Горное Королевство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горное Королевство » Горное Королевство & Шесть Герцогств » [26.08.533] Всегда смотри по сторонам


[26.08.533] Всегда смотри по сторонам

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Дата: 26 августа 533
Место действия: коридоры Оленьего Замка.
Персонажи: Скиф Келевра, Адель, Ева Видящая
Краткое описание событий: Верная фрейлина Ее Величества спешит доставить платья для своей королевы. Вот только неожиданное появление бастарда, разрушает все планы...

0

2

Это было ее первое утро в Оленьем Замке. И первое утро за две с половиной недели, когда бастарду удалось выспаться. Нет, дело вовсе не в мягкой постели и чистых одеялах, не в уютной комнате и новом месте, скорее причина ее состояние было то, что важная миссия выполнена - они прибыли в место назначения, Ева жива и невредима, а значит с указанием отца Скифка справилась. Совершенно не важно, что их сопровождал почетный эскорт из лучших воинов, это не делало Келевру спокойнее, ведь Фитц Чивел велел именно ей, в случае чего защищать сестру. К счастью ничего необычного за время путешествия не случилось, но бастард все равно была довольна, что все прошло благополучно.

Закончив с ежедневными утренними процедурами, и приведя себя в порядок, Келевра отправилась на кухню.Быстро позавтракав, а точнее перехватив свежеиспеченные булочки с клубничным вареньем, чем изрядно смутила молодую повариху, Скифка поспешила исследовать Замок, в котором ей предстояло теперь жить.
Девушка быстро поняла, что исследование это продлится скорее всего далеко не один день, по этому решила сначала ознакомиться с Восточным крылом, в котором обитала знать, и бастард к слову жила там же, все-таки ей предстояло занять место в совете, а значит необходимо было соответствовать высокому статусу.
Восточное крыло, самое богатое и ухоженное место замка, роскошные гобелены на стенах, изящные статуи, украшенные причудливой резьбой столики, все это Скифка с интересом разглядывала, шагая по каменному полу, покрытому мягкими коврами. Здесь не видно было пыли и паутины, чувствовалось, что замок приводили в порядок к приеду Ее Величества.

Скифка залюбовалась искусно вышитым гобеленом, а затем ее отвлекли звуки флейты. Девушке захотелось узнать, кто же это так чарующе играет на музыкальном инструменте, по этому бастард поспешила к источнику не громкой, и приятной мелодии.
- Ох ты ж черт, смотри куда идешь! - отскочив в сторону, выругалась бастард, не сразу признав в тени коридора личную фрейлину Ее Величества. Она то подумала, что это кто-то из простых слуг. Они едва не столкнулись лицом к лицу, но Келевра выходившая в тот момент из-за угла, задела девушку по локтю.
- Извини, - проговорила она, понимая, что на самом деле это ее вина - резко вынырнула из темного коридора, напугала бедную девушку, которая явно куда-то спешила.

0

3

Привычно перекинув подол длинного пышного платья через руку, фрейлина Ее Величества быстро шла коридору, неся на вытянутых руках внушительную и тяжелую стопку идеально отпаренных прачкой новых одежд Королевы. Стук невысоких каблучков тонул в притоптанном ворсе ковра, постеленном на каменном полу, и это было уже восемнадцатое изменение, которое Адель заметила, вернувшись в Олений Замок. Он изменился. Казалось, он стал старше, стал мудрее. Стены будто бы впитали солнечное тепло, и сейчас приятной волной отдавали его наконец вернувшейся девочке. Или это радость от возвращения домой согревала? Она не знала, не хотела думать об этом. Может, потому что все эти полтора дня с момента приезда все где-то бегала, распоряжалась, готовила королевские покои и туалеты, словом, была занята, а может, потому что всеми силами старалась найти себе занятие, чтобы казаться занятой, чтобы не суметь выделить и минутки для дел, которые остались здесь два года назад незаконченными. Для людей, которые остались здесь два года назад… Адель отгоняла от себя эти мысли, заменяя их хлопотами, но ходя по коридорам каждый раз боялась, что из-за очередного поворота покажется кто-то, с кем встретиться отчаянно хочется, но так отчаянно страшно.
   Потому Адель так спешила. Она бы побежала по этому мягкому, теплому, но невероятно длинному коридору, чтобы поскорее оказаться в безопасности за закрытыми дверями, но строго воспитанная в ней степенность не позволяла, потому она, в хмуром раздражении сведя брови над переносицей, заставляла себя идти спокойно, но по-рабочему бодро, когда из-за угла кто-то стремительно вышел, почти выскочил. Она не успела отстраниться, только вздрогнула, всплеснув руками.
  «О Боже мой!» – волнение тут же ударило в голову, она отшатнулась на шаг, позабыв все-все-все слова, что придумывала все эти несколько лет. Разлетевшиеся по полу платья ничуть сейчас не взволновали, Адель подняла голову и только теперь поняла, что перед ней не Мартин. Мгновенно придя в себя, девушка подавила первую волную изумления, паники, глубоко вздохнула и опустила голову в приветствии, пряча смущение и страх. Леди Скиф – девушка с колким взглядом и резкой манерой речи, сводная сестра королевы. Бастард короля…
– Леди Скиф, – присела Адель в глубоком реверансе, неделя вежливость прислуги для королевы и бастарда: они обе были выше ее по положению, – здравствуйте. Прошу простить меня… – Адель присела еще ниже, начав собирать разбросавшиеся по полу платья, не заметив, как юбка одного туалета зацепилась за крюк, вбитый в стену. Треск разодравшейся ткани разнесся по коридору, и девушка замерла, не посмев сильнее потянуть платье.
  – О нет… – пронеслась мысль, тут же вытеснив из головы все ненужное. – Я совершенно беспечна в эти два дня. О чем думаю… А теперь… это же новые платья леди Евы. О Боги, – выразительная бровь изогнулась, выдав внутреннее напряжение, мгновенно родившее, стоило лишь фрейлине представить какой могла бы быть реакция королевы на порванное новое платье, но на лице привычно ничего не отразилось.
– Прошу извинить меня… – осторожно подобрав порванное платье, встала Адель и взглянула на женщину из под прямых бровей. – Я несколько задумалась и не заметила вас.
    – Боже-боже-боже… Не скажу же я леди Еве, что порвала платье, столкнувшись с ее сводной сестрой. Отношения между ними и так прохладные. Королева снова будет в ярости... Она и так в последние несколько дней недовольна мною... Я опять начинаю все делать не так.

+2

4

Судя по виду фрейлины, она ожидала увидеть здесь кого-то другого, страх, мелькнувший в глазах, заставил Келевру нахмуриться.
- Кто же интересно ее мог здесь обидеть, что теперь каждой тени бояться? - на этот вопрос у бастарда не было ответа, а задать его сейчас, пожалуй было бы слишком грубым нарушением этикета, который кстати сказать Скифка итак умудрилась нарушить, налетев на эту девушку.
- Леди Скиф, - бастард едва не рассмеялась, она все никак не могла привыкнуть к такому обращению, это казалось ей столь нелепым, что она каждый раз за хищной ухмылкой пряталась чувство неловкости.
- Можешь называть меня просто Скифка, так будет удобнее. А ты у нас? - собственно бастард раньше разумеется видела эту девушки и не раз, но вот имя запомнить не удосужилась, считая фрейлин лишь живыми куклами своей сестры.
Треск рвущейся ткани вернул бастарда из собственных мыслей в реальность - они все так же были в восточном крыле Оленьего Замка, а порванное платье не обещало юной фрейлине ничего хорошего. Зная характер сестры, фрейлине явно не поздоровится.
Бастард снова нахмурилась, и заправила выбившийся из конского хвоста локон волос за ухо, размышляя о том, как же исправить сложившуюся ситуацию.
Фрейлина тем временем подобрала остальные платья и продолжила лепетать извинения.
- Это моя вина. - резче чем хотелось бы, прервала ее Скифка. Не смотря на то, что они были почти ровесницами, бастард чувствовала себя на несколько лет старше. И из этого чувства плавно появилось чувство заботы и долга.
- Это ничего, - имея ввиду платье, проговорила она, - это мы исправим, не волнуйся. Идем, - Скифка решила, что она о сложившейся ситуации сообщит Еве сама, в конце концов фрейлина действительно не виновата, а бастарду недовольство сестры - как с гуся вода.

0

5

– Благодарю вас, миледи, – снова склонила Адель голову и присела в реверансе в знак того, что, она приняла предложение леди Скифки, но язык сам собой произнес это «миледи», посчитав грубым и неправильным обращаться к особе благородного, хоть и незаконного происхождения просто по имени. – Меня зовут Адель Домерель, я фрейлина Ее Величества, – как всегда спокойно и доброжелательно проговорила девушка, уже оправившись от первого потрясения и испуга и вернув себе ровное состояние. В конце концов, леди была не виновата в том, что фрейлина больше чем надо витала в облаках, думала и мечтала, в результате испортив платье Королевы. – Я несла королеве ее новые наряды, но немного отвлеклась, потому…
  Но закончить объяснение ей не дали, резко перебив и оборвав все извинения и объяснения. Девушка вскинула голову, посмотрев на Скифку.
– М… как… как вам будет угодно, миледи, – чуть растерянно, с запинкой проговорила девушка, не решившись вступить в прямые препирательства с леди. В конце концов, если она хочет взять на себя часть вины словесно, Адель ей не могла запрещать.  Она уже готова была еще раз попросить прощения и уйти прочь вместе с платьями, когда Скиф решила взять на себя вину не только словесно, но и действиями. Несколько секунд потребовалось сообразительной фрейлине на то, чтобы осознать, что леди хочет лично переговорить с королевой относительно испорченного платья. Это было не самым приятным откровением для Адель. Она, привыкшая подмечать мелочи, конечно заметила, в каких прохладных, если таковыми можно их назвать, отношениях были  сводные сестры. Каждая пыталась подчеркнуть свое положение и независимость эмоций от, видит Эда, несносных выходок друг друга. Каждый раз они разыгрывали целое сражение, в котором гибли все окружающие, являясь жертвами, а не благородными секундантами. Вот и сейчас, казалось, произойдет что-то такое. Адель смогла себе представить, какое выражение лица будет у королевы, стоит только ей ввести в покои леди Скиф. Каким оно станет после того, как леди расскажет о том, что произошло в коридоре с платьями, фрейлина тоже живо себе представила.
    – Может статься, Ее Величество решит, будто я ищу поддержки и покровительства у леди Скиф… При их отношениях это может быть рассмотрено чуть ли не как измена… – болезненно верная своей госпоже фрейлина чуть не застонала от открывающихся перспектив, потому и посмела порывисто коснуться ладонью руки Скифки, попытавшись остановить ее.
– Прошу простить меня, миледи, но, – коротко втянув в себя воздух, Адель замолчала на какую-то ничтожную секунду, придумывая корректное словесное выражение своим страхам. – Я благодарю вас за беспокойство, – фрейлина снова коротко кивнула головой, чувствуя, как к щекам приливает кровь смущения и окрашивает их румянцем. – Но оно, право, излишне. Эта оплошность ничуть не сможет навредить… – лгала фрейлина, но лишь из желания сохранить хрупкое ощущение мира и холодного нейтралитета между сестрами, который может так легко нарушиться такой безделицей. Всем в замке было бы спокойнее, если б сестры жили в мире, но  это было невозможно, девушка за это время смогла понять это и принять. Это с одной стороны. А сдругой… Да, Адель трудно было переносить упреки и критику от того, что она действительно искренне и верно хотела служить королеве, но между упреками, недовольством Королевы и ее мыслях относительно верности фрейлины, последняя выбрала бы какие угодно упреки и даже ругань.
– Это безделица, которая не стоит вашего внимания, леди Скиф, – как можно более убедительно проговорила Адель и даже мягко улыбнулась, фамильярно так и не убрав своей ладони с локтя девушки и не замечая столь дерзкого жеста: хотелось остановить ее. Любой ценой остановить. К чему очередная ссора? – Прошу вас. – Единственный и последний раз Адель позволила себе просительно свести брови над переносицей и посмотреть с выражением, явно говорящим: "ну вы ведь все понимаете...".

Отредактировано Адель (2013-09-28 15:42:56)

+3

6

- Рада знакомству, Адель, - дружелюбно отозвалась Скифка, отметив про себя, что фрейлина продолжает держаться настороженно. Она напомнила бастарду маленького котенка, который очень хочет казаться взрослой мудрой кошкой, но получается не слишком убедительно.
- И куда ей только столько нарядов, моль кормить, - неодобрительно добавила Келевра, представив огромный гардероб Ее Величества, и вспомнив знаменитую поговорку "Вешать некуда, надеть - нечего!".
Любая другая на месте Адель, скорее всего уже расцвела довольной улыбкой, обретя в столь противоречивой ситуации нежданного покровителя, но фрейлина повела себя удивительно благородно.
Ее поведение сейчас говорило о том, что Адель знает о натянутых отношениях (это разумеется далеко не тайна, но тем не менее, фрейлина сделала правильные выводы), и не хочет нарушать то хрупкое равновесие, которое появилось в Оленьем Замке между Видящими. И честно сказать Келевра поймала себя на том, что она очень благодарна этой девушке за ее верность своей королеве.
- Ты права, платье это лишь безделица, я надеюсь, что Ее Величество не огорчится из-за этого недоразумения. Если ты считаешь, что так будет лучше, то ступай, - в отличии от многих представителей знати, бастард умела уважать мнение людей вне зависимости от их социального положения в обществе.
Скифка кивнула, позволяя Адель вернуться к своим обязанностям, но напоследок добавила:
- Если же вдруг возникнут проблемы, сообщи мне об этом, хорошо? - Келевра внимательно взглянула на Адель, надеясь, что если понадобится, она действительно обратится за помощью, хоть в глубине души и понимала - такого не будет.

- Простите! - робкий голос за спиной, заставил Келевру обернуться.
- Что? - этот юноша был ей не знаком. Одетый в форму слуги Оленьего Замка - темно синий костюм, человек, смотрел на бастарда сверху вниз, благодаря своему росту.
- Миледи? Скиф Келевра? - он не был на сто процентов уверен, что это она, так как видел бастарда только на портрете, присланном за несколько недель до приезда Видящих в замок.
- Слушаю, - отозвалась девушка, пытаясь понять, что же этому юноше от нее понадобилось.
- Вам велено было передать экономические дела, так как Его Величество Фитц Чивел Видящий назначил Вас на должность советника по экономике королевства, - это не стало новостью для Скифки, по этому она кивнула в знак согласия и в сопровождении юноши отправилась в кабинет советника.
- Как твое имя?
- Равен, миледи, - они свернули в один из боковых коридоров и спустя минут семь оказались на месте.
Достав из кармана кафтана ключ, слуга открыл дверь, пропуская Келевру вперед.
Кабинет оказался не большим, но весьма уютным. В центре стол из темного дерева, за столом кресло, даже с порога, показавшееся Скифке удобным, благодаря мягким подлокотникам и спинке, пусть и чуть потертой от времени. Вдоль стен книжные шкафы, слева от двери, возле камина два кресла, между которыми уютно устроился не высокий столик из такого же темного дерева, как и письменный стол, заваленный куче свитков.
- Ключ, миледи, я могу идти?
- Да, спасибо, - отозвалась бастард, пряча серебристый ключик в брюк, задумавшись о том, что нужно будет раздобыть цепочку, чтобы не потерять этот ключ.

+1

7

Благоразумно сделав вид, что она не поняла некоторые выражения в речи леди Скиф, Адель чуть прикрыла ресницами глаза, благодарно и мягко улыбнувшись. Леди Скиф оказалась на редкость понимающей и тонко чувствующей ситуацию девушкой. Она будто посмотрела насквозь через смущенный румянец фрейлины и прочитала ее мысли, все-все-все поняв правильно и решение приняв тоже правильное. Адель в глубине души была очень благодарная этой резкой девушке за ее благоразумие, которое, быть может, погубило фрейлину, но, вероятно, спасло хрупкие отношения.
– Благодарю вас, миледи, за предложение, – сделав еще один реверанс, искренне улыбнулась Адель, чувствуя, как плечи сами самой распрямляются, будто потеряв всю-всю тяжесть. – Если что-то произойдет, я непременно к вам обращусь, – ласково проговорила фрейлина, но уже сейчас чувствовала, что обманывает ее. Ситуация, в которой бы Адель смогла попросить у кого-то стороннего помощи уже произошла несколько лет назад, и повторения сего девушка бы никогда не захотела. А все остальное можно решить своими силами. Этому учил ее отец. Это она понимала и сама.
  Леди Скиф великодушно отпустила фрейлину, оставив свою идею. Отступив на шаг и вновь присев в реверансе, Адель перехватила поудобнее королевские одежды и, теперь уже осторожно и аккуратно, пошла по коридору к покоям, боясь, как бы более ничего не произошло.
  Более ничего не произошло, фрейлина спокойно дошла до покоев и вошла через невысокую дверцу, скрытую гобеленом, через которую входили слуги. Вновь на столе перебрав одежды и сложив платья осторожной стопочкой, Адель спокойно и расторопно расправила юбки порванного платья, не посчитав нужным скрывать платье или прятать. Она лишь отложила его в сторону. королева будет негодовать. Конечно будет, это же ее платье, но обманывать, прятать растерзанную случайно ткань было мерзко. Мерзко и подло по отношению к королеве и самой себе. Потому, пару раз вдохнув выдохнув, умывшись холодной водой и пригладив и без того гладенькую прическу, Адель постучала в покои Королевы на одной руке неся стопку целых платьев, а на другой – то самое, порванное.
– Ваше Величество?.. Ваши новые туалеты готовы, – проговорила Адель, мягко и как всегда бесшумно входя в покои королевы. – Кроме одного. Приношу свои извинения, Ваше Величество… но я его испортила, – без тени подобострастия или страха в голосе проговорила фрейлина, ровно держа плечи и спину, как будто готовясь на эти плечи принять весь гнев и недовольство.

+1

8

Удивительно, как теплая ванна и крепкий сон могут преобразить человека. От былого раздражения ни осталось и следа. Настроение было прекрасным. Далекое будущее, о котором она мечтала всю свою жизнь, наконец-то стало самым что ни на есть настоящим. Вот она - стоит в самом центре своих ужасно просторных покоев, в самом центре своего замка, в самом центре своего Королевства. Она и есть его центр. Она королева! Ева довольно улыбнулась собственным мыслям, чувствуя как абсолютно новые ощущения свободы и власти пронизывают кончики её пальцев, сжимавшие фарфоровую вазу с цветами. Подумать только, теперь её воля простирается на огромную площадь, все ждут её решений, а она тут неожиданно решила переставить вот эту вазу на другой столик. Королева опустила ношу на комод, стоявший под большим зеркалом в позолоченной раме, и стала осторожно поправлять цветы, пытаясь придать им максимально приятный для глаза вид. Все было идеально, впервые за долгое время. От столь приятных мыслей и хлопот, королеву отвлек стук в дверь - Адель принесла её новые туалеты. Ева обернулась через плечо к фрейлине, чтобы взглянуть на платья и указать Адель, куда их стоит положить, когда девушка сообщила ей неприятную новость.
- Что ты сделала? - Удивленно переспросила Ева, чувствуя как сегодняшний день, словно чистейшее, не запачканное ничем стекло, треснуло, грозясь со звоном развалиться прямо на глазах. - Испортила? - Она обернулась к фрейлине всем телом и увидела свое новое платье, которое Адель держала отдельно от остальных. Брови Видящей поползи вверх. Порывистым движением она подошла к девушке и приподняла полы платья, осматривая урон. Да, платье было безвозвратно испорчено, как и сегодняшнее настроение королевы.
- Что же ты наделала, Адель?! - Плохо скрывая недовольство за спокойным тоном, задала Ева свой вопрос и подняла взгляд на фрейлину. Спокойствие девушки несколько смутило Её Величество. Можно было подумать, что девушка совершенно не боится гнева Её Величества. Это не могло не задеть Еву еще сильнее, чем испорченный наряд. - Это что по-твоему, шутки? Знаешь ли ты сколько труда было вложено в каждое из этих платьев? Сколько времени заняло изготовление того, которое ты испортила? Ты хоть понимаешь, что вся великолепная, кропотливая работа мастера пошла насмарку из-за твоей неосмотрительности? - Ева гневно потрясла подолом испорченного платья перед лицом фрейлины и, развернувшись, отошла от неё на несколько шагов, продолжая причитать на ходу. - Подумать только - она его испортила. Как ты вообще умудрилась это сделать? - Ева обернулась вполоборота к фрейлине, ожидая ответ.

+1

9

Королева была в благодушном расположении духа – устоявшейся давно привычкой отметила про себя Адель, когда вошла в ее покои и бросила беглый взгляд на Еву. Ощущение того, что через несколько секунд от этого благодушия не останется и следа. На секунду возведя глаза к потолку, будто прося помощи у сильных, Адель, однако, тут же вернула внимание Ее Величеству, потупившись.
– Да, Ваше Величество, – опустила она голову, а потом и вовсе присела в глубоком реверансе, все еще продолжая держать на вытянутых руках одежды, будто подавая их королеве, чтобы той удобнее было размахивать испорченным подолом перед лицом побледневшей Адель. Она знала, что препираться с возмущенной королевой не стоит, выгораживать себя тоже не стоит, это недостойно ее, фрейлины, и совершенно недостойно ее, Королевы. В конце концов это их право, дарованное кровью и небесами – разъяснять тем, кто милости этой был лишен, то, что осталось для них недоступно. Ева трясла испорченной материей перед лицом Адель, а та не смела поднять головы, все еще сидя в реверансе, как в поклоне, и лицо ее оставалось совершенно непроницаемым, как всегда: спокойная, доброжелательная фрейлина Ее разгневанного Величества.
– Да, Ваше Величество, я представляю, насколько эта материя была дорога, и сколько трудов ушло на то, чтобы ее изготовить, – спокойно соглашалась Адель с королевой, а внутри у нее все холодело от ощущения неправильного. Она была прилежной, исполнительной фрейлиной, искренне желая выполнять свою работу аккуратно и без ошибок, но это было невозможно. За годы службе разным королевам девушка это понимала слишком хорошо, чтобы сейчас бледнеть, краснеть или плакать. Еще пару лет назад – может быть, когда совсем молоденькая она едва-едва научилась не дрожать от одних только королевских имен. Сейчас Адель была строже, в том числе и к самой себе. Такая невыразимо глупая оплошность, о которой даже думать было обидно; Адель прикусила нижнюю губу, чтобы – все сложнее было держать спину идеально прямой под градом строгих слов миледи.  Как раз когда королева развернулась и отошла, девушка зажмурилась на мгновение, – поделом мне. С этим переездом я совсем голову потеряла. Что меня тревожит?.. Почему меня это тревожит? Меня ничего не должно тревожить, тогда я буду исполнительной, хорошей фрейлиной, но… Как сложно, Небо, как сложно… 
   Ноги уже затекли и колени чуть дрожали от напряжения: Адель так и сидели в полуприсяде-реверансе, не смея подняться под гнетом гнева. Вытянутые руки тоже задрожали, не то от усталости, не то от обиды, и Адель не могла усилием воли заставить их прекратить, а Ее Величество между тем не унималась. Фрейлина открыла глаза, перестала закусывать губу и вскинула голову, все еще не поднимаясь.
– Это произошло по моей неосмотрительности, леди Ева. Кажется за несколько лет я забыла коридоры замка. Произошло несчастье и подол платья зацепился за крюк в стене. Я этого не заметила… приношу свои извинения, Ваше Величество.

+2

10

Когда помощник графа, по имени Равен, покинул кабинет, Скифка решила осмотреть свое новое рабочее место. В конце концов, ей придется проводить здесь довольно много времени, а значит здесь должно быть уютно и все вещи должны располагаться так, как будет удобнее бастарду.
Девушка обошла широкий письменный стол, и направилась к окну. Отсюда, сверху, открывался чудесный вид на деревушку и Скифка с улыбкой наблюдала за людьми на улицах, казавшимися с этой высоты очень маленькими.
Так можно было простоять очень долго, но бастард решила в первую очередь разобраться с кипой свитков, книг и рукописей, небрежно сваленных на столе.
Опустившись в мягкое кресло, бастард принялась рассматривать то, с чем ей придется работать. В первом свитке речь шла о налогах, на первый взгляд ничего не обычного замечено не было, по этому девушка отложила его в сторону. А вот второй свиток заинтересовал Скифку. В нем говорилось о том, что некий Лорд Делман задолжал казне аж 700 золотых, а на эти деньги можно было купить целое поместье со слугами, живностью и богатой обстановкой внутри. Тут же, внизу было сказано, что долг свой он платить отказывается, мол один из придворных магов забрал у него в обмен диковинное кольцо, зачарованное магической силой, вот только кольца так и не нашли, как впрочем и мага, о котором шла речь никто не знает.

Келевре захотелось разобраться с этой проблемой, в конце концов семьсот золотых лишними не будут, да и у бастарда появится возможность осмотреть ближайшие земли, так что решение пришло само собой - ей нужно наведаться к Еве, чтобы сообщить о том куда направляется и забрать у последней серебряный значок советницы, который позволит действовать официально от лица короны.

Закрыв кабинет на ключ, взяв с собой свиток, Келевра отправилась в покои Ее Величества.
Коротко постучав, но не дождавшись ответа, Скифка вошла внутрь.
- Ева, я собираюсь наведаться к одному из местных лордов, он порядком задолжал казне Горного Королевства, хочу разобраться, мне нужен знак советника, - сходу перейдя к сути дела, проговорила Келевра, отметив про себя впрочем, что верная фрейлина, с которой она столкнулась в коридоре некоторое время назад находится в покоях и извиняется за то, чего не делала.
- а ты значит бывала здесь раньше? - удивилась бастард, отметив про себя, что к этому вопросу нужно будет вернуться позднее.
- Это ведь всего лишь платье, оно не стоит того, чтобы отчитывать эту милую девушку, не правда ли? - сделав вид, что стала всего лишь невольной свидетельницей разговора, произнесла она.
- Вот свиток о том лорде, я возьму с собой четверых стражей и одного провожатого, планирую управиться до вечера, - сообщила она младшей сестре, надеясь, что у той хватит благоразумия не устраивать сцен и перечить бастарду.

0

11

- Крюк в стене? Какого черта из стен моего замка торчат всякие там крюки? - Недовольно отметила Ева, собираясь задать этот вопрос фрейлине, но неожиданный стук в дверь отвлек королеву от испорченного наряда. Она обернулась, чтобы посмотреть на вошедшего. К её неудовольствию визитером была её сводная сестра.
- Только её мне здесь не хватало. Сейчас начнет вступаться за "бедную" девушку. Наша защитница униженных и оскорбленных. Встречайте дамы и господа - вечно правильная Скиф Келевра. - Ева отвернулась и сделала несколько шагов в сторону, вернувшись назад к комоду с цветами. Подумать только, как всего пара людей могут испортить день Её Величеству. Видящая нахмурилась и вновь стала кончиками пальцев поправлять и без того идеальный букет. Слова Келевры о платье показались ей подозрительными.
- Какая она у нас сообразительная, однако. - Фыркнула Ева про себя и обернулась к Келевре, чтобы взять свиток.
Продолжая молчать, королева развернула свиток и быстро пробежалась глазами по тексту. - Какие все умные, в этом королевстве. - Язвительно отметила про себя поведение Лорда Делмана. - Ничего-ничего. Скоро все изменится.
Свернув свиток, королева отдала его назад Келевре и спокойным, но решительным шагом ушла в свой кабинет, двери которого находились в покоях Её Величества, не объясняя ничего присутствующим. Оказавшись в своем кабинете, Ева подошла к рабочему столу и выдвинула один из его ящиков, достала оттуда шкатулку, обитую красным бархатом, а затем с ней вернулась в покои.
- Вот знак советника, можешь идти. - Спокойно сказала Ева, протягивая Скиф бархатную шкатулку, внутри которой и лежал необходимый ей знак отличия. - А ты, - Ева обернулась к Адель, - Убери новые наряды в платяной шкаф, а это отнеси портным. Может они придумают, как его можно использовать. Не пропадать же добру. - Ева махнула рукой, давая понять, что аудиенция окончена и она просит всех покинуть помещение.

0

12

Бастард короля шести герцогств в интересом оглядела покои младшей сестры, отметив про себя, что при переезде тяга к прекрасному, как впрочем и тяга к комфорту Еву не покинула. Комната была обставлена изящной и несомненно очень дорогой мебелью, но разглядывать обстановку дальше времени не было - Ее Величество вернулась из кабинета, держа в руках шкатулку.
- Вот знак советника, можешь идти.
Этот знак Келевра выбрала для себя сама - серебряный кулон в виде бегущего волка, его отливал один из лучших мастеров Баккипа, как и остальные четыре знака: филин для верховного судьи, медведь - для военного советника, рысь - для советника по делам магии и лис для казначея. Келевра же для себя выбрала должность в сфере экономики и по совместительству пристава для решения спорных вопросов, таких как вот например с лордом Делманом.
ей еще предстоит вернуть этот символ власти обратно Еве, чтобы получить его вновь на официальной церемонии, но это будет потом, а сейчас пора было отправляться в гости к Лорду.
Застегнув подвеску, и поправив несколько растрепавшиеся от возни с застежкой волосы, Келевра коротко кивнула, вместо прощания и улыбнулась Адель, мол не грусти, не расстраивайся, все будет хорошо.
Дверь противно скрипнула, заставив бастарда недовольно поморщиться.
- Скажи слугам, пусть хотя бы петли смажут, - бросила она через плечо, закрывая за собой дубовую дверь.
Скифка решила по пути зайти в замок, переодеть камзол, ей показалось, что светло синий для этого подойдет лучше, чем тот что на ней сейчас - темно коричневый, как и брюки. Прихватив с собой короткий изогнутый меч в красивых ножнах, бастард заперла свои покои на ключ и поспешила в казарму, где собиралась отдать распоряжение о том, что ей требуется четверо сопровождающих.

0

13

Адель все так же стояла пред Ее Величеством, присев в извиняющемся реверансе, склонив голову и закусив губу, безропотно принимая все справедливые претензии королевы. Она действительно виновата, но Ева, кажется, была не настроена устраивать шумный скандал с выяснением отношений. Она отошла к цветам, вытесняя на них свое раздражение, фрейлина украдкой глянула на нее из под ресниц.
    – Она даже говорит со мной через силу?.. – Адель бы провела ладонью по глазам в ощущении собственной безнадежности и чувства того, что у нее ничего не получается. Может быть, это переезд вымотал, может быть, это сам замок давил на девушку своими яркими, тяжелыми воспоминаниями, она не знала, только чувствовала, что ничего не ладится. Вот и с платьями этими… как будто она впервые исполняла такое поручение. Какая глупая ситуация. Адель бы встряхнула головой, самой себе сказав: «ведь глупость же!», если бы Ева не была так расстроена. что-то было дикое в этой мысли: фрейлина считает глупостью то, о чем королева так ярко и сожалеет. Разве есть у Адель, простой прислужницы говорить такое? Да даже думать такое? Разве не должны страхи и печали королевы занимать все ее существо? Ей богу, уж лучше бы Ева устроила скандал с криками и обвинениями, чем так, будто пренебрежительно, будто отстранено… Адель медленно втянула в себя воздух, отвлекаясь от боли в затекших ногах, когда дверь в покои дерзко распахнулась и на пороге появилась никто иная, как леди Скиф. Адель, бросив на нее быстрый взгляд, тут же спрятала невысказанный испуг под ресницами и присела в реверансе перед девушкой еще глубже, украдкой поглядывая на нее сбоку. Вбитое отцом умение держаться в любой ситуации не позволило юной фрейлине и сейчас потерять хладнокровие, но внутреннюю дрожь, что пробежала по спине под узким платьем, Адель сдержать не смогла.
  – Леди Скиф... – подумала девушка, отвернув аккуратно причесанную головку в сторону и спрятав глаза от Евы, – только прошу вас… не стоит говорить об этом.
Сцена между сестрами вышла куда более, чем неприятной. Леди Скиф была напориста, королева раздражена, а Адель совершенно лишней, потому она сделала все, чтобы стать совсем маленькой, совсем незаметной. Ее Величество очень остро реагировали на каждое слово леди Скиф всегда, будто само присутствии ее было глубоко неприятно, и Адель хоть и была личной фрейлиной королевы, но далеко не тем человеком, перед которым Ева хотела бы демонстрировать подобные ощущения. Это была деликатная ситуация не для чужих. И фрейлина это прекрасно понимала, пряча глаза и взгляд, чтобы королева на него не наткнулась случайно, чтобы не решила, что та рада склокам и некоторому давлению, которое леди Скиф имеет над королевой. Однако нельзя было сказать, что Адель полностью подчинена королеве и ее недругов воспринимает как и своих. Более того, фрейлина была благодарная леди Скиф, которая сдержала слово и не устроила выяснение отношений. Ей можно было доверять…
     – Благодарю вас, леди Скиф… – мысленно поблагодарила девушка леди, но на лице этого никак не отразилось. Ситуация была более чем неприятной, потому Адель молчала, слившись с темными гардинами на окнах, и отмерла только тогда, когда к ней непосредственно обратились.
– Как вам будет угодно, Ваше Величество, – болезненно присев еще ниже, после Адель наконец встала, замерев на несколько секунд, пережидая, когда боль в затекших ногах поуспокоится. Кивнув королеве в знак того, что она все поняла и уходит, Адель, держа ровной спину и непроницаемым лицо ушла в гардероб, где наедине с самой собой позволила, наконец. расслабиться. Губы сами собой по-детски надулась будто в обиде, фрейлина уложила новые платья в шкаф, а сама присела на невысокий пуфик, прикрыв ладонями лицо. Сейчас, когда ее никто не видит, она могла позволить себе минутку слабости и обиды. Но дел было еще много, потому фрейлина не позволила себе рассиживаться.
   Прошло не больше часа, когда умытая, в свежем белоснежном воротничке и манжетах на темном платье, заново, но точно так же причесанная Адель вошла в покои Ее Величества вновь, мягко и привычно-спокойно улыбаясь.
– Миледи Ева, ваше распоряжение выполнено, – вновь присела она перед ней в реверансе и медленно выпрямилась, достав из внутреннего кармана платья небольшую книжицу. – На сегодняшний вечер назначен прием в замке, Ваше Величество, – прочитала она запись, а потом убрала книжицу обратно в карман. – Какое прикажете платье готовить?

0


Вы здесь » Горное Королевство » Горное Королевство & Шесть Герцогств » [26.08.533] Всегда смотри по сторонам