Горное Королевство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горное Королевство » Сюжет «И будет битва!» » [27.09.540] мне можно начинать?!


[27.09.540] мне можно начинать?!

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Дата: 29 сентября 540
Место действия: Шокс. Арена
Персонажи: Крикс, Лукреция, Скиф Келевра
Краткое описание событий: Триумфальное возвращение пирата в ряды гладиаторов. Первый бой на арене Шокса
http://s2.uploads.ru/t/QyPUE.jpg

Отредактировано Лукреция (2013-06-13 19:21:24)

+1

2

Ощущения были знакомы до боли. Каменная стена, охлаждающая затылок и обнаженную спину, ощутимо вибрирует – толпа наверху не стесняется в выражении эмоций. Но самое главное – аромат боли и страха, которым пропитан каждый камень этой Арены. Крикс хорошо помнил его, а сейчас в нем появились новые струи, новые оттенки – память о тех, кто пришел сюда после него.
Крикс встал со скамьи, прошелся по крохотной каморке, где его заперли с полчаса назад. В дальнем углу под слоем пыли и кусками отваливающейся штукатурки обнаружилась глубокая борозда с перекладиной – символ смерти, который он нацарапал много лет назад, ожидая боя, который должен был сделать его чемпионом… или трупом.
Крикс покачал головой, снова сел на скамью.  Прошло много времени с тех пор, как он снова стал гладиатором.  Он редко видел жену, а в последние дни не видел вообще, но почему-то это его не беспокоило. Иногда он чувствовал угрызения совести – он не мог отделаться от ощущения, что предает ее, думая о другой женщине, но ничего не мог с собой поделать. Крикс вздохнул и с силой потер ладонями лицо. Он ни секунды не сомневался, что любит жену, но госпожа оказывала на него какое-то особое действие. Она словно гипнотизировала его, заставляя сердце стучать чаще, нагоняя горячую кровь к промежности, когда руки холодеют, а в висках стучат тысячи молоточков… нет, это не любовь, но власть госпожи над ним очевидна. И это совсем не нравилось вольному пирату, насмешкой судьбы снова оказавшемуся в оковах гладиатора.
Топот толпы стал сильнее, крики проникли в каморку даже сквозь многометровую толщу камней и деревянных балок. Крикс занялся подгонкой снаряжения – один шнурок на поножах, развязавшийся во время поединка, может стоить жизни. Короткий меч приятно утяжеляет руку, Крикс не сдержался, кистевым движением крутанув его вокруг себя, в блестящем лезвии отразились спокойные, чуть прищуренные глаза. Пора.
Прямоугольный щит терпеливо ожидал своего часа на лавке. Шлем после некоторых раздумий Крикс  оставил на ящике, прошелся по комнатушке, привыкая к весу экипировки. Когда лязгнули запоры двери и четверо дюжих стражей с мечами наголо повели его к решетке, ведущей на Арену, бывший пират, а ныне – гладиатор, был готов. И По лицу его было видно, что идет Чемпион.

+1

3

Лукреция, как и другие знатные гости, расположилась в мягком кресле на высоком помосте. Это было самое удобное и почетное место, ведь именно отсюда - сверху, с трибуны, можно было наблюдать за боями, замечать все мельчайшие детали. И конечно же здесь было безопасно, и комфортно. Изящный жест рукой и обученная рабыня подала владелице лудуса гладиаторов дорогое вино, но Лукреция лишь пригубила ароматный напиток. Ее внимание ее было сосредоточено на происходящем на Арене.
- Лукреция, дорогая моя, - приторно сладко произнес один из аристократов, сидевший слева от женщины.
- Друг Плиний, - столь же наигранно сладко и дружелюбно отозвалась владелица лучшего дома гладиаторов.
- Говорят Ваш морской дьявол снова выйдет на песок, радовать наши взоры своими победами?
И ведь ни слова правды, о какой радости может идти речь, когда дело доходит до конкуренции, но это было не важно, Лукреция все равно улыбнулась и чуть расправила и без того ровные плечи. Глаза ее сверкнули, заметив, что собеседник при этом весьма нахально пялится на глубокий вырез ее роскошного платья. Не трудно было угадать желание этого мужчины, и честно сказать Госпоже это нравилось. Ей нравились эти похотливые, жаждущие ее тела и любви властные и богатые ублюдки, готовые сожрать друг друга живьем, ради нее, но в тоже время женщина знала - никто из них ее не получит.
Подушечками пальцев она легко скользнула по руке Плиния, заставляя отвлечься от созерцания ее декольте.
- Быть может мой Чемпион снова проявит себя на Арене, тем более, что противник у него будет славный, не так ли, Плиний? Это ведь кто-то из ваших, верно? - конечно же Лукреция прекрасно знала кто будет противником ее Крикса, но эти придворные игры слов ее забавляли.
- Окажите мне честь, дорогая, объявите своего Чемпиона вместе со мной? - Плиний встал и поднял вверх правую руку, в знак того, что толпа должна угомониться.
- Почтенные жители герцогства Шокс! Сегодня! На Ваших глазах состоится грандиозное сражение! Прошу, Лукреция, объявите своего бойца, - последнюю фразу он произнес тихо, специально для нее.
Женщина встала и так же как Плиний вскинула руку вверх.
Толпа взревела, приветствуя известную Госпожу, и когда шум стих, женщина заговорила.
- Морской Дьявол снова на песке Арены! Крикс! Чемпион Шокса! - казалось, что этот рев толпы может оглушить и вызов противника Крикса потонул в этом реве, а гладиаторы уже шагали по песку из разных концов арены...

Отредактировано Лукреция (2013-06-14 21:55:28)

+1

4

Толпа приветствовала Крикса сдержанно, явно берегли силы для главного боя. Крикс прошел в центр Арены, красиво вскинул меч, обведя острием трибуны.
- Шооооокс!
Толпа взревела в ответ, но как-то неуверенно, настороженно, за годы успели отвыкнуть от голоса своего истинного чемпиона.
- Мне можно НАЧИНАТЬ?!
Крикс развел перевитые мышцами руки в стороны, запрокинув голову, дикий вой вырвался из мощной груди, взлетел в небо и рассыпался на мириады осколков. Зрители, словно проснувшись, вскакивали с лавок, в воздух полетели головные уборы, рубахи, даже сапоги, многоголосый гвалт легко поглотил лязг вторых ворот.
Они вышли неспешно. Трое уверенных в себе, могучих зверей. Крикс перевел взгляд на трибуну. Судя по лицу госпожи, неожиданная замена противника и численный перевес для нее тоже стали полной неожиданностью. Хлыщ рядом с ней, напротив, сиял, как медный таз. Сомнений не осталось – это не поединок, а казнь. Но организовала ее не госпожа.
Крикс повернулся к противником. Справа шагал высокий чернокожий гигант, на мускулы страшно смотреть, словно под гладкой кожей перекатываются апельсины. Голову закрывал сплошной шлем с узкими прорезями для глаз, оттуда смотрела сама тьма. В руках он без малейшего напряжения нес огромный молот. Слева двигался высокий худощавый атлет в легких кожаных латах, многозначительно наматывающий на кулак цепь с тяжелым грузилом на конце. Но больше всего Крикса заинтересовал тот, что шел в центре – на голову ниже соратников, весь словно сплетенный из тугих жил. Он был обнажен по пояс, на неестественно бледной коже выделяется множество белесых шрамов. Голова совершенно лысая, ни волос, ни бровей, на месте носа бугор с двумя ноздрями, как у ящериц. Перехватив взгляд пирата, он оскалился, Крикс ощутил слабость в коленях – зубов у противника явно больше, чем положено иметь человеку, да и формой они скорее напоминают акульи. Этот уродец невооружен, но только на первый взгляд – остановившись, он скрестил руки перед грудью, резко опустил кулаками вниз – из закрепленных на запястьях ножен выскочили короткие, с поллоктя, но острые как бритва клинки, по два на каждой руке.
- Начинайте!
Команда грянула, как гром с ясного неба. Троица рассредоточилась, молотобоец пошире расставил ноги, цепь его приятеля уже со свистом рассекала воздух, выбирая момент для атаки… «зубастый» присел в низкой стойке, широко расставив ноги, со свистом выпустил воздух… и метнулся вперед. Крикс быстро отступил,  закрывшись щитом, противник умело нырнул под край, Крикс рубанул мечом… брызнула кровь, на правой грудной мышце пирата остались две кровоточащие полосы. Зубастый тут же заученно отступил, провоцируя на контратаку и подставляя под удары соратников с фланга, но Крикс не купился – сделал шаг вперед, тут же повернулся к молотобойцу, уже заносящему орудие…
Громыхнуло, левая рука отнялась, Крикс быстро отступил в оборонительную стойку, длинный умело поддел его ногу цепью. Земля и небо поменялись местами, пират покатился по песку, чудом увернувшись от удара молота… зубастый одним прыжком оказался на груди лежащего, скрестив клинки под подбородком.
Но враги не стали убивать сразу, как сделал бы воин, приученный к практичности битвы. Гладиатор  же обязан показать зрелище. Поэтому молотобоец и длинный прошлись по песку, играя мышцами и выкрикивая что-то на своих наречиях. Крикс закрыл глаза, чувствуя смрадное дыхание зубастого. Это конец. Жаль, он так и не увидел жену, не сказал, что ему очень жаль, что все так закончилось.
К левой руке постепенно вернулась чувствительность и первое, что ощутил Крикс – свой щит, лежащий неподалеку. Решение пришло мгновенно – едва зубастый приподнялся, занося руку для заключительного удара…как встретился головой с поверхностью щита. Крикс стряхнул его, торопливо вскочил, перехватив щит поудобнее обеими руками и наотмашь ударила по лицу молотобойца. Свистнула цепь второго, Крикс успел пригнуться и ударил краем щита. Изо рта поверженного чернокожего хлынула кровь – край каленого металла почти отделил голову от туловища.
В кувырке подхватив меч, Крикс оказался лицом к лицу с длинным, замахивающимся цепью для повторного удара. Клинок вошел чуть ниже солнечного сплетения, Крикс заученно повернул в ране и дернул вверх.
Второй противник еще не осел на песок, когда Крикс направился к зубастому. Тот мотал головой и явно еще не пришел в себя. Взмах меча – и уродец лишился двух своих клинков вместе с правой рукой. Зашипев, как змея перед прыжком, он бросился в атаку, Крикс машинально стукнул навстречу рукояткой меча. Зубы поддались в глотку, уродец забулькал, захрипел, на тонких бесцветных губах появилась кровавая пена. Крикс ударил еще несколько раз, меч полетел в сторону. Схватив одной рукой за загривок, а другой – за пояс, пират с усилием поднял вяло трепыхающееся тело над головой, повернулся к центральной трибуне.
На хлыща, соседа госпожи, жалко смотреть. Он трясся, что-то бормотал, хватался за обереги под роскошными одеждами… Крикс перевел взгляд на госпожу.
- ТЕБЕ!
Он с силой обрушил тело противника на колено. Хруст позвоночника утонул в реве толпы. Трибуны ходили ходуном, некоторые особо рьяные зрители падали в круг, где их оттесняли к стенам стражи, женщины срывали одежду, бросая ее на песок. Крикс взревел, вскидывая сжатые кулаки. Завоеватель, играющий судьбами, сбежал в самые потаенные уголки души, вместо него на песке стоял монстр, порожденный Ареной – истинный Чемпион.
Местный лекарь, осмотрев раны, признал их неопасными, поэтому полноценную помощь Крикс получил уже в лудусе. Когда он вошел во двор, гладиаторы встретили его аплодисментами – слух о блестящей победе уже обогнал его. Крикс поднял руку, приветствуя  братьев, нашел взглядом Ганника и многозначительно указал на него. Смысл этого жеста был очевиден.

+1

5

Ворота открылись с мерзким скрежетом, но Лукреция, казалось, этого даже не заметила. Навстречу ее гладиатору двигались сразу трое бойцов. В горле пересохло, сердце забилось быстрее, и на мгновение в глазах мелькнула искра страха. Мелькнула и тут же погасла расчетливостью и волей.
- В конце концов он всего лишь раб... - вот только сердце предательски дрожало от мысли, что сегодня, сейчас, быть может через несколько минут ее Чемпион потерпит поражение и погибнет... И его кровь прольется на песок Арены в последний раз.
Стоило лишь вскинуть руку и остановить все это безумие, ведь такого уговора не было.
Лукреция была в ярости, в душе бушевал такой ураган, что она готова была разорвать всех этих высокопоставленных ублюдков, подставивших ее таким образом.
Она не удостоила Плиния даже взглядом, не было желания смотреть на эту искрящуюся от самодовольства напыщенную змею. Она еще найдет способ отомстить, обязательно найдет, уж что что, а запоминать обиды Лукреция умела.
Команда о начале боя прозвучала внезапно и неприятно резанула по ушам, но Госпожа заставила себя улыбнуться, садясь на мягкое кресло, делая вид, что такой расклад ее ничуть не удивил и даже обрадовал.
- Только попадись мне, шакалий выкормыш, - зловещая мысль скользнула по сознанию женщины, но была отброшена в сторону до лучших времен, так как в этот момент сталь лязгнула о сталь.
Самый низкорослый из троицы противник метнулся к Криксу, да так быстро, что Госпожа не успела понять что произошло. И почему толпа молчит? Почему все затаили дыхание и слышно как молот ударился о щит, заставляя мужчину отступить на шаг.
Пальцы правой руки впились в  оббитый атласом подлокотник и, сидящий слева мужчина хмыкнув произнес:
- А не так и хорош Ваш дьявол, дорогая, бой только начался, а его кровь уже на песке, - сколько же желчи и злости было в замаскированном под сочувствие вопросе.
Лукреция медленно и величественно повернулась в пол оборота к Плинию и заставила себя хитровато улыбнуться, при этом язык скользнул по губам.
- Первая кровь это жертва Богам, и пока от моего дома они не отвернулись, - тонкий намек на то, что Лукреция, не смотря на троекратное превосходство сил на арене, уверена в победе своего бойца. Плиния едва не затрясло от ярости, как она может, эта сука, почему ведет себя столь неопределенно, почему смотрит на него - Плиния, свысока... В голове у политика не укладывалось, что всего лишь женщина позволяет себе настолько непочтительное поведение.
Трое на одного это все-таки перебор, Лукреция это прекрасно понимала. Зрелищный бой готов был вот вот превратиться в безжалостную казнь.
Сердце снова предательски сжалось, когда ее чемпион оказался прижат к земле низкорослым бойцом, а скрещенные клинки под горлом и вовсе лишали любых шансов на спасение. А еще она знала - Крикс не станет просить пощады.
Секунды тянулись неумолимо долго, но в какой-то момент все изменилось. Изменилось настолько резко и неожиданно, что Лукреция не успела понять что же произошло. Ведь Крикс только лежал на спине, а вот он уже отбросил прочь несостоявшегося убийцу и атаковал остальных.
Толпа взревела от восторга, это было настолько невероятно, что все мысли смешались в голове. Это было какое-то безумие и... Лукреции это понравилось.
То, что Крикс уже победил, Госпожа поняла не сразу, а вот Плиний кажется осознал, по этому выглядел как мокрая мышь, трясся, что-то шептал. Но это сейчас было настолько мелко и не интересно, что Госпожа не отвлекалась от происходящего на арене на эту самовлюбленную змею.
В шуме толпу Лукреция не смогла услышать то, что прокричал Крикс, но безошибочным женским чутьем она знала что это было. Женщина встала, сверху вниз посмотрев сначала на своего гладиатора, на вернувшегося Чемпиона, а потом на ликующую толпу. И что-то подсказывало, что этот бой затмевает собой все прошлые и стал самым зрелищным, не смотря на то, что несколько боев еще впереди.
Оставаться и досматривать последующие Лукреция не захотела. По этому оглядев сидящих на трибуне и лучезарно улыбнувшись, она покинула свое место, после того как ее Чемпион покинул песок.

Лукреции не терпелось оказаться в лудусе. Послать за Криксом и выгнать вон всех ничтожных слуг и рабынь, чтобы остаться наедине со своим Чемпионом. Но в тоже время она не торопилась, надеясь, что гладиатор желает этой встречи ничуть не меньше своей Госпожи. До этого боя она позволяла ему видеть себя лишь на балконе, пока Лукреция наблюдала за тренировками своих бойцов.
Но прежде чем посылать за ним, необходимо было привести себя в порядок. Хотя о каком порядке может идти речь, когда дело касается ухоженной женщины? Она всегда выглядела великолепно. Тем не менее, Госпожа изволила принять ванну, и надела полупрозрачную алую тунику, изящно подчеркивающую соблазнительные формы ее тела.
В спальне Госпожа осталась одна, и когда Крикс вошел в ее покои, женщина увидела сначала его отражение в огромном зеркале, лицом к которому она стояла, и лишь затем, Лукреция неторопливо обернулась. Ткань туники затрепетала от движения, и женщина обезоруживающе улыбнулась своему чемпиону.

+1

6

В комнатушке, отведенной под лазарет, прохладно, несмотря на крохотный огонек в очаге, над которым сушились целебные травы и чистые тряпицы для перевязки. Пламя отбрасывает причудливые тени на стены, лицо гладиатора, отблески пляшут на выпуклых мышцах. Крикс задумчиво смотрел в огонь, пытаясь проанализировать происшедшее.
Едва ли выходка на Арене сделана по его душу, если только за время пиратства он особо сильно не обидел кого-то из местных богачей, настолько, что тот рискнул нарушить веками сложившиеся правила и регламент игр. Значит дело не в нем. Возможно, это месть госпоже. Эта мысль показалась более правдоподобной. Госпожа умела и любила играть мужским вниманием, ничего не давая взамен, так что кто-то из отвергнутых любовников мог…
…либо кто-то пробует на прочность ее монополию на лучших гладиаторов Шокса. Серия поражений ее лучших бойцов пошатнет благополучие этого дома и его госпожи, что может толкнуть ее на необдуманную сделку или соглашение.
От игр мысли Крикса вернулись к жене. Где она? Что с ней? Он не сможет спросить у госпожи, та мгновенно заподозрит неладное и тогда Скифке придется туго. Значит, придется осторожно навести справки у других бойцов.
Дверь распахнулась, на пороге возник один из стражнй.
- Тебя вызывают.
Крикс поднялся, от этого движения раны на груди открылись, кровь потекла тонкой струйкой, скапливаясь в ложбинах между мышцами, но он не обратил внимания. ОНА ждет.
У дверей стражник посторонился и остался снаружи. Это хороший знак. Крикс вошел в комнату и остановился посередине, устремив взгляд в противоположную стену. Лучи солнца, пробивавшиеся сквозь задернутые шторы, сверкнули в струйках уже немного свернувшейся крови на груди и животе.
- Госпожа.

0

7

Лукреция стояла в десятке шагов от гладиатора, хотя вернее сказать - это он стоял в десяти шагах от своей Госпожи.
- Подойди, - приказала она, сверкнув глазами.
Почему то в покоях было на удивление прохладно, прохладнее чем вообще можно было подумать на такой то жаре. Хотя быть может это ей лишь казалось, от того, что мурашки пробежали по светлой нежной коже.
Когда мужчина приблизился, Лукреция невольно сглотнула - этот гигант возвышался над ней как скала. Отчего то захотелось отступить на шаг назад. Госпожа вообще не любила когда кто-то смотрел на нее сверху вниз. Она не поддалась порыву страха и эмоциям, вместо этого женщина спокойно приказала:
- На колени... - пауза затянулась и в голову прокралась мысль позвать стражу, но в тоже время она понимала, что этим ничего не добьется.
Когда же ее чемпион опустился на колени на мраморный пол, сердце забилось ровнее, к ней вернулась эта уверенность уже не только как внешняя маска, но и внутренним ощущением властности.
Тонкая изящная ладонь легла на плечо мужчины, а затем скользнула чуть ниже, чувствуя стальные мышцы под кожей. Ей это нравилось, смотреть вот так, сверху вниз на человека, чья жизнь принадлежит ей.
- Что ты видишь? - неожиданно спросила она, начиная их старую игру, ту самую, которая так часто заканчивалась стонами и криками удовольствия на шелковых простынях.

0

8

На колени.
Крикс быстро взглянул на госпожу. Перед мысленным взором мелькнула картина небольшого помещения, башни, противник подносит к горлу Келевры кинжал, он, Крикс, медленно опускается на колени… сейчас эти воспоминания показались чем-то полузабытым, словно дурной сон. Тогда это был маневр, уловка,  а сейчас… пусть будет тоже маневр.
Не меняясь в лице, он подчеркнуто медленно опустился на колени. Мышцы под пальцами женщины напряглись, горячая, дурная кровь бушует в висках, но он держится. Она хочет игры, ощущения своей власти и он даст это. Но дозировано, понемногу. По капле…
- Что ты видишь?
Крикс мысленно приободрился. Пока игра идет по предсказуемому, десятки раз опробованному сценарию. Пора внести в него разнообразие.
- Богиню… которая немилостива ко мне настолько, что бросила на Арену против троих бойцов.
Она опасна, очень опасна, но Крикс чувствовал возбуждение, свое и ее. Одно ее слово – и кнуты сдерут всю кожу с его спины, но до чего эта атмосфера страсти и угрозы возбуждающа…

0

9

- Следовало бы бросить против пяти, за столь дерзкие речи, - мягкие прикосновения тут же сменились весьма ощутимыми царапанием ногтей, но теперь движение было вверх, от плеча к шее, пальцы замерли под подбородком, ногти впились в кожу, чуть приподнимая лицо мужчины вверх.
- Но ты выжил... и победил, вновь, - глаза снова блеснули, и она провела ладонью по его щеке, снизу вверх, отстраняясь.
- За такую победу положена награда, как ты считаешь? - разумеется ее совершенно не интересовало что именно считает гладиатор, ведь она уже придумала развлечение, которое станет ему наградой, а ей усладой взора.
- Зена! - повысив голос позвала Госпожа.
Через минуту занавески колыхнулись и в покоях Госпожи появилась девушка, лет семнадцать на вид. Полураздетая, приятной внешности, но очень скромная рабыня. Она не посмела взглянуть на Лукрецию и лишь пролепетала, чуть дрогнувшим голосом:
- Да, Госпожа.
- Я хочу чтобы ты взял ее на том столе, - владелица лудуса кивнула в сторону указанной мебели, а сама отошла к постели и изящно опустилась на перину, приготовившись наблюдать весьма возбуждающее зрелище.
Ее не интересовало хочет ли рабыня, чтобы ей овладел этот зверь, да и желание Крикса роли не играло, она лишь хотела понаблюдать и вряд ли что-то могло помешать этому.

0

10

Крикс медленно поднялся. К такому повороту событий он был не готов, госпожа как-то очень резко прекратила игру. Возможно, стоило усиливать натиск постепенно..?
Внезапно Крикс ощутил тяжелую волну ярости, поднимавшуюся из глубины души. Тот, перед кем склонилось целое королевство, исполняет роль комнатной собачки избалованного мужским вниманием суккуба? Что ж, если ей нужно животное, она его получит!
Он повернулся к девушке, та невольно отступила - гладиатор оказался в три раза шире и на голову выше, отступила, но недостаточно - Крикс выбросил вперед руку. Ткань платья треснула и поползла, открывая светлую, нетронутую загаром кожу, девушка вскрикнула, пытаясь прикрыть грудь.
- Руки!
Сильный удар тыльной стороной ладони по лицу швырнул ее ничком на стол, зазвенела дорогая посуда. Крикс не глядя сорвал сублигарию, подошел сзади. Всхлипнув, Зена попыталась сползти со столешницы, но сильная рука прижала ее, другая уже задирала  подол. Крикс вошел ударом, грубо, с ходу взвинтил темп. Не было ласк, не было прелюдии - только грубая животная сила. Девушка уже не всхлипывала, лишь тяжело дышала, по лицу катились слезы, голова дергалась в такт быстрым толчкам. Крикс искоса бросил взгляд на госпожу. Она хотела этого? Пусть видит, пусть смотрит, как животное начало берет верх над рассудком, и вся эта сила достается не ей, не ей, а той, о кого она побрезговала бы вытереть ноги...
Внизу живота образовался огненный шар, который ударил фонтаном, Крикс прогнулся в спине, вскидывая голову к потолку, дико, по звериному зарычал...

0

11

Чтож, ее зверь оправдал себя, не зря говорят, что в постели гладиаторы подобны Богам. Столько ярости, силы, а эти стоны беззащитной жертвы, ее слабые попытки вырваться, уползти, скрыться, убежать от этого натиска, да куда там. Внизу живота потеплело. Лукреция облизнула губы и сощурилась, пожалуй сейчас она напоминала кошку, сытую довольную кошку.
А это рычание... Она помнила это рычание, верх проявления удовольствия, но в душе кольнула ревность, ведь удовольствие было получено не с ней.
- Пошла прочь, - приказала Госпожа, когда Крикс отпустил рыдающую девицу. Та спешно схватила разорванное платье и скрылась.
Госпожа же провела указательным пальцем правой руки по нижней губе, сначала вправо, затем влево и хитро посмотрела на своего чемпиона.
- Тебе понравилось? - ответа по сути не требовалось, но все же ей хотелось услышать.
- Иди сюда, - она указала на место у своих ног и чуть вздернула подбородок, показывая, что непокорность будет жестоко караться.

0

12

Тяжело дыша, Крикс оглядел комнату налитыми кровью глазами. Зверь внутри него не насытился  одной жертвой, это лишь распалило похоть и жажду плоти. Медленно, словно башня осадного орудия, он повернул голову, горящий взгляд остановился на роскошной женщине на ложе.
- Да... госпожа.
Он решительно пересек комнату, сильные руки грубо швырнули женщину на ложе, еще мгновение - и он навис сверху, словно пышущий жаром кусок металла, разгоряченный, с угрожающе вздутыми мышцами. Одеяние госпожи распахнулось, на великолепную грудь упало несколько капель крови - раны на груди гладиатора снова открылись. Перевитые мышцами руки уперлись в ложе по обе стороны от головы женщины, Крикс припал губами к ее соскам, ощущая на языке соленый привкус собственной крови. Насытившись, он приподнялся, широкая ладонь огладила грудь женщины, остановилась на шее, сжав ее подбородок.
- Кричите... - прохрипел он, жадно целуя приоткрытые губы. - Еще не поздно закричать...

0

13

Играть с огнем? В любое время! Лукреции нравилось чувство опасности, адреналина, это было так маняще запретно, что просто невозможно было удержаться...
Крикс приблизился, как и полагается настоящему хищнику, уверенно, нагло, чувствуя собственное превосходство в физической силе. И куда делать эта утонченная аристократка? Сейчас на широкой постели была самая настоящая кошка, желающая, чтобы ею овладели - жадно, с чувством, с силой...
Так и случилось, всего мгновение, а она оказалась прижатой к постели, и женщине это понравилось. Она еще придумает, как проучить его за дерзость и своеволие, но все это будет потом, а сейчас...
Сейчас внутри нее бушевал пожар и это безумие сводило сума. Дрожь прошла по телу, когда он касался ее груди, целовал и облизывал соски, а последующий за этим поцелуй и вовсе погасил первый стон наслаждения, рвущийся из груди.
Прерывистое дыхание выдавало возбуждение Госпожи и когда их поцелуй закончился она коснулась ладонями его обнаженной спины, а затем ногти прочертили глубокие полосы на коже гладиатора.
- А ты заставь, - с вызовом прошептала она и усмехнулась - эта игра явно была ей по вкусу.

0

14

- А ты заставь
Эти слова стали последней каплей. Рассудок, пытавшийся что-то вякнуть сквозь шум горячей крови в ушах, был послан в щель Гекаты, а Крикс устремился на штурм "крепости" - такой влажной, такой горячей и такой желанной. Одеяние госпожи с треском разорвано, открывая чистейшую нежную кожу женщины, минимум раз в неделю принимающей ванну из молока, так не  похожую на обветренную, загорелую кожу Келевры. Впрочем, между ними было мало общего - прокаленная боями и солнцем амазонка и изнеженная богиня...
Рывком забросив ее ноги на плечи, Крикс вошел, грубо сжимая ладонями груди женщины. Организм, только что опустошивший запасы жидкости, спешно готовился ко второму залпу, что позволило гладиатору показать себя во всей звериной мощи. Ложе трещало и раскачивалось, словно утлая рыбацкая лодка в бурю, дорогое покрывало сбилось где-то у изголовья. Но этого было мало.
Прогнувшись в пояснице, он взрыкнул, лицо побагровело, на висках пульсировали вены. Мускулы вздулись сытыми удавами, он с ревом разрядился... и удовлетворенный инстинкт уполз в нору, уступая место рассудку, а вместе с ним - понимание того, что только что произошло. И осознанию последствий.
Гордость не позволила Криксу молить о прощении и пощаде. Он молча поднялся и выпрямился, словно живая статуя, отлитая из лучшей бронзы.
- Госпожа...

Отредактировано Крикс (2013-06-18 17:52:30)

0

15

Это было невероятно приятно и возбуждающе, чувствовать эту первобытную силы, этот неистовый напор и по-настоящему звериную ярость мужчины, в голове которого мысли уступают натиску первобытных инстинктов.
Казалось, что первой, этого действа не выдержит кровать, которая раскачивалась под телами, грозя вот вот рухнуть на пол и расколоться на части.
Сначала Лукреция подавалась на встречу гладиатору, но очень скоро она пыталась отстраниться, к стонам наслаждения прибавились стоны боли, но удовольствия все же было больше. Отстраниться не получалось, по этому женщина справедливо решила отдаться на волю волн сладострастия.
Вершины наслаждения они достигли вместе, Лукреция закусила губу и блаженно зажмурилась. Тяжелое, чуть хриплое дыхание вырывалось из груди владельцы лудуса.
Тем временем Крикс уже поднялся с ложа. Женщина внимательно следила за ним, из под чуть прикрытых век.
- Убирайся, - ласково, но в тоже время как-то по змеиному прошептала она.
Раб взял на себя слишком много и подобные проступки жестоко карались. Об этом она еще подумает, но позже, когда пройдет эта сладострастная дрема, возникающая после занятия любовью, когда тело отдает все силы ради достижения пика наслаждения.

0


Вы здесь » Горное Королевство » Сюжет «И будет битва!» » [27.09.540] мне можно начинать?!