница управилась быстро, скормив Тень морковку, прихваченную с собой из кухни, девушка ловким движением вскочила в седло. Тронув коня пятками, она направила его к воротам на территорию Оленьего Замка. Черный пес послушно бежал рядом. В лесу, как и всегда их уже ожидал волк. Серый хищник потянулся и зевнул, приветствую свою компанию.
- Куда мы сегодня? - уточнил пес.
- я... вообщем я бы хотела навестить шалаш, тот самый, - Скифка сглотнула.
Пес, задрав голову, посмотрел ей в глаза, но отвечать не стал, в этом взгляде она смогла увидеть благодарность. Он ведь тоже скучает по Дику, безумно скучает. Собаки в отличие от людей верны тем, кого любят до самой смерти. По лесу они двигались шагом, Скифка спешилась, чтобы насладиться прогулкой. Хотя может она просто растягивала дорогу, боясь столкнуться со своим прошлым. Девушка шла вперед, следуя за четвероногими любимцами, особо ни на что, не обращая внимание. Внезапно пес остановился как вкопанный, так же замер и волк, но спустя секунду черный зверь уже рванулся вперед, а волк едва заметно вильнул кончиком хвоста. Скифка подняла голову и замерла на месте, не в силах поверить...

0

4

В паре десятков шагов от Скифки в прогалине между деревьями стоял человек. Лицо его было в тени, однако было видно, что он силен и широк в плечах. На нем была легкая кольчуга, плечи укрывал плащ из медвежьей шкуры. На поясе висел прямой одноручный меч. Пес сделал пару шагов… и с радостным визгом бросился к незнакомцу. Тот шагнул ему навстречу, раскрывая руки для объятий. Пес взметнулся в прыжке, всеми четырьмя лапами обхватив любимого хозяина, горячий влажные язык жадно прошелся по лицу.
- Ну-ну… -- смеясь, Дик аккуратно положил эту брыкающуюся от счастья тушу на траву. – Веди себя прилично, тут дама.
Он выпрямился, встретившись взглядом со Скифкой. На лице его появилось странное выражение, словно он увидел какое-то прекрасное видение, мираж и боится шелохнуться, чтобы оно не исчезло. Приблизившись, он мимоходом погладил волка (тот гордо отстранился, не пристало волку вести себя, как комнатной собачонке)… и неожиданно опустился на колени.
- Моя королева. – хриплым от волнения голосом произнес Дик. – Твой раб вернулся, чтобы служить тебе.
Поднявшись, он бережно снял Скифку с седла. Сердце стучало так сильно, что его должна была услышать, наверное, даже та русалка, мимо которой в свой роковой рейс проплывал торговый корабль.

0

5

Скифка не успела остановить зверя, в первую секунду решив, что там враг, а он бросился на защиту. Но то, что пес стоял неподвижно и восторг хлынувший в её сознание из мыслей черного пса, сбивал с толку. Солнце, как на зло, яркими лучами слепило глаза. Она не могла рассмотреть мужчину, точнее понять кто это, хоть и на зрение никогда не жаловалась. Высокий, широкоплечий, статный, в непонятной (для Скифки непонятно) одежде.
- Дик... - неверяще прошептала она.
Мужчина засмеялся, когда пес прыгнул ему в руки, и по щекам Скифки потекли слезы. Кусая губы, дрожа от эмоций, она никак не могла поверить, что все это реальность, что она не спит, и не проснется через мгновение в холодной постели совсем одна.
- Ты вернулся... - все-так же неверяще одними губами шептала она. Голос как-будто пропал, исчез... Мужчина опустился перед ней на колени, а Скифка все так же сидела в седле, пытаясь вытереть пальцми предательские слезы. Он встал и помог ей спешиться. Девушка прижалась к нему и заплакала уже в голос. Больше всего на свете она сейчас боялась, что это сон, что он исчезнет.
- Ты... ты... я так и не сказала тебе... я люблю тебя! - пес радостно гавкнул, побебежав ближе, а они так и стояли - охотница, прижавшись к любимому человеку, моля Эду за то, что позволила им снова встретиться, чтобы сказать это самые главные в жизни слова - "я люблю тебя"...

0

6

Дик прижал девушку, вернее, женщину, свою женщину, к груди и, подняв ее на руки, понес на поляну. Обновленный им шалаш встретил радушно принял их под свои своды. Пес сунулся было следом, но был услан "присматривать за обстановкой". Усевшись у порога, лохматый зверь сделал очень грозное выражение на морде и провожал подозрительным взглядом даже торопящихся сделать запасы на зиму муравьев.
У дальней стены было сооружено широкое ложе из жердей, на которое в беспорядке набросаны шкуры (по причине осени спать на земле было уже небезопасно для здоровья). Аккуратно положив Скифку на это ложе, Дик быстро и со знанием дела развел костер. Сделал он это грамотно -- жидкий дым, выходящий через дыру в крыше, рассеивался нависшими над шалашом кронами деревьев и не мог быть замеченным постороннему взгляду. Почувствовав тепло в шалаше, пес оглянулся и, раздвинув хвостом ветки, скрывавшие вход, вдвинул толстую задницу (за время отсутствия Дика Скифка его откормила, откормила...) внутрь так, что бы она была  в тепле, а голова и все к ней прилагающееся -- снаружи, выполняло приказ горячо любимого хозяина.
Плащ из медвежьей шкуры упал на земляной пол. Следом с негромким звоном соскользнула кольчуга. Из одежды на контрабандисте остались кожаные штаны и меч у пояса, который он, впрочем, поставил у изголовья ложа. Опустившись рядом со Скифкой, он обнял ее, уткнувшись лицом  в ее волосы.
- Давай уедем. -- тихо произнес он. -- Теперь королевством есть кому править, ты свободна. У меня есть деньги, связи... ты ни в чем не будешь нуждаться. Купим дом,  я завяжу со своим ремеслом... нас никто и никогда не найдет.

0

7

Как же легко у него все это получалось, словно перышко он поднял девушку и понес к шалашу. Скифка же изо всех сил прижималась к его широкой груди, не обращая внимания на кольчужные звенья. Контрабандист внес её в шалаш, где Скифка, в свое время, пробыла некоторое время связанной, а затем просто досмотрела сон, лежа под одеялом. Мужчина опустил её на ложе из шкур, а сам занялся костром, чтобы внутри шалаша стала тепло. Девушка скинула куртку и сапожки, оставшись в брюках и светлой рубахе и зарывшись ногами в теплую шкуру, наблюдала за действиями Дика. Пес тем временем наглым образом подвинул пятую опорную точку в шалаш, греясь, волк же принялся рыскать неподалеку, одновременно охраняя и ища дичь.
Скифка проводила взглядом, упавшую к ногам контрабандиста медвежью шкуру, и следом за ней кольчугу. Подвинувшись ближе к стенке шалаша, охотница освободила место, чтобы Дик мог лечь рядом.
Прижавшись к широкой груди любимого, Скифка закрыла глаза.
- Мое место здесь, ты же знаешь... - бастарды были не вправе жить своей жизнью, они были первыми слугами короны, после самих властителей.
- Нужно что-то придумать, чтобы тебя оправдали... - Скифке стало страшно, ведь если Дика поймают - его казнят за побег из заключения.
- Твои родители... кто они? - охотница просто попробовала спроецировать эту ситуацию за себя, ей показалось, что родители обязательно должны помочь, выручить... Но надежда была слишком уж призрачной... будь он знатным - зачем тогда заниматься контрабандой.

0

8

Широкие пластины грудных мышц под щекой Скифки вздрогнули, на мгновение превратившись в гранитные плиты. Осторожно, чтобы не причинить боль, Дик освободился из под головы любимой и сел, опустив ноги на пол. Ладонями он с силой потер лицо, голову, взъерошив отросшие за время злоключений волосы. Бросив взгляд через плечо на лежащую женщину, он снова отвернулся, глядя в огонь. Пляшущее пламя бросало на его отвердевшее лицо причудливые блики, придавая некую нереальность происходящему.
- Мои родители... богатые аристократы из Баккипа. Отец преуспевающий торговец, мама - актриса. Мы в родстве, правда, в очень дальнем, даже с некоторыми правителями Шести Герцогств. Я должен был пойти по их стопам, стать еще одним великосветстким хлыщом... но что-то пошло не так, я стал тем, кого ты видишь перед собой. Под давлением Света родители были вынуждены отречься от меня, лишить титула, наследства... всего. Я не виню их. Мы поддерживаем связь, я помогал отцу в паре его торговых дел... но  мы далеки друг от друга.
Снова потерев лицо ладонями, Дик опустился на ложе, повернувшись лицом к девушке. Его рука поднялась погладив ее по щеке, убирая упавшие на нее волосы.
- Прости, если разочаровал тебя. Но я не таинственный принц. Я простой бандит. -- он подался вперед, коснувшись ее губ своими. -- Вернее, не простой. Я влюбленный бандит.

0

9

Поняв, что эту тему трогать не стоило, Скифка попыталась хоть немного сгладить ситуацию. Когда мужчина сел на "постели" и перевел взгляд на огонь, охотница привстала, обнимая и прижимаясь к нему сзади.
Ее слова были бы сейчас лишние. Кто-то из древних когда-то сказал, что мужчина наполовину влюблен в девушку, которая умеет его слушать... Это было правдой и честно сказать уж что что, а слушать Скифка умела. Этому её приучили с самого раннего детства.
- Так это же в корне меняет дело! - когда мужчина договорил, девушка поспешно села рядом с ним, так же свесив ноги на пол, - раз ты знатного рода, тебя не имели право ссылать как простого крестьянина в рабство, тебе бы грозил денежный штраф... но между деньгами и галерами по моему выбор очевиден, - тихо говорила она, прижавшись плечом к своему мужчине.
Скифка посмотрела ему в глаза и, наконец, решилась задать вопрос, который не давал ей покоя:
- Как тебе удалось? Как ты  сумел вернуться? - девушка все никак не могла поверить, что все это наяву, что это не фантазии и не сны.
- Расскажи мне все... пожалуйста, - попросила она, после поцелуя. Девушка снова легла на шкуру, показывая тем самым, что там намного уютнее и теплее, чем сидеть, свесив ноги к полу.

0

10

Улыбнувшись, Дик склонился над ней, уперевшись ладонями в ложе по обе стороны от ее головы. Согнув руки в локтях, он поцеловал ее, затем лег рядом, уже отработанным движением прижав ее к себе и зарывшись лицом в ее волосы.
- Моя королева не верит, что меня могли отпустить за хорошее поведение? -- в "наказание" Дик погладил ладонью ее спину, поясницу, упругие, сильные ягодицы, однако в его глазах появилось мечтательное выражение. -- Это случилось на закате. Сначала мы увидели русалку... она была прекрасна, как весеннее утро... хотя и в половину не так прекрасна, как моя королева. Уже тогда некоторые из гребцов сказали, что это пророчит беду. А потом мы увидели корабль с черным парусом. Торговца взяли на абордаж.  Мне удалось освободиться и я принял участие в бою на стороне пиратов. Они наградили меня и высадили в ближайшем порту. Остальное ты знаешь.
Он пальцами чуть приподнял лицо девушки, посмотрев ей в глаза.
- Мне жаль, что пострадали твои соотечественники. Но они стояли на моем пути к тебе.
Дик внешне остался так же расслаблен, но в душе он сжался, словно в ожидании удара кнутом. Он не мог предсказать, как отреагирует Скифка на известие о том, что ему пришлось убивать, чтобы сейчас лежать с ней на мягких шкурах в шалаше, в глухом лесу. Больше всего он боялся, что она сейчас оттолкнет его. Совершенно ясно ему было одно -- он не сможет жить без нее.
- Хватит. -- он коснулся губами мочки ее уха. -- Хватит быть королевой. Побудь хоть немного просто женшиной.

0

11

Скифка внимательно слушала рассказ контрабандиста. Как наяву увидела это путешествие. Галеру, закованных в цепи людей, надсмотрщиков с кнутами и экипаж. Капитана, стоящего у штурвала, и смотрящего на мечте, который первый приметил русалку, предвестницу бед на морских просторах. А затем и боевой драккар пиратов... Захватчиков в грубых одеждах, но добротных доспехах, с хорошим оружием. Штурм корабля, схватку... Она склонила голову ему на плечо, продолжая слушать рассказ.
- Они стояли на твоем пути ко мне, - тихо произнесла Скифка, давая понять, что не злится на то, что сделал Дик на корабле, - твой конь в конюшнях замка, он в порядке, оружие у меня, - добавила она, после небольшой паузы. В конце концов, она помнила, что контрабандист просил её позаботиться о собаке, коне и его снаряжении. Вот она и заботилась, пока, наконец, не вернулся хозяин.
Наверное, сейчас, это был самый нежный поцелуй ушка в её жизни, Скифка даже довольно замурчала по кошачьи и улыбнулась.
- Я люблю тебя, - прошептала она, понимая, какое же это счастье - проводить время с любимым человеком, быть рядом, радоваться вместе... Она повернулась, чтобы посмотреть ему в глаза и снова улыбнулась.

0

12

Дик прикоснулся губами к ее губам, затем переместился ниже, на шею, ключицы. Медленно, чтобы не напугать резкими движениями, обнажил ее грудь, горячую и сильную. Погладив ладонями бока, переместился на живот, потом все ниже и ниже. Иногда ее тело судорожно вздрагивало и напрягалось, тогда он начинал поглаживать и ласкать, пока наконец ее тело не стало горячим и нежным, он припал губами к набухшему лону.
При всех своих несомненных достоинствах из-за уединенного расположения Горное королевство остается медвежьим уголком и кое-какие вещи тут остаются на уровне познаний предков. Так и сексуальные познания тут остались на уровне рабоче-крестьянских поз, грубых и бесцеремонных. Дик же по характеру ремесла бывал в разных странах, в том числе и тех, где это возведено в ранг искусства. И, хотя до истинных гуру ему как до луны, но кое-что он подчерпнул, подчерпнул...
Дик на всякий случай поразогревал ее еще, прежде чем накрыть своим горячим телом. Вошел он аккуратно, но вместе с тем решительно. Пальцы рук сплелись с ее пальцами, он начал движение, постепенно наращивая темп и не забывая возбуждать ее грудь губами. На мгновение все остановилось, затем его глаза налились кровью, внизу живота полыхнул огонь, выплескивающийся сильными толчками. Рыкнув, он согнул руки в локтях, почти обрушившись на лежащую женщину, продолжая отдавать ей всего себя, без остатка.
Опустошенный, он лег рядом, прижав ее к себе. Когда любовь приходит в двери, разум прыгает в окно, вспомнились ему слова его первого боцмана. Он. конечно, где-то их услышал -- эта немытая груда мышц вряд ли в своей жизни могла испытать что то большее, чем любовь продажных женщин в портах, но он был прав. Только сейчас Дик готов был дать разуму еще и пинка для ускорения, лишь бы не прекращалось вот это блаженство.
- Спи. -- прошептал он. -- Завтра будет новый день. Прекрасный день.
Послышался шорох. Пес тихо прошел в шалаш и лег на полу, мордой к выходу. Через минуту в проеме показалась еще одна звериная фигура -- волк. К удивлению Дика, пес никак не отреагировал на появление хищника. Волк прошел в шалаш и бесцеремонно пихнул пса носом в бок. Тот нехотя подвинулся, волк лег рядом. Если враг нападет на хозяев, оба будут кусать каждый со своей стороны.

0

13

Сильные руки контрабандиста скользили по её телу, невообразимо нежно, ласково и в тоже время требовательно - уверенно, и как-то даже по-хозяйски. Она откинулась на ложе на спину, чуть чуть сощурилась, облизнула губы. Единственным желанием сейчас было желание близости с ним.
Девушка застонала, почувствовав, что член Дика входит в её лоно. Было немного больно - Скифка давно не знала мужской ласки, с того самого дня как контрабандиста отправили в ссылку на галеры.
- Я соскучилась, - хрипло прошептала она.
Волны наслаждения проходили по телу, заставляя стонать, сбивали дыхание. Это было похоже на резкую вспышку, холод, а затем снова тепло - невероятные контрасты.
- Это было невероятно, - приходя в себя от оргазма, прошептала она, прижимаясь к Дику ближе. В сознание закралась мысль, что подобное действо не слишком уж безопасно - в Королевстве, как и в Шести Герцогствах не приветствовались дети вне брака.
- Бастард бастарда... - чуть заметно усмехнулась она.
- прекрасный день, с тобой, - отозвалась Скифка, улыбнувшись. Девушка чувствовала себя невероятно счастливой, любящей и любимой... А ведь это и есть самое главное в жизни - быть вместе с любимым человеком.

0


Вы здесь » Горное Королевство » Сюжет «Дворцовый переворот» » [16.10.537] Райское яблоко