Горное Королевство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горное Королевство » Сюжет «И будет битва!» » [15.11.540] Это страшное слово - супруги.


[15.11.540] Это страшное слово - супруги.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Дата: с 15 ноября 540 г.
Место действия: Олений замок
Персонажи: Арнольд Шокс, Ева Видящая
Краткое описание событий: История о том, что же на самом деле скрывается под "И жили они долго и счастливо, и умерли в один день".

+1

2

"Николь сейчас смотрит на меня. Николь и Мартин, они оба следят за мной. Следят... И они, наверное, не рады. Не рады тому, что я соединяю мою судьбу с ней."
Двери пиршественного зала в очередной раз открылись, выпуская кого-то из гостей подышать свежим воздухом. Празднество было относительно скромным, но на подготовку чего-то более впечатляющего не хватило времени: Арнольд настоял на том, чтобы провести свадьбу как можно скорее. Свадьбу, а спустя неприлично короткий строк - каких-то три дня - коронацию. Фитц был недоволен такой спешкой, однако Шокс был непреклонен. Он объяснял свою позицию тем, что ему необходимо как можно скорее заняться государственными делами, пошатнувшимися за время правления Евы... Но на самом деле герцогом управляли несколько другие соображения. Как можно скорее взять власть в свои руки. Отодвинуть жену от трона. Приставить к ней своих людей, чтобы она опять что-то не выкинула.
Как ни странно, но сама Видящая не возражала. Собственно говоря, она вообще мало что говорила и со всем соглашалась. Казалось, будто возвращение Арнольда подкосило Еву, лишило ее веры в успех и желания продолжать борьбу. Казалось... Но Шокс не верил. Ева уже успела доказать, что от нее можно ожидать чего угодно. Что ей нельзя доверять. А каждый шаг, отдававшийся болью в раненой ноге, напоминал о ее коварстве и о желании во что бы то ни стало, вопреки рассудку и дочернему долгу, остаться единоличной правительницей. А еще - о Евиной ненависти к Арнольду. Теперь, спустя два месяца после помолвки, это чувство стало обоюдным.
Под одобрительные возгласы Шокс в очередной раз поцеловал Еву и, улыбаясь, отстранился, отпустив ей танцевать с каким-то молодым аристократом. Самому Арнольду сейчас оставалось только пить, есть и весело переговариваться с Фитцем, Генриеттой, дворянами и спешно прибывшими из Шокса родственниками и друзьями. Общество близких людей, по которым Арнольд уже успел соскучиться, выпивка и вкусная еда... Но даже это не могло полностью отвлечь будущего короля от образов, к которым все время возвращался его уже немного замутненный разум. Первая жена - да, перед богами Николь была его правдивой женой, сын и эта, "супруга", которая спит и видит, как перерезать глотку Арнольду.
"На ее месте должна была быть Николь"

Отредактировано Арнольд Шокс (2013-05-27 19:58:07)

+1

3

Это был очень тяжелый день. Один из самых тяжелых дней за всю жизнь Евы. Тяжелый не только морально, но и физически. Вся эта суматошная подготовка к свадьбе и последующей коронации Шокса, зло отыгралась на заметно пошатнувшемся за последний месяц здоровье Её Величества. Музыка стихла, и Ева, подавив приступ тошноты от постоянного кружения по паркету, отблагодарила своего партнера лучезарной улыбкой и отошла к столам с едой. Официант в миг подлетел к Королеве, предлагая бокал шампанского. Видящая с сомнением посмотрела на искрящуюся жидкость. Вечер в самом разгаре, а у неё итак от слабости подкашиваются ноги. Боясь показать свою слабость, Ева отмахнулась от официанта, как от назойливой мухи, и взяла себе бокал вишневого сока. Через секунду её окружили бесконечные аристократки с их глупыми поздравлениями и восхищениями свадьбой, невестой, женихом, убранством замка и прочим. Ева лучезарно улыбалась, благодаря каждого кто к ней подходил. С другой стороны зала Ева увидела своего, теперь уже законного, супруга в окружении своих родителей. Они о чем-то мило беседовали. Так странно. С момента возвращения Шокса они практически не разговаривали, не смотря на то, что исправно играли свои роли счастливых молодоженов. Между супругами лежала глубокая пропасть, и если раньше Шокс пытался построить над ней хотя бы небольшой шаткий мостик, то теперь он отвернулся от неё и смотрел совершенно в противоположном направлении. Отныне супруга была ему неинтересна. Ева почувствовала это как только увидела его после похода. Он очень изменился. Больше не улыбался ей, не старался поразить и расположить к себе. Это пренебрежение чисто по-женски угнетало Видящую. Ведь каждой женщине хочется видеть рядом с собой мужчину, который её любит. Пусть она сама и отвергла эту любовь когда-то. Сколько воды с того дня утекло. Теперь же Видящая не могла точно сказать, что чувствует к Арнольду. За время его отсутствия страсти улеглись, она успокоилась и смирилась с положением вещей. Больше не было этой яростной ненависти к Шоксу, не было желания спустить на него злых псов и смотреть, как они разорвут его на части. Пусть не было и любви. Зато была благодарность за спасенную жизнь. И что-то еще.  Что-то, что вселяло в её разбитое сердце надежду на покой, определенность. Еве только предстояло разобраться в своих чувствах.
А тем временем тяжелый вечер подошел к концу, остаток которого Ева плавала словно в трансе. Сознание вновь прояснилось, когда за спиной закрылась дверь и щелкнул ключ в замочной скважине, заставив Еву вздрогнув. Девушка поймала себя на том, что не помнит, как родители, по старинному обычаю свели молодоженов в новые покои и закрыли на ключ, дабы во тьме родилась новая семья, которую на заре представят Эде и Элю. Она оглядела тонувшие во мраке покои и наткнулась взглядов на широкую кровать, окруженную развивающимися легчайшими прозрачными шторами. Вот теперь Еве стало по-настоящему страшно. Она не знала чего ожидать от супруга - ласки или силы. И надо признать, юная девушка совсем не была готова стать законной женой нелюбимого мужчины. Ева побоялась поднять глаза на Арнольда, чтобы узнать, что он думает обо всем этом. Сердце в груди отплясывало бешеную чечетку.
- Ох, Эда, как же ты не права, раз требуешь от меня подобного.
Не поднимая головы, Ева повернулась к Арнольду лицом и начала ритуал, подробности которого знала уже очень давно. Кажется когда-то она обещала ему смирение. Похоже пора следовать своему обещанию. Осторожно она расстегнула фибулу и сняла с мужчины праздничный плащ.

+2

4

- Она красавица. - произнес один из друзей детства Арнольда, теперь - капитан городского гарнизона Шокса. Поразительная карьера для бастарда... Но Арнольд никогда не ставил происхождение выше личных качеств человека. - Ты счастливчик... Ваше величество. - друг улыбнулся и хлопнул Шокса по плечу, собираясь уходить на свое место.
- Садись. Тут пока что свободно, Фитц с женой ушли танцевать. - предложил Арнольд и признался - Я хреново чувствую себя в этом гадюшнике.
- Брось. Придворные морды точно такие, как у нас. Холодно, правда. И это сейчас, а что здесь будет через месяц-два?
- Ага... - мужчина замолчал, затем продолжил - Тебе придется к этому привыкнуть. И не тебе одному. Мне нужен здесь кто-то, кому я могу доверять.
- Ты всегда можешь на нас положиться - после паузы ответил воин. - Я ожидал этого... Даже подготовил мне замену на всякий случай. Только позволь привезти сюда жену с дочкой.
- Без проблем. Завтра все вместе соберемся и обсудим.
- Лучше послезавтра - хохотнул друг - Завтра будет немного не до этого
- Ну да - ухмыльнулся Арни - А сейчас посиди еще здесь. Выпьем. Знаешь, как меня достала эта светская херня?
- Представляю. Ну, давай, за твою свадьбу, Арни.

Празднество шло своим чередом и наконец подошло к самому важному моменту - к провожанию молодоженов. Арнольд взял не сопротивлявшуюся невесту под руку и медленно, насколько позволяла нога, повел ее к покоям в сопровождении родителей. Голова чуть кружилась от выпивки, а ноги затекли от длительного сидения.
"Когда я уже смогу нормально ходить и тренироваться?" - раздраженно подумал Шокс.
Они вошли. Ключ в замочной скважине повернулся, отрезая молодых от внешнего мира.
Арнольд молчал. В голову лезли воспоминания о Николь, такие сильные, такие... Живые. Это ведь было всего 2 года назад. Всего 2 года... И вот как все изменилось за это время. У него теперь нет ни любимой, ни сына. Есть только законная жена... Которая его тихо ненавидит. Которая пыталась его убить.
Наконец Ева повернулась к нему и, не поднимая головы, начала расстегивать плащ. Шокс молча смотрел на ее тонкие руки, осторожно расстегивающие брошь в форме орла...
"Почему же ты на меня не смотришь? Что я сейчас увижу в твоих глазах, если посмотрю? Ненависть? Страх? Гнев? Или все это вместе?"

Арнольд приблизился к девушке и, положив руки ей на талию, дотронулся губами к ее лбу, затем поцеловал ее по-настоящему, пытаясь разглядеть в темноте выражение ее глаз. На секунду мелькнула мысль о перегаре, который сейчас, должно быть, чувствует Ева... И тут же ушла под натиском желания, которое у Арнольда вызывало красивое, юное тело. Осторожный поцелуй перешел в более страстный, мужчина начал, целуя Еву, одновременно с этим расстегивать застежки на ее платье. Непослушные от выпитого пальцы плохо справлялись с этим занятием, и Арнольд, не в силах дальше ждать, буквально рванул платье Евы, выдирая застежки с мясом, и сбросил его на пол. До кровати было всего несколько шагов, и мужчина практически затащил на нее жену, целуя ей шею и грудь. За окном, где уже давно шла гроза, прогремел гром, Шокс на секунду отстранился и встал рядом с кроватью, чтобы избавиться от одежды... И в этот миг яркая вспышка молнии осветила комнату, так что Арнольд впервые за все это время смог увидеть выражение лица своей новобрачной.

+2

5

Его прикосновения обжигали так, словно кто-то, решив поглумиться, стал прикладывать к молодой нежной коже раскаленный добела прут. Она вздрагивала каждый раз, когда он касался её тела. Еву била мелкая дрожь, но вряд ли Арнольд смог бы её различить в порыве страстей. Слезы градом катились из крепко зажмуренных глаз. Едва ли Ева смогла бы их сдержать, даже если бы и захотела. Она была обессилена, она не могла и пошевелиться толком от ужаса, навалившегося тяжелым грузом на её хрупкие плечи, от чувства близящегося, неизбежного насилия. Пуговицы со звоном попадали на пол, и этот резкий звук заставил Еву сжаться в комок еще сильнее. Вот и рухнула последняя преграда между Арнольдом и её телом. Теперь уже ничего не сможет его остановить. Она почувствовала прикосновения его губ там, где еще никто и никогда её не касался. Почувствовала как обжигает её плечи, шею, грудь. И от этого ей лишь еще сильнее захотелось убежать из этой проклятой комнаты.
- Это сон. Это всего лишь сон. Скоро все закончится. Все закончится. - Повторяла она про себя, словно заклинание. Но сама не верила своим собственным словам. Теперь это неотъемлемая часть её супружеской жизни. Это никогда не закончится.
Под натиском мужа Видящая оказалась на кровати. Спиной она почувствовала обжигающе ледяные простыни. Она подняла взгляд мокрых глаз к потолку и взмолилась Эде о пощаде. Она не могла. Это было выше её сил. Как же она мечтала в то мгновение о помощи. Но помощь не придет. А у неё уже не было ни сил, ни возможности, ни права сопротивляться. В какой-то момент её тело перестало корчиться от поцелуев мужа, выручившего секунду, чтобы избавиться от стеснявшей его одежды. И Видящая впервые взглянула на мужа за этот вечер. Сверкнула молния разбушевавшейся грозы и озарила лицо королевы, озарила все те эмоции, что она испытывала в ту секунду - страх, даже ужас от нависшей над ней угрозы. Она смотрела в глаза не своему супругу, а дикому зверю, готовому разорвать свою жертву на мелкие клочки. Еще больший страх охватил все тело Видящей, заставив её съежиться под его взглядом. Сверкнули в отблеске молнии мокрые дорожки слез и мертвенная бледность лица. И в следующую секунду комната вновь утонула во мраке.
- Всё. - Сказал кто-то чужой в её голове. Вот и пришел конец её свободной жизни. Ева лишь едва слышно всхлипнула, все еще не готовая принять подобную участь.

+2

6

Молния сверкнула, осветив комнату. Увидев лицо жены, Арнольд почувствовал себя так, как будто его окатили ведром холодной воды. Ева, его жена, с которой он сегодня связал судьбу перед лицом богов... Плачет? Сжимается от страха? Смотрит на него, как на... Как на чудовище?
Шокс несколько секунд стоял не двигаясь, смотря на сокрытое мраком лицо Видящей, а перед глазами у него стояло ее заплаканное лицо, выражение ее глаз... Такой он ее еще не видел.
"Бл*ть!"
Арнольд резко повернулся, не обращая внимания на вспыхнувшую боль в ноге, и подошел к окну, не понимая, зачем он это делает. Распахнул окно настежь и высунул голову наружу - дохнуть свежего воздуха. В нос ударил запах сырости, далеко в небе еще раз сверкнула молния, а в лицо ударили капли дождя. Шокс не отстранился. Желание, которое только что полностью владело им, исчезло. Вместо него пришел целый букет чувств. Ощущение вины. То чувство, которое ощущает каждый отвергнутый мужчина... Но стократ сильнее. И еще одно.
"Неужели все, что я сделал, все, что я прошел... Зря?"
Арнольд не знал ответа. Но одно он знал точно - он не обидит свою жену. Он, может, и далек от идеала... Даже очень далек, пожалуй. Но если бы он дурно поступил со своей женой, то стал бы хуже последней твари.
"Нет!"
Мужчина повернулся спиной к окну, глядя на силуэт Видящей, далее лежащей на кровати... И со страхом ожидающей его.
"Она боится меня до дрожи" - осознал Арнольд. Полностью осознал. Все, что он к ней чувствовал, вся злость, обида за унижение, чувство ненависти, которое в нем возникло после устроенного Евой покушения... Исчезло. Осталась только безжалостная мысль:
"Моя жена боится и ненавидит меня"
Он принял решение.
- Можешь спать. Я тебя не трону - голос Арнольда чуть дрогнул, но он чувствовал, что поступает правильно. Когда-то ему придется это сделать, чтобы зачать наследника... Но не сейчас. Сейчас он был на это не способен.
Мужчина лег на кровать, постаравшись устроиться подальше от Евы, и закрыл глаза, пытаясь отогнать мерзкие мысли. Получалось не очень.

+1

7

Когда муж отвернулся и открыл окно на распашку, его жена прижалась спиной к спинке кровати и, подтянув к себе ноги, обняла свои колени, инстинктивно пытаясь укрыться от супруга. Она наблюдала за ним, как загнанная лань наблюдает за тигром - с тем же осознанным чувством безнадежности. Но то, что в тот вечер Ева увидела на лице своего супруга, те эмоции, что он испытывал - она никогда их не забудет. Еще не раз и не два она вернется мыслью к этой ночи и будет беспощадно анализировать каждое мгновение этой ночи, опознавать каждую тяжелую мысль на лице супруга. Но не сейчас. Сейчас ей больше всего хотелось проснуться где-нибудь в безопасности и понять, что все происходившее последние несколько месяцев - лишь сон. Она вздрогнула, когда Арнольд обернулся к ней. Все тело сжалось в комок, но уже в то мгновение в глубине души по тяжело опущенным плечам, по глазам она поняла, что Шокс её не тронет. Еще до того, как он подтвердил это словами. В будущем она научится по малейшим изменениям в поведении супруга угадывать его мысли. Но это будет еще очень не скоро. А сейчас же пережитый ужас не давал Еве до конца поверить в его слова. Но она все же попыталась ему в какой-то степени довериться - обессиленно спустилась на кровать и, накрывшись одеялом едва ли не с головой, свернулась калачиком. Хотелось встать и одеть на себя хотя бы что-нибудь. Но было безумно страшно покидать этот квадратный метр безопасной территории. В любую секунду Арнольд мог изменить свое решение, хотя Ева в глубине души и понимала, что вряд ли что-то может сейчас заставить его изменить принятое решение. Но страх перед мужем, перед его грубой мужской силой, перед его властью над ней так глубоко впитался в кору её головного мозга, что королева боялась даже пошевелиться лишний раз. Она лежала неподвижно, уставившись в пол, и лишь плечи дрожали от беззвучных нервных рыданий. Королева никак не могла избавиться от ужасных мыслей о едва не свершившемся насилии и о том, что когда-нибудь это обязательно повториться. Гораздо позже она поймет, что в этот момент испытывал её супруг, и проникнется к нему настоящей, искренней благодарностью. Сейчас же ей хотелось поскорее забыть весь этот кошмар, но Арнольд своим тяжелым дыханием каждый раз возвращал Еву мыслями все к тому же. Так и лежали супруги в свою первую брачную ночь - каждый со своей стороны кровати, мучимый тяжелыми мыслями. Уже ближе к рассвету усталость наконец утащила Еву в некое полудремотное забытие, не сулившее отдыха.

+1


Вы здесь » Горное Королевство » Сюжет «И будет битва!» » [15.11.540] Это страшное слово - супруги.