Горное Королевство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горное Королевство » Сюжет «И будет битва!» » [22.09.540] Тебе решать - жить или сдохнуть


[22.09.540] Тебе решать - жить или сдохнуть

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Дата: 22 сентября 540, вечер
Место: Вилла дома Марцеллов
Персонажи: Лукреция, Ганник, Скиф Келевра
Краткое описание событий: Лукреция вызывает на виллу Ганника, для довольствия разумеется, ведь она ценит своего Чемпиона не только за победы на арене... Ее новая рабыня, которую она планировала сделать развлечением арены вела себя тихо, и удивительно скромно, по этому Келевру поселили с другими рабынями. Ее тренировки должны были начаться на следующее утро. И начались бы, если бы этим вечером Келевра не предприняла безумную попытку напасть на Лукрецию.

0

2

Ей нравилось когда Он был сверху. Расцарапав спину мужчины своими острыми ногтями, Лукреция еще долго не выпускала своего любовника из объятий пребывая в сладких волнах удовольствия и возбуждения. Ганник ей нравился, очень нравился, а его страсть была воистину бесподобна - ни с кем и никогда она не была настолько удовлетворенной. Отдаваясь во власть умелым рукам, она напрочь забывала о том кто она и что спит с рабом. Раньше одна мысль о том, что ею посмеет овладеть кто-то кроме мужа, вызывала презрение, но сейчас все это в прошлом...
- Полежи еще здесь, - нет, она не просила, она приказывала ему остаться и честно сказать Лукреции было совершенно все равно, что он при этом чувствует, хочет остаться или хочет уйти.
- Вина, - и снова этот властный и надменный голос, заставляющий рабов съеживаться от страха. Молоденькая мулаточка поспешила налить вино в два кубка, стоящих на столике возле ложа Госпожи.
- Пей... - Лукреция протянула наполненный бокал своему любовнику и хитровато прищурилась.
- Госпожа, - раздался голос посыльного за пологом.
- Что тебе? - она ненавидела Ашура, но тот не раз доказывал свою полезность, по этому избавляться от него пока не следовало. Лукреция не раз ловила себя на мысли, что с удовольствием удушила бы эту змею, пригретую на груди ее покойным супругом, но подавляла кровожадные желания, надеясь, что этот человек хоть на что-то да сгодится.
- Ваша новенькая, как ее там, Келевра, купленная вместе с Криксом просит аудиенции.
- Приведи, - в другое время, она, пожалуй, бы не стала принимать никчемную рабыню, но сейчас она была в хорошем расположении духа, так почему бы и нет, все-таки интересно, что ей может сказать эта девица, со дня покупки не проронившая ни слова.
- Ваша воля, - повторив слова древней клятвы, Ашур поспешил удалиться.
Посыльный весьма скоро вернулся, а вместе с ним и эта новенькая.
К тому времени Лукреции уже принесли тунику, которая едва скрывала наготу. Женщина лежала на кровати на боку, приподнявшись на локте.
- И что же ты хочешь сообщить мне? - губы скривились в презрительной усмешке, она недовольно следила за тем, как Келевра приближается к ее постели. На руках девушки все так же были оковы, как впрочем и на ногах, правда последние позволяли довольно свободно перемещаться.
Огонек непокорности блеснул в этих странных голубых глазах, и в следующее мгновение Лукреция замерла, в голове пронеслась вся жизнь, когда тонкое лезвие блеснула в свете подсвечников. Она едва не вскрикнула, понимая как близко оказалась к смерти.

+1

3

После очередной тренировки перед боем, Ганник, разгоряченный и веселый, узнал о том, что его вновь вызывает в свои покои Лукреция. Мужчина был счастлив - для наилучшего завершения дня ему не хватало только женщины в постели и вина в кубке. А ложе Госпожи как раз для этого подходит, ведь там и вино лучше и женщина «породистей». Самодовольно улыбаясь, провожаемый завистливыми и гневными взглядами, Ганник ушел от гладиаторов для омовений и растираний ароматными маслами, чтобы предстать перед Госпожой во всей красе. Ганнику это нравилось, он обожал производить впечатление, поэтому просил не скупиться, когда его мышцы покрывали маслами, ведь Госпоже это нравилось…
Как он и думал, он снова оставил в восхищении свою Хозяйку, заставив ее кричать на пике удовольствия, это наилучшая похвала для него, ну еще и следы от ногтей на спине.
Еще тяжело дыша, Ганник лишь ослепительно улыбнулся, демонстрируя ямочки на щеках, когда услышал приказ Лукреции остаться. Он и не собирался уходить, пока его не прогонят. Наслаждаясь вином, гладиатор осознавал, что готов еще на один заход, но его желания еще раз довести Госпожу были прерваны Ашуром. Вечно он появляется там, где его совсем не надо… Но вести он принес интересные. Все также молча Гай растянулся на постели и наблюдал за тем, как Лукреция накидывает легкие одежды, в которых она была еще соблазнительней, чем без них, и изящно ложится вновь рядом. Лениво смакуя фантазии, гладиатор пил вино и чувствовал тепло, лежащего рядом с ним тела Госпожи.
«Давай, рабыня, скорее приходи и говори, что хочешь и проваливай», мужчина лежал на спине, когда послышался звон кандалов.
Заинтригованный не меньше своей Госпожи, Ганник выглянул из-за плеча женщины. И вовремя. Заметив опасное движение, мужчина рванул вперед, перепрыгивая Лукрецию, налетая на рабыню и сбивая ту с ног. Громкий шлепок о каменный пол, сдавленный стон, пожалуй, несчастной рабыне было больно падать. Все произошло так быстро, что Ганник не сразу вспомнил, что так и остался в чем мать родила, но когда его это смущало.
- Это ты зря – разочарованно пробормотал гладиатор, вжимая девицу в каменный пол. Мужчина хмуро навис над ней, крепко удерживая за запястья, ожидая, когда Госпожа придет в себя и отдаст распоряжения о дальнейшей судьбе новенькой.

+4

4

- Ашур, - тихо заговорила Скифка, увидев посыльного. Она запомнила этого человека еще на рынке. Он напомнил ей шакала, подбирающего объедки за могучими львами. Он вызывал что-то среднее между презрением и отвращением, но судя по всему это был не простой раб, и то, что он обращался к Госпоже напрямую говорила о его довольно высоком положении в этом доме.
Тот сделал вид, что ослышался, и Скифке пришлось повторить его имя снова.
- Чего же ты хочешь от Ашура, - надменно, но в тоже время и заискивающе спросил мужчина.
- Устрой мне встречу с твоей хозяйкой.
- И какая же выгода от этого Ашуру? - вот оно, что движет этим мелочным и злым человеком - жажда богатства, и поиски личной выгоды. Бастард сощурилась и затем, стараясь особо не греметь оковами извлекла на свет золотой кулон в форме волчьей головы из-за ворота своей рубахи.
- Я отдам его тебе... - посыльный жадно посмотрел на кулон и даже протянул было руку, но Скифка отступила на шаг, демонстрируя то, что сначала сделка, потом плата.
- Я конечно мог бы и отобрать его у тебя, но да ладно, я скажу Ей о том, что ты жаждешь встречи, и молись своим богам, чтобы то, что ты хочешь ей сказать понравилось Госпоже, - мужчина развернулся на пятках и удалился.
- Я очень надеюсь, что ей понравится мой подарок... - Келевра вернулась в свой угол с настеленной соломой на каменном полу и стала ждать возвращения Ашура. Честно сказать она не ожидала, что этот подхалим вернется так быстро. По этому едва успела спрятать декоративный кинжал для нарезки фруктов в рукав.
- Госпожа ожидает, - слащаво проговорил посыльный, отпирая замок на клетке где поселили Скифку и еще одну рабыню, которая сейчас видимо занималась готовкой. Или чем-то еще, собственно Келевре было все равно какую работу выполняет эта рабыня.

Сейчас ее целью было как можно ближе подобраться к Лукреции и успеть нанести один удар, прямо в горло этой надменной суке, чтобы она захлебнулась собственной кровью... Бастард не понимала от чего в ней закипает гнев от одной мысли об этой женщине. Она никогда не завидовала чужой красоте и положению, но Лукреция вела себя так, словно она Богиня... Человеку из плоти и крови не полагается так себя вести и Келевра собиралась навсегда стереть маску надменности с ее лица, пусть даже если ради этого придется убить безоружную.
И вот сейчас все складывалось как нельзя более удачно, и даже оковы на руках не смогут помешать ей совершить задуманное. Движение руки, подобно мелькнувшей молнии, она буквально увидела как тонкое лезвие входит в шею этой надменной красавице, как алая кровь медленно вытекает из раны, а та хрипит задыхаясь, чувствуя как жизнь неотвратимо покидает тело...
Увидела, почувствовала, но вдруг поняла, что это всего лишь фантазия, а наяву все оказалось совершенно не так. Какая-то неведомая сила удержала ее замах буквально у самой кожи Лукреции, а саму Келевру отбросила на пол.
Над ней навис обнаженный красавец и судя потому как он сжимал ее запястье - этот мужчина годился не только для постельных утех, как сначала подумала Скифка, завидев, что Госпожа в постели не одна. А затем она увидела его глаза и поняла, что пропала. Так не смотрят на врага, так смотрят скорее на человека, совершившего мелкий проступок, скорее с сожалением, чем с недовольством. Келевра кажется растворилась в этих глубоких карих глазах и растерялась, понимая, что он сорвал ее план, вот только почему-то Скифка не злилась на него за это...

+1

5

Лукреция пришла в себя довольно быстро, правда предательская дрожь, пробежавшая по телу выдавала пережитый ужас. На нее никто никогда не смел поднять руку, даже муж, который был очень эмоциональным такого себе не позволял... А сейчас на ее драгоценную жизнь посмели покуситься. Да еще и кто, какая-то грязная ничтожная рабыня!
Госпожа была в ярости... Захотелось немедленно убить эту подлую девку, с особой жестокостью и фантазией, но Лукреция поймала себя на мысли, что это будет слишком просто. Что ее новая игрушка не достойна быстрой смерти, да и даже медленной и мучительной - пока что не достойна. В голове созрел план, и губы расплылись в довольной улыбке.
- Ашур! - властный оклик и через мгновение посыльный уже откинул полог, чтобы предстать перед своей хозяйкой, ожидая распоряжений.
- Эту суку высечь, двадцать плетей... - сделав паузу, она посмотрела на прижатую к полу бунтарку, и завершила свой приговор:
- А потом в камеры гладиаторов ее, пусть развлекаются мои звери, - женщина хищно улыбнулась, представляя что эти животные, истосковавшиеся по женскому вниманию способным сделать с девушкой...
- Увести! - она повысила голос, и Ашур грубо схватил бастарда за плечи, ставя на ноги. Ганник же стоял между Келеврой и лежащей в постели ланистой, так что она могла не опасаться повторного покушения.
Когда ее увели, Лукреция сама налила вино в их бокалы и протянула один любовнику.
- Пей... - наверное она просто не могла выдавить из себя слова благодарности, так что вместо "спасибо" было это холодное "пей".
- Тебе выпал великий шанс защитить свою Госпожу, - она говорила так, словно сама предоставила ему такую возможность, а Ганник лишь сделал то, что от него требовалось и не более того.
- Мира! - служанка подняла взгляд на Лукрецию и тихо отозвалась:
- Госпожа
- Принеси мне шкатулку, - верная рабыня безусловно знала о какой шкатулке идет речь, по этому исполнила приказ очень быстро, поставив на постель ланисты изящную шкатулку.
- Вот, возьми... - на свет была извлечена серебряная цепочка, и Лукреция протянула ее своему любовнику.
- Носи ее вместо ошейника, - добавила она, чуть помедлив. Эта цепочка значила для нее очень много... Когда-то давно, когда ее муж еще был жив и ездил в город на рынок, она велела привести в свою спальню Крикса. И во время их тайной страсти его шею всегда украшала эта самая цепочка.
- А теперь уходи, - потребовала Лукреция, сделав вид, что потеряла всякий интерес к своему рабу.

0

6

Когда орудие покушения было откинуто куда-то подальше, и когда в покои вбежал Ашур, Ганник отпустил рабыню и встал между ней и своей Госпожой, чтобы предотвратить новые попытки наброситься на Лукрецию. Гладиатор не отводил взгляда от новенькой, не упуская из виду даже дрожание ее век. Он был в состоянии сломать ей шею вмиг, если потребуется, такие, как она, доведенные до отчаяния способны на многое, Гай уже был свидетелем многих бед. Он лишь предупреждал девушку твердым, как камень взглядом, мол, «не смей двигаться, иначе сделаю больно».
К счастью, девушка ничего не успела сделать до того, как ее вывели из комнаты. Можно было расслабиться, Ганник повернулся к своей Госпоже, надеясь, что они продолжат вечер. Однако, судя по тому, каким тоном Лукреция предложила ему вина, вечер был испорчен.
Но вечно оптимистичного и беспечного мужчину это не огорчило. Он спокойно пил вино, поглядывая то на Хозяйку, то на Миру, бегающую, как шустрая выдра. Это была забавно, особенно наблюдать пылающую в гневе Госпожу, такое нечасто увидишь.
Ганник едва не поперхнулся вином, когда услышал, что отныне он может не носить ошейник, а вместо него надеть цепочку из шкатулки. Это была неслыханная честь. Правда, по слухам, кое-кто уже удостаивался такой же честно, но от этого Ганнику только приятнее было осознавать, что он практически затмил былых чемпионов.
Встав на колени, гладиатор принял щедрый подарок и поцеловал руки женщины
- Спасибо, моя Госпожа, я буду беречь ее ценой своей жизни – немного лести и все в порядке, но главное вовремя уйти. Быстро завязав лишь набедренную повязку и взяв свои вещи, Ганник вместе с Мирой вышли из покоев Лукреции, поклонившись еще раз в дверях.
- Вот так вечер - Ганник был доволен собой, улыбка не сходила с его лица. Игривое настроение подтолкнуло его к глупостям, как обычно, он толкнул Миру в темный уголок, прижал к стене, запустил руки под ее тунику и поцеловал, не давая бедняжке и шанса вырваться. Да она не слишком-то и хотела, только шептала о том, чтобы Ганник поторопился, пока их не хватились. Что же, желание девушки – почти закон. Удовлетворив свою похоть, гладиатор неспешно шагая, направился в лудус. На его шее сверкала цепочка, подаренная Госпожой, а в руке он нес свой ошейник, чтобы демонстративно отдать его наставнику перед всеми. О да, это вызовет волну раздражения, но Ганнику было все равно, главное – он опять в центре внимания. 
Когда чемпион вошел на территорию лудуса, он уже и забыть успел о девушке, покусившейся на жизнь своей Госпожи, он думал о чем-то своем, когда услышал нечеловеческие звуки из своей камеры. Заинтересовавшись, он поспешил туда, не обращая внимания на то, что в камере напротив пополнение в виде бывшего чемпиона.
- Эй, что тут происходит и без меня – пошутил Ганник, входя в клетку. Каково же было его удивление, когда на полу он увидел полуголую окровавленную грязную новенькую рабыню, которую лапали сокамерники. Еще бы немного и мужчины бы начали насиловать бедняжку. Ганник привык к насилию и крови, но насилия над женщиной он не признавал. Особо активного гладиатора настиг железный кулак Ганника. Второго он оттащил за волосы и швырнул в другой конец комнаты. Третий – сам кинулся на чемпиона, но получил ногой в грудь. Адреналин хлынул в кровь Гая и он, не особо церемонясь, рванул за руку рабыню, ставя ее на ноги.
- Иди – опять слишком сильно он толкнул ее к своей скамейке, которая считалась кроватью, и усадил. – Угомонись и не дергайся, тебя тут больше никто не тронет. – громко и четко проговорил он последние слова, чтобы его все слышали. А затем уже тише обратился к девушке – тебя зовут Келевра? Или как? – Ганник встал перед девушкой, сложив руки на груди и глядя сверху вниз, внимательно изучая.

+1

7

Ашур грубо вытолкал Скифку из покоев Госпожи, что-то злобно прошипел про безмозглую дуру, бастард его не слышала. Она смотрела по сторонам, судорожно соображая что предпринять, как выбраться из этого жуткого места.
- Наставник! - громко позвал посыльный, вытолкнув Скифку на песок тренировочной площадки. Бастард заметила, что заграждение в два с половиной человеческих роста имеется лишь с двух сторон. С третьей оказалась пропасть, но об этом ей удастся узнать позже. А четвертой "стеной" было здание лудуса, где жили гладиаторы.
- Двадцать плетей, приказ Госпожи, - Келевре показалось или в глазах человека, названного наставником мелькнуло сожаление. Вот только сейчас она не знала то ли мужчина сожалеет о том, что плетей всего двадцать, то ли жалеет ее.
- К столбу, - приказал он, и что удивительно Скифка подчинилась, обреченно последовав к указанному месту. Ее руки закрепили над головой, прикрепив цепь между запястьями к специальному крюку. Теперь перед лицом Бастарда был широкий деревянный столб.
Кнут свистнул в воздухе и первый удар обрушился на ее спину, разодрав рубаху. Келевра зашипела от боли и переступила с ноги на ногу. Взмах кожаного хвоста и новый удар заставил девушку вскрикнуть и прикусить губу. Почувствовав в кус крови во рту, бастард прислонилась лбом к деревянному столбу и тут же закричала от новой вспышки боли.
Как ей удалось выдержать эту пытку, она не знала, когда Ашур подошел к ней, чтобы расковать руки, она тяжело осела на песок. Девушку трясло, но посыльный не обратил на это внимание. Он вздернул ее на ноги и принялся раскреплять кандалы. Наставник покинул площадку, закончив истязание, но бастард, как и Ашур не могли увидеть на его лице гримасу отвращения. Ему было не по душе то, что в лудусе появилась девушка, которую приобрели как гладиатора.
- Это теперь твой дом, и новые соседи, - гадко хихикнув, Ашур втолкнул ее в клетку к трем гладиаторам. Скифка так и стояла на пороге, стараясь сделать вид, что ей не страшно. Но получалось плохо, ей было очень страшно оказаться совсем одной в компании этих животных, которые с удивлением глазели на девушку.
Засов со скрежетом закрылся за ее спиной, заставив Скифку вздрогнуть. Спина нещадно болела, но сейчас это как-то ушло на второй план.
Один из гладиаторов поднялся со своей лавки и направился к девушке. Похоже в его мозгу так и осталось непонимание, он не знал что она тут делает и почему - на шлюху не похожа, слишком много одежды, нет ошейника и она не улыбается. Но тогда если она не из дома удовольствий, то зачем?
Бастард попятилась и кажется именно это действие разрушило преграду непонимания.
Громила схватил ее за руку и притянул к себе.
- Это подарок от Госпожи за победу, - догадался один из гладиаторов и на их лицах появились похотливые усмешки.
- Нет! - рыкнула Скифка, когда первый схватил ее за руку, притянув к себе. Она ударила его снизу в челюсть, и откуда только взялось столько сил, что она сумела оттолкнуть от себя мужчину, что весит вдвое больше нее самой, да еще и воина? Двое подскочили "на помощь" товарищу, хотя его состояние их интересовало меньше всего, главное сейчас было овладеть девчонкой. Келевру повалили на пол, один крепко сдержал ее за руки, второй пристроился между ног и разорвал рубаху.
Келевра осыпала их проклятьями, трудно было поверить, что красивая девушка вообще может выражаться как портовый грузчик.
- Эй, что тут происходит и без меня
- Четвертый, - с ужасом подумала Скифка, продолжая отчаянно вырываться, но куда там жестокие руки касались ее тела, вызывая отвращение и чувство беспомощности.
Девушка даже не сразу узнала своего спасителя, им оказался тот самый мужчина из покоев Госпожи, который сорвал ее покушение на жизнь Лукреции. Это было очень удивительно, что он вступился за нее и более того "успокоил" разгоряченных гладиаторов увесистыми ударами и пинками. Что странно перечить они не посмели, хотя этот человек выглядел менее внушительным, чем остальные в камере, да и к тому же их то было трое.
Сильные руки заставили ее встать, а затем мужчина толкнул ее к лавке, которая видимо играла роль постели.
Ей очень хотелось поверить в то, что он сейчас сказал правду. Продолжая дрожать от боли и пережитых эмоций, Скифка сидела на лавке и прикрыв грудь руками, смотрела снизу вверх на своего спасителя.
- меня зовут... Келевра, - прошептала она пересохшими губами, - А ты?
- Сука она и есть сука, - зло бросил один из несостоявшихся насильников, вытирая кровь с лица.

+3

8

- Я Ганник. – коротко ответил гладиатор, расслабляясь. Опасность миновала, униженные сокамерники насуплено скучковались в другом углу. Возможно, когда-то они это и припомнят Ганнику, но пока выступать против него не решались – любимчикам многое позволено, а наказание за обиды им суровое. – это имя не местное
Пока Гай отмечал очевидную вещь, он наклонился к своему прискамеечному  сундуку, где хранилось всякое тряпье и мелочи. Выудив оттуда пару вещей он бросил их новенькой
- Прикройся, не провоцируй их – мужчина бросил хмурый взгляд через плечо. Здесь он был главным и готов был подтвердить свой статус, если кто-то осмелится его оспорить. Но троица сидела только злобно оскалясь ругательствами в адрес девушки. Пренебрежительно поморщившись, Ганник вновь обратил свой взор на гостью. Если ее отмыть, то она очень даже и ничего. Гладиатор повеселел и уже более дружелюбно спросил
- Откуда ты?

0

9

Скифка с опаской поглядывала в сторону троих гладиаторов, пытавшихся ее обесчестить, надеясь на то, что мужчины действительно не посмеют большее к ней прикоснуться. Что-то было в этом гладиаторе, назвавшемся Ганником, что такое что заставило их повиноваться, вот только бастард чувствовала, что это не только страх. Порядки в этом герцогстве вообще были вне понимания бастарда Видящих, но это сейчас было не главное.
Девушка с благодарностью приняла из рук мужчины рубаху, которая впрочем оказалась ей великовата, но это было не страшно. Поспешно сняв превратившуюся в лохмотья рубаху и, натянув одежду через голову, стесняясь собственной наготы, Скифка наконец решилась посмотреть в глаза своему спасителю и чуть заметно улыбнулась уголками губ.
- Спасибо, - тихонько прошептала она, чуть поморщившись когда жесткая ткань его рубахи коснулась ее иссеченной спины.
- Из Горного Королевства... - ответила Келевра, задумавшись о том стоит ли сказать кто она, и решив, что все-таки стоит, продолжила:
- я Скиф Келевра Видящая, бастард, - девушка говорила очень тихо, так, чтобы слышал только Ганник.
Стало очень обидно, когда Скифка поняла, что он ей не поверил, что ее слова прозвучали глупо и нелепо. Бастард короля, как же - сидит тут едва избежавшая изнасилования в клетке с гладиаторами Шокса и говорит о том, что она королевской крови. Бред. Девушка нахмурилась, не зная как доказать, что она не лжет.

+1

10

Ганник бросал заинтересованные взгляды на переодевающуюся девушку. «Свежее» мясо, не замылевшее глаз гладиатора, перепробовавшего почти всех женщин в лудусе, очень радовало бойца. Но он соображал, что его темные мыслишки не к месту. К тому же он был вполне удовлетворен на сегодня прекрасной Госпожой и ее служанкой.
Устало вздохнув. Ганник упал на скамью и откинулся назад к стене. Гладиатор почесал свое клеймо на правой руке, беспечно улыбаясь и оглядывая свою камеру. Перспектива наблюдать что-то новое в однообразной жизни заставляла желать наступления нового дня. Боец хотел узнать, чем же кончится эта история с новенькой Келеврой. А то, что он услышал дальше возбудила неимоверный интерес, смешанный с сомнениями и удивлением.
- Ты? – мужчина захохотал, не удержавшись – Ты дочка короля? – Ганник уже в открытую громко смеялся, трое гладиаторов заулыбались, видя веселье своего брата, хоть они и не слышали, о чем шла речь. Но Гай не удержался и громко повторил услышанные слова
- Ты бастард рода Видящих? Да ну! А я только хотел представиться каким-нибудь герцогом или маркизом, а ты меня сделала своей королевской кровью – мужчина откровенно веселился, но это было без злобы, скорее это выпитое вино было виной такому поведению. Кстати на счет вина. Ганник наклонился вбок, выуживая из-за лавки кувшин вина, которым каждый вечер награждает его Госпожа за усердие и заслуги перед домом Марцелов. Плеснув немного в чашу, Гай сделал большой глоток. Конечно, это пойло не сравнить с тем, что он пил у Госпожи, но все же лучше, чем просто теплая вода. Остатки хороших манер напомнили мужчине предложить вина и «гостье»
- Ну да, конечно – широко улыбнулся Ганник и протянул чашку девушке – На вот, пей. И располагайся, я так подозреваю, что наша Госпожа не вспомнит о тебе скоро, поэтому тебе ночевать здесь. Возможно, не одну ночь. Как мы будем спать? – игривый блеск в глазах выдавал легкое опьянение и веселье – ты сверху или я?
Такая возможность нравилась Ганнику и он по своему обыкновению уже не сомневался в том, что вскоре он будет сверху познавать новое тело. Если, конечно, Скиф выживет здесь.

0

11

Ну да, конечно, чего еще можно было ожидать от этих "животных", кроме насмешек. Скифка нахмурилась, не зная какую колкость сказать в ответ. Обычно она отличалась весьма острым язычком и изрядной долей иронии, приправленной сарказмом, но вот сейчас ничего нужного в голову не приходило.
Она уставилась в пол, делая вид, что просто не замечает их смеха, и недоверия.
Когда Ганник наклонился, Скифка невольно отпрянула. Все-таки эта компания не вызывала у нее доверия. И пусть сейчас он спас ее от своих же сокамерников, но не факт, что все это не игра для него.
Однако он всего лишь достал кувшин, и бастард догадалась, что скорее всего там вино. Так и есть, когда пробка полетела прочь, ей удалось уловить едва заметный аромат.
- Нет, спасибо, - она отстранилась, откровенно пренебрегая дурманящим напитком, хотя честно сказать пить хотелось даже очень.
- Почему ты не дал мне убить ее? - неожиданно спросила Скифка, повернувшись в сторону Ганника.
- Сомневаюсь, что она забудет такое - чего чего, а гнева Лукреции бастард почему-то не опасалась, хоть и понимала, что ничего хорошего теперь с ней не будет.
От подобного хамства Келевра резко встала с лавки, поморщившись от боли в спине и отошла в угол. Как раз между лавкой гладиатора и стенкой было немного места, так что Скифка решила, что проведет эту ночь на холодном каменном полу, чем в компании этих людей, которые похоже не могут вообще ни о чем думать, кроме собственного удовлетворения.

0

12

Гладиатор снова широко улыбнулся, демонстрируя лишний раз ямочки на щеках и удивительно белые и ровные зубы (которые до сих пор были все на месте)
- Она-то не забудет, но оставит тебя подольше здесь, надеясь на то, что изголодавшиеся звери тебя здесь пользуют – Ганник был простым парнем и выражался откровенно о том, что думает. Даже на вопрос, который в первые мгновения удивил его, неужели это не очевидно:
- Как же я позволю какой-то нищенке рабыне убить свою госпожу, которая меня кормит, поит, спит со мной и которая сделала меня чемпионом Шокса? Сама подумай – Ганник серьезно посмотрел на Скифку – я понимаю, что ты чувствуешь, когда-то я тоже испытывал схожее, но я добился здесь положения и славы, я так просто с этим не расстанусь. Без обид – мужчина чуть наклонил голову пока говорил, но затем, допив вино, от которого отказалась девушка, он расплылся в улыбке – Хотя, я представляю, какие торги разгорятся из-за меня, лучшего бойца дома Марцелов, чемпиона Шокса – гладиатор мечтательно поднял глаза в потолок – эти богатые дураки глотки будут рвать друг другу, чтобы заполучить кусочек меня. – опьянение Ганника усиливалось, он смаковал подобные рассуждения о себе. Слишком самоуверенно, спесиво и эгоистично, но, надо признать, он был прав. Лукреции не раз предлагали огромные деньги за чемпиона, иной раз даже угрожали. Но женщина могла дать жесткий отпор завистникам и сохранить у себя своего питомца.
Еще раз вздохнув, громко выпустив из легких воздух, гладиатор лениво повернул голову в угол, в который забилась девушка.
- Ну как хочешь… Только подстели что-нибудь под спину, под утро пол адски холодный. – Ганник растянулся на своей лавке, предварительно осушив еще одну чашу вина. Расслабившись, он с удовлетворением чувствовал, как натруженные за день мышцы отпускает напряжение и они расслабляются. Божественное ощущение. Гладиатор закрыл глаза. Перед внутренним взором все кружилось, это ощущение «полета» в исковерканном смысле тоже нравилось Гаю. Хороший день, теперь нужен хороший сон.
Троица других гладиаторов еще сидела, каждый внимательно рассматривал незваную гостью, которая должна была стать подарком им, если бы не долбаный красавчик. Изредка косо поглядывая на лежавшего Ганника, возможно, троица еще не потеряла надежды получить свое ночью.

0

13

- Которая решает как тебе жить, забрала твою свободу и заставляет проливать кровь на потеху людям, - сейчас они смотрели друг на друга с изрядной долей непонимания, ведь Скифка совершенно не готова была смириться с ролью человека подневольного. Она не понимала как можно так просто взять и отказаться от своей свободы, как можно с удовольствием участвовать в кровавых схватках, на потеху толпе и убивать ради забавы. Нет, она ничего не имела против сражений, против состязаний, но не понимала зачем нужно убивать на арене. Разве не достаточно просто победить?
- А этот? - Скифка кивнула в сторону помещения напротив, где теперь жил ее супруг. Она намеренно не называла имя, бастард помнила, что Крикс просил не говорить о том, что они знакомы, вот только по тому как эти двое смотрят друг на друга, словно готовы сожрать живьем, она поняла, что мужчины кое что скрывают, - его ты знаешь? сможет биться?
- Спасибо за заботу, - язвительно отозвалась Келевра из своего угла, но советом все же воспользовалась. Дотянувшись рукой до шерстяного покрывала, она выдернула его из под руки Ганника, ничуть не переживая о том, что ее спаситель остался без "одеяла".
- Ничего, он вон какой здоровый, ему не повредит, - бастард неспешно завернулась в колючую накидку, больше напоминающую кусок большой тряпки, нежели покрывало.
- Я смотрю тут о вас прекрасно заботятся, - с некоторой долей иронии, добавила она, откинув голову чуть назад. Кажется в таком положении иссеченная спина не слишком сильно ее беспокоила. Если такое вообще было возможно в данной ситуации.
- Я надеюсь эти тебя ночью не зарежут? и меня заодно, - не громко уточнила бастард, не зная придется ли ей спать этой ночью или лучше быть настороже.

0

14

- Трудности и суровые условия закаляют тело и дух – философски отозвался Ганник со своего места, не поднимая головы. Конечно, девушке. По его мнению, не стоило испытывать подобное, но раз уж она сюда попала, то придется терпеть и привыкать. – и заботятся о нас хорошо, спать, есть и пить дают. Если стать чемпионом, то еще получаешь женщин и вино. Но этого почти никто не добился, кроме меня. – гладиатор улыбался, когда приподнял немного локоть, чтобы отдать покрывало Скифке. – Всегда пожалуйста, обращайся – съязвил он, улыбаясь. Эта девушка ему начинала нравится, что-то в ней было такое необычное, да и сама она была красива и возбуждающа. Но, возможно, в Ганнике говорило выпитое вино, как всегда.
- Вон тот-то – гладиатор окинул беглым взглядом камеру напротив. Как странно, почему раньше он не заметил того, кто сидел там – Это, судя по всему, Крикс. Бывший чемпион дома Марцелов. Единственный гладиатор, которому даровали свободу. Сказки – самоуверенно кинул Ганник, приподнимаясь на локтях – ему всего лишь повезло, я слышал эти байки, говорят, что он бился с гладиаторами, которые подхватили понос и не могли высоко поднимать мечи, чтобы не обосраться – как обычно прямолинейный грубиян высказался так, будто перед ним и не девушка вовсе, а простой брат-гладиатор. Обаятельная улыбка, которая снова появилась на лице мужчины контрастировала с его речами – Старый пес, которого поймали опять и продали своим же хозяевам. Кстати, вас, кажется, купили в одном месте – теперь взор карих глаз был направлен на девушку – с чего это ты им интересуешься? – Ганник подозрительно прищурился.

0

15

- Я смотрю ты о себе прекрасного мнения, - чуть заметно улыбнувшись, отозвалась Скифка. Хвастовство она не любила, по этому пока не увидит Ганника в бою не поверит, что он настолько хорош.
- Бывший? Разве чемпионы бывают бывшими? - что-бы хоть как-то привести мысли в порядок, переспросила она, пытаясь понять какими ветрами Крикса могло занести в рабство. Ведь не тот это человек, чтобы носить ошейник, стоять на коленях и повиноваться тем, кто мнит себя Хозяевами.
- Он может быть очень опасен, - то ли предостерегая, то ли спрашивая произнесла Скифка.
- Ты прав, нас приобрели в один день. Но тебя там не было? Я что так быстро обрастаю слухами, - бастард за огромным количеством вопросов пыталась спрятать свое беспокойство, в том числе и за Крикса.
Честно сказать Келевра была несколько обижена тем, что узурпатор не говорил о свое прошлом, и не рассказывал о том, что был гладиатором.
- Как раз по этому и интересуюсь, нас везли вместе и он не обидел меня, - бастард попыталась еще больше отдалиться, чтобы у Ганника не возникло мысли о том, что Келевра и бывший чемпион дома Марцеллов как-то связаны.
- И что теперь? Зачем нас держат здесь? - больше конечно ее интересовало, что будет с ней самой.

0

16

Нетрезвый Ганник потихоньку проваливался в сон, насыщенный денек был, а завтра предстоит не менее тяжелый. Пора бы и спать уже. Мужчина немного заплетавшимся языком отвечал на вопросы новенькой Келевры
- Да .я высокого о себе мнения, потому что я действующий чемпион, меня обожает толпа, женщины хотят от меня детей. Даже некоторые мужчины хотели бы испытать силу непобедимого Ганника. – гладиатор самодовольно смеялся – но все достоинство чемпиона только для женщин!
Мужчина ерзал на своей скамье, устраиваясь хоть как-то удобнее, вполуха слушая речи Скиф и пропуская половину мимо ушей. Но последний вопрос он понял четко и ответ его тоже был четким, потому что Ганник относился к этому весьма серьезно
- Нас держат здесь за тем, чтобы мы тренировались биться на арене во славу дома Марцелов и его хозяйки Лукреции! – повысив голос Гай пытался донести смысл бестолковой еще пока девчонке, которая не осознает всю серьезность и честь при попадании в братство гладиаторов. - и ты тоже будешь биться, если Лукреция и наставник сочтут тебя достойной и готовой проливать кровь на песке арены - Ганник, правда, не учел, что девушка может просто-напросто погибнуть еще до финального испытания, до которого не дотягивали даже крепкие мужчины. Но даже если девчонка получит клеймо, то Ганник уж ни за что не допустит того, чтобы его обскакала какая-то дикарка, хоть даже и королевских кровей, как она говорит. Все здесь равные и зарабатывают статус сами с чистого листа. Она не исключение. Мысли уже вяло текли в голове Ганника. Мир крутился кругом перед внутренним взором мужчины, приятное ощущение с которым не хотелось расставаться, но сознание покидало бойца и вскоре он негромко захрапел.

0


Вы здесь » Горное Королевство » Сюжет «И будет битва!» » [22.09.540] Тебе решать - жить или сдохнуть