Горное Королевство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горное Королевство » Морские просторы » [29.08.533] Смысл жизни


[29.08.533] Смысл жизни

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Дата: 29 августа 533 год
Место действия: Прибрежные скалы Южной Бухты
Персонажи: Элиот, Сириус
Краткое описание событий: Элиот Арлэй решает свести счеты с жизнью, но судьба решила иначе. Морские волны вынесли тело юноши на берег, где его и обнаружил спешащий в Бернс перевертыш - Сириус.

0

2

Где-то далеко кричали чайки, вились над волнами, выхватывая с поверхности неспокойного моря зазевавшихся рыбешек. Радужная чешуя поблескивала на солнце, неугомонные хищницы начинали пиршество прямо на прибрежных камнях, никого не побаиваясь, возвещая окрестности громкими воплями. И казалось, это было так далеко, совсем в другом мире. Спутанное сознание то и дело пыталось зацепиться за птицу, но образ соскальзывал, и все угасало вновь. Он не помнил, сколько времени так пролежал наполовину в воде, наполовину обнимая острый камень. И волны с каждым разом сильней подталкивали непослушное тело, ударяя лбом о скользкую, поросшую зелеными водорослями поверхность. То ли жив, то ли мертв. Не поймешь. А мир наверняка оказался слишком жесток, море придирчиво и избирательно, не пожелало принять в темные воды, а как есть вышвырнуло обратно. Как давно это было? Неизвестно. Целая вечность прошла, наверняка не меньше. Холод надежно сковывал тело, то и дело по мышцам пробегала судорога – вода в конце августа теплотой не отличалась, к горлу подкатывалась тошнота, но все так же ни единой попытки подняться. Пусть все идет своим чередом, может быть вечером будет прилив и все закончится. И если разжать одеревеневшие пальцы, то вдруг снова откроется путь в бездонные глубины. А нет, скорее быстрей на берег выкинет. Мысли путались, сознание угасало, вместо тошноты легкие разрывал кашель, да только с трудом подавляя мучительные спазмы, Элиот сглатывал холодную морскую воду и утыкался носом обратно в песок, ожидая очередной волны. Тело оставалось непослушным и принадлежало явно не ему. Да и вообще на все будто со стороны посматривал. Отрешенно, нисколько не интересуясь, что будет дальше. Перед глазами мелькнуло прошлое, величественный дракон взмыл в небо и исчез, растворяясь в ярко-синей лазури. И как же хотелось последовать за ним, взлететь, как когда-то. А вместо этого из горла вырвался слабый, болезненный стон, больше похожий на бульканье. Судорожно вздыхая, отплевываясь от воды, он крепче стиснул непослушные пальцы и вновь уткнулся в мокрый песок. Спутанные пряди налипли на шею, рассыпались по спине. Еще один сильный всплеск волн, наконец, позволил завершить страдания, с силой приложив многострадальную голову о камень так, что и водоросли не смягчили удара, отправив неясное сознание в забытье. А где-то вдали, совсем в другом мире продолжали перекрикиваться неугомонные птицы. Им не было никакого дела до утопленника, нелепо раскинувшего руки на берегу.

+1

3

Огромный полосатый хищник несся по кромке воды, оставляя следы мощных лап на мокром песке. Он наслаждался этим бегом, собственной силой, скоростью, грацией. Это зрелище для стороннего наблюдателя показалось бы завораживающим и волшебным, ведь тигра не встретишь в этой местности, а у воды и подавно.
Перевертыш, направляющийся из Шокса в Бернс решил на этот раз путешествовать по берегу, его е страшило то, что кто-то может заметить - это все мелочи жизни, на которые Сириус давно не обращал внимания.
Внимание перевертыша привлек облепленный грязью и водорослями мешок. То есть это ему так издалека показалось, что там в камнях, на берегу какой-то непонятный мешок. Когда тигр приблизился, то понял, что это человек. Судя по виду, тот то ли кораблекрушение потерпел, то ли еще чего. Сириус посмотрел вверх, туда где возвышается отвесная скала и недовольно фыркнул.
- Странный способ свести счеты с жизнью, - подумал он, потрогав юношу, находящегося без сознания передней лапой.
Человеку повезло, он лежал лицом вниз, именно по этому не захлебнулся, а вся лишняя вода, попавшая внутрь во время барахтаний в воде вытекла изо рта и впиталась в прибрежный песок.
Перевернув свою "находку", Сириус аккуратно, спрятав когти, убрал налипшие водоросли с лица юноши, а затем довольно ощутимо стукнул того по правому уху, чтобы звон в ушах заставил его очнуться.

0

4

Сильный удар заставил выбраться из плотного забытья. С трудом приоткрыв глаза, поворачивая голову в сторону, Элиот безучастным взглядом скользнул по усатой тигриной морде и зажмурился вновь. Тиграм не место у моря. Они не охотятся на рыбу как чайки. Не место… Наверное совсем разум отказал, вот и видится всякое. Сознание привычно потянулось к полосатому хищнику. Возможно, это было никакое не видение, а просто безумное стечение обстоятельств. Куда уж безумней. «Убей меня.» - настойчиво, почти в приказном тоне. «Пожалуйста, убей. Убей, или я сам тебя убью.» Действительно, если все не более чем безумный бред, то уж точно лишним не будет. Встрепенувшись – и откуда силы взялись – несостоявшийся утопленник дернулся и ухватился за тигриные усы непослушными пальцами. Однако силы оказалось достаточно, чтобы почувствовать жесткие основание, оскалить зубы, всем видом показывая, что он реальная угроза, и даже повернуть шею, так, чтоб удобней было напасть. Отвратительная догадка о том, что море не пожелало принять в неспокойные воды, оказалась настолько досадной… А для достижения цели все средства хороши. Нет, не отступится. Ни за что не отступится. Все закончилось, все исчезло вместе с предсмертным вскриком собрата. Как же он кричал… В самом сердце, и ничто на свете не помогло оказаться рядом в роковой миг. Проклятье… Нет, он сам проклят, таким не место на земле. «Убей!» И крепко зажмурился, не желая видеть, как острые клыки разрывают плоть, раздрабливают кости. Только сознание у тигра было необычным, слишком сложным и все упиралось в высокую стену. Элиот не знал, были ли услышаны слова, нашли ли отклик просьба.
  Чайки собрались в огромную, гомонящую стаю и ринулись к берегу, нацеливая острые клювы на зверя. Вот чайки все слышат, их надо только попросить, ласково провести по крыльям словом и все, достаточно. Но разве можно так обращаться с бесценной природой? Когда терять нечего – можно. И не так еще можно. Скалясь, не осмеливаясь разлепить глаз, молодой человек устремил сознание дальше к птицам. Разом гомонящий базар спикировал на полосатого, а он сам пытался достучаться до сознания зверя, чтоб доказать – вся угроза исходит только от человека. Убей и все закончится, исчезнет опасность.

+2

5

Сириус внимательно смотрел ярко-голубые глаза выброшенного на берег человека, пытаясь понять насколько тот пришел в себя и насколько незнакомец адекватен.
Тигр невольно зарычал, от неожиданности, перевернутый им человек внезапно ухватил хищника за усы и попытался притянуть его морду к себе. Зрачки расширились от неожиданности, полосатый отпрыгнул в сторону, едва не оставив в чужих руках несколько своих усов, которыми честно сказать он гордился и которые берег, так что это могло стать весьма не приятной неожиданностью.
Следующим удивлением сегодняшнего дня стало странное поведение птиц, они неожиданно сбились в гомонящую кучу и спикировали, на не ожидающего ничего подобного перевертыша.
Сириус взревел от ярости, когда гомонящая стая спикировал вниз и атаковала полосатого, цепляясь за него когтями, долбя клювами и, казалось ничуть не страшась огромных клыков и острых когтей хищника.
- Да что ж за безумие то, - расшвыривая лапами птиц, прорычал перевертыш.
Несколько из чаек так и остались лежать на песке, остальные отлетели подальше от беснующегося тигра, которого они кстати сказать отогнали от неудачливого утопленника на добрый десяток шагов.
Птиц было жалко, но Сириус решил, что они сами виноваты, дурные какие - на огромного кота бросаться. Какой порядочной птице такое вообще в голову может прийти? Когда угроза атаки пернатых миновала, перевертыш вновь приблизился к выброшенному на песок человеку и произнес.
- Ты как? Живой? Встать сможешь? - собственно может ли он встать, Сириуса не слишком беспокоило, этот вопрос помог бы выяснить чувствует ли этот странный молодой человек собственные ноги, если чувствует, то перевертыш сможет доставить его в безопасное место, где есть лекари, которые смогут помочь.
Безусловно маг понимал, что для человека, едва не утонувшего, все это могло показаться безумием - белый Тигр у моря, нападение чаек, но превращаться сейчас в человека было бы еще хуже. Дело в том, что одежды у него с собой не было, а после возвращения к человеческому облику стоять перед спасенным юношей в чем на свет появился, вполне могло помешательством голубоглазого утопленника.

+1

6

Безумие на самом деле было ужасным, и настолько неумолимым, что хотелось с головой зарыться в песок. Он был каждой птицей, кидаясь от одной к другой, чувствуя клетками содрогающегося тела яркую, жуткую боль, то, как ломаются крылья, и вспышкой, подобной взрыву мощного заклятия, приходит смерть. Она поистине чудовищна, неизбежна, и вместе с тем, находится избавление от страданий, доступных на земле. За гранью нет боли, нет места переживаниям, и страшные муки прошлого непременно перестанут сжирать изнутри. Да только ничто больше не способно поднять с песка мертвых чаек. И в этом безумстве, чудовищной ошибке виноват только он. Еще несколько смертей на руках. Одинаково ценны жизни живых существ, будь то человек или же птица. В природе не существует различий. Тихо, едва слышно взвыв от досады, Элиот вцепился дрожащими руками в плечи. Тигр отбился от птичьей стаи, а он не удосужился остановить летящих на верную смерть. С его руки… И до сих пор жив. Полосатый хищник даже не посчитал за добычу. Видать совсем все плохо, хуже некуда. Мир отрекся, как от проклятого прокаженного безумца.
Слова тигра ничуть не удивили, как должное воспринял. Только голову слегка повернул, безучастно посматривая на зверя. Вскользь, никоем образом не касаясь взглядом глаз. Непонятное встало на места, и стало ясно, почему сознания не удавалось коснуться. Разумные существа совсем другое дело, и нет над ними никакой власти. Ровно как и над чайками. Не более чем просьба нашла отклик в сердце птиц и сподвигла на решительный бой. Если попросить еще раз, то все начнется сначала. И кто знает, сколько пернатых останется неподвижно лежать на песке. Невыносимо… Страшно и еще сильней хочется зарыться, никогда больше не появляясь на свет. Сердце щемит так, что и терпеть немыслимо. И тут не физическая боль, нет. Она ничто, а то, что разгорается в груди, подобно яркому пламени пожара.
-Мертвым скоро буду. – тихо, весьма лаконично, без тени лжи, сарказма или еще чего.
Спокойно шарясь взглядом по берегу, так и не удосуживаясь подняться, Элиот потянулся рукой к деревянному сучку. Крепкому на вид, вполне удобному для завершения начатого. Больше он ничего не боялся, никаких сомнений или опасений, когда решился сделать шаг навстречу морской пучине. Нет, такое чудовище ни за что не должно жить. Самое место где-нибудь в кромешной тьме, откуда нет возврата. Ухватившись за деревяшку цепкими пальцами, утопленник размахнулся, намереваясь вонзить сучок в основание шеи. Только бы силы оказалось достаточно и рука не дрогнула. «Простите меня… Простите, если сможете. Пусть всегда северный ветер сопутствует вам в стремительных полетах». Чайки не поняли слов, наверное, это оказалось выше восприятия, а может быть стая оказалось уже слишком далеко, и не нуждалась в просьбе о прощении.

+1

7

- Мертвым скоро буду, - настрой недоутопленника ему не понравился, ох как не понравился... Настолько сильно, что пожалуй Сириус готов был махнуть лапой и отправиться своей дорогой, тем более, что его ждут, а он тут время теряет. Но это было бы слишком просто и слишком обычно. Заурядным людям ведь никогда не было дела до чужих бед и проблемы, заурядные люди живут только для себя и меньше всего на свете их заботит судьба какого-то проходимца.
Перевертыш был другим. Нет, несомненно в чем-то он вполне себе заурядный человек, в чем-то но не в том, что касалось помощи другим.
- Все-таки это подданный короны, - утвердившись в собственном решении, перевертыш хотел было силой встряхнуть этого странного человека, если тот не пожелает идти самостоятельно, то просто потащить его, благо до порта рукой подать.
А там, в порту он как-нибудь сумеет отыскать тех жрецов, о которых ходят слухи по всем Шести Герцогствах, что дают приют всем отчаявшимся, лечат болезни и делятся ценными знаниями.
Вот только, отринутый морем, решил воплотить свое пророчество в жизнь, быстрым движением, и откуда только взялись силы, он ухватился за какой-то сучек и вздумал было воткнуть его в собственное тело, а если быть точнее - в шею. Подобное действие показалось Сириусу настолько диким, что он едва не опоздал. Каким бы быстрым не был человек, дикий кот всегда будет быстрее, так и сейчас, полосатый хищник, мощным ударом лапы выбил опасную деревяшку из сжатого кулака голубоглазого. Лишь в самый последний момент острые когти спрятались в лапу, чтобы не поранить самоубийцу.
Тигр оскалился и прижал правую руку незнакомца левой пятерней, вдавливая в песок, как бы давая понять, что высвободить кисть будет совсем не просто.
- Ты что ж дурак делаешь? - сколько не учили его наставники, сколько не пытались убрать из речи это простонародное "ж" - так и не удалось. В спокойном состоянии Сириус еще мог себя контролировать, а вот в те моменты, которые были за рамками его понимания ситуации, он, словно возвращался в состояние мальчишки, которому так осточертели эти наставления, который хочет жить и главное говорить так как привык.
- Еще раз такое выкинешь, я ж... - он не договорил, потому что в такой ситуации угроза "да я ж тебя сам убью" смотрелась бы крайне нелепо.
- Вставай, - потребовал Сириус, пристально глядя на человека, и убрав свою лапу с его руки, но не отходя назад, чтобы тот еще чего не удумал с собой сотворить.

+1

8

Удар широкой лапищи по руке оказался неожиданным, в тот момент, когда острое дерево с размаха почти коснулось кожи. Нет, почти не вышло, вообще ничего не получилось. Сильно вздрогнув, широко распахнув глаза, Элиот дернулся в сторону и прижал свободную руку к груди. Мрачно посматривая на полосатого хищника, отчего-то умеющего говорить, явно не простого, явно почти человека, находившегося совсем не в привычном обличии, а может даже в очень нормальном. Все равно подобное не вязалось с настоящим. Да и какая разница? Главное тут другое, главное упорство с которым полосатый пытается помешать. А мешает он зря, то, что неизбежно, все равно предотвратить не получится. Не сейчас так потом, немного позже, роли не играет никакой. Не смотря на то, что сильней всего именно сейчас и хочется. Одним росчерком обозначить грань, за которой не будет больше ничего. Возможно, это было верхом глупости, наверняка так и есть. Ощутимо побаливает кисть, придавленная тяжелой лапой, легкие разрывает очередной приступ кашля, и при мимолетном взгляде в тигриные глаза становится так не по себе, что куда деваться. А деваться некуда… Действительно, что ж делает? Идиотина этакий. Мрачнея все больше, кусая губы, раздумывая - если попробовать язык прокусить, хватит ли крови, чтоб захлебнуться? Наверное, нет, что-то другое делать стоит. К тому же все больше поражаясь абсурдностью реальности, Элиот совсем неприлично уставился в глаза говорящего создания, позабыв про недавнюю неловкость.
-А что хочу то и делаю. Моя жизнь, сам волен решать или так, или как-то по-другому. Ты птиц не спрашивал хотят ли они смерти, а тут надо же, спохватился. Чем я лучше чайки?! Чем?!
Негодующий хриплый вопль сопровождался резким рывком, с которым наконец поднялся. Не без труда, припадая на колени, кашляя и поднимаясь вновь, держась за саднящую грудь. В легких что-то клокотало, в ушах все еще шумела вода, а может это просто отголоски прибоя мерещились. Всякое может быть, ничему бы не удивился. Желание сбежать, и где-нибудь успокоиться навечно, отпадало само собой. Непреодолимая этакая мечта натыкалась на полосатую шкуру и тонула в бездонных морских глубинах. Обязательно догонит, раз так упрям и не к месту благороден, помешает и не даст. Интересно, а сам встреть подобного безумца раньше, то помог бы? Повел себя так же? Непременно отпаивал травами, убеждал, уговаривал, рассказывал обо всем на свете и приводил множество примеров выхода из придуманной темноты, поднятия с колен и побед над неизбежностью. До тех пор, пока у человека не нашлись бы силы, исчезли отвратительные мысли, и стремление к свету победило кромешную темноту. Обязательно…
Горько усмехнувшись, расправив для равновесия руки, Элиот уставился на тигра и наклонил голову набок. Неподалеку валялись невинные, убиенные птицы, и надо было их хотя бы прикопать, накидать камней сверху, чтоб не добрались другие, более хищные собратья. Едва ли в этих краях водятся любители падали, ну а вдруг обитают.
Неуверенные шаги оказались сложны, будто учился ходить заново. Ноги затекли, пальцы онемели, да только неважно все это, непременно пройдет вскоре. А то, что важно и не давало покоя, оно никак не может осуществиться. Нашептывая тихие слова, бережно приподнимая безжизненные крылатые тушки, он с все той же осторожностью закопал чаек, выложив сверху несколько мелких камешков. Проказливый северный ветер дул в лицо, растрепывая спутанные пряди. Давний друг сейчас нисколько не радовал и родная стихия не находила никакого отклика в сердце. Пустое… Все пустое. Только как бы избавиться от назойливого общества тигра? Скорей всего ровным счетом никак. А хотя... Вон, какие кусты цепучие, колючие на песке выросли. Сильные, крепкие, столько лет растут, борются, не трогают никого. Жалко их, да пусть помочь попробуют.  Терять ведь все равно нечего. И от столь гадких мыслей стало еще больней, да противней от самого себя. Прикрыв глаза, достаточно быстро, почти мгновенно сосредотачиваясь на сложном маленьком мире, в котором не было и не могло быть места всяким незнакомым пришельцам, Элиот не без труда, щедро отдавая собственные силы, выпросил у прибрежной растительности помощи. И началось то, что строго настрого запрещал учитель и уж тем более, никогда не одобрил погибший дракон. «Что ж ты творишь, мать твою… Нет, что ж ты правда творишь?!»
  Повыдергивав корни из песка, раскинув в сторону шипастые зеленые ветки, на тигра уверенно, но весьма неспешно двинулось зеленое войско, слаженно беря в кольцо и оттесняя к кромке воды. Нашептывая, уговаривая и подбадривая, идя наперекор учению, клятве, и еще больше проклиная самого себя, уселся Элиот на песок и закатил глаза. Как же мерзко…

+1

9

Сириус наблюдал за этой внутренней борьбой неудачливого (или удачливого?) утопленника, с надеждой что тот сделает правильный выбор. Надежды не оправдались...
Мужчина явно был настроен непременно покончить с собой, и это уже порядком надоело Сириусу, в конце концов у него не слишком много времени, а этот любитель острых ощущений продолжал тратить это самое время не понятно на что.
-А что хочу то и делаю. Моя жизнь, сам волен решать или так, или как-то по-другому. Ты птиц не спрашивал хотят ли они смерти, а тут надо же, спохватился. Чем я лучше чайки?! Чем?!
- Ты человек, - прорычал перевертыш, надеясь, что его слова образумят утопленника, но куда там...
Сириус хотел было расслабленно выдохнуть, видя как голубоглазый поднимается на ноги, но он. как обычно поспешил радоваться.
А затем глаза полосатого хищника расширились от удивления, такого он и вправду никогда не видел, чтобы растения вот так, вдруг взяли, и выдирая из земли корни куда-то направились. Да не куда-то, а к сторону перевертыша.
Он зарычал, глухо, зло, будто его противником были не колючие кусты, а стая диких зверей, готовая разорвать его в клочья.
Зеленое воинство постепенно оттесняло хищника к бьющимся о берег волнам, но лишь потому что перевертыш просто не знал как поступить. Сириус выбрал самое простое из всех возможных решений - мощным прыжком он перемахнул свое диковинное окружение, чувствуя снизу взмах колючих ветвей. Но достать хищника низкорослые кусты не смогли, к его счастью.
Два прыжка и вот он снова перед недавно спасенным юношей. Причина странного поведения чаек, а теперь и растений кажется крылась в этом странном человеке, по этому перевертыш не придумал ничего лучше, чем вновь сбить человека с ног.
- Хватит, - приказал он.

+1

10

Элиот не ощущал никакой разницы между собой и закопанными в песок птичьими телами. Ее не было сейчас, не существовало когда либо. Все живое на земле равноценно, иначе и быть не может. Только не каждому дано понять и далеко не всегда получается соблюдать то, к чему шел долгими годами. И имело ли все смысл, когда остался один, а мир оказался настолько ужасным, неправильным и враждебным? Ища спасение, еще больше потонул в кромешной тьме, пока безысходность не захлестнула с головой. Совсем как удар о песок, когда полосатый хищник с легкостью толкнул, заставляя распластаться, прикрывая голову руками. Кусты развернулись, медленно преодолевая путь до своих вековых обителей. У них был дом, родное место, где выросли, подставляя тонкие колючие ветви лучам солнца, а море и днем, и ночью, напевало колыбельную волн. Пока не пришел человек и все испортил. Он был этим человеком, никчемным существом, посмевшим втиснуться в естественную природную среду, ведомый только собственными шкурными интересами. Хотелось выть от досады, кричать в полный голос, биться головой о камни. Да разве станет от этого лучше? Желания так часто расходятся с действительностью.
-Да кто ты такой, какое тебе дело может быть?! – раздраженно выкрикнув слова, он ухватился за тигриную шкуру в районе лопаток и уставился прямо в глаза, - Пошел прочь.
Уже гораздо тише, сразу же разжимая пальцы и все больше поражаясь абсурду происходящего. Такого отвращения к себе не испытывал с момента гибели друга. О, тогда все проходило намного хуже, куда хуже, чем сейчас. Да только и в нынешний момент вовсю красовался напоказ, блистая безумием и полным отсутствием здравого смысла. Как нищий юродивый, нет, даже еще хуже. Вроде проиграл, бороться нет смысла, а все равно туда же. Вдруг получится найти лазейку и упорно добиться своего? Вдруг тигр послушается и уйдет, прекратит мешать своим назойливым присутствием. Отчего-то твердая уверенность отметала подобные развития событий. Он не более чем мелкая песочная песчинка в океане обстоятельств, и сейчас уж точно изменить ничего не сможет. Крупно вздрагивая, крепче обхватив гудящую голову, кашляя, пытаясь проглотить подступающий к горлу ком, Элиот крепко зажмурился. Как хорошо, если бы все это оказалось сном… Беспокойным кошмаром, иногда приходящим темными ночами. И не пришлось сгорать от стыда, не пришлось думать. Просто сон, ведь бывают такие сны, когда кажется что все по-настоящему.

+1

11

Справедливо решив, что этот странный человек просто наглотался морской воды и теперь не в себе, перевертыш поступил так как ему подсказывало сознание. Проблема заключалась только в том, что он сомневался, что это решение будет верным.
Тем временем выброшенный на берег голубоглазый путник перешел к самому эффективному способу устранения желающих помочь.
- Ну уж нет, - в сознание снова закралась предательская мысль о том, что может лучше ну его к чертям, пусть катится на все четыре стороны. А то еще вишь чего, недоволен, что его спасти хотят.
- Тоже мне, - рыкнув, маг схватил огромной пастью, лежащего на песке человека за руку чуть пониже плеча. Еще одно усилие и тело, показавшееся перевертышу совсем легким, уже лежало на его полосатой спине.
- Держись, иначе мне придется тащить тебя в зубах как тяпичную куклу по песку, а это поверь мне то еще удовольствие, - пригрозил перевертыш, делая шаг в сторону порта Риппона.
- Там куда мы идем, - он не спрашивал о том, хочет ли вообще этот утопленник следовать за ним, он точно знал - человеку нужна помощь, - там можно найти жрецов Ордена новой Веры, так кажется их назовут, среди них есть лекари, тебе помогут, - тигр говорил тихо, не столько потому что он хотел поговорить, сколько ради того, чтобы отвлечь нового знакомого от тягостных мыслей о прощании с жизнью.

+1

12

А тигр, поражая настойчивым упорством, исчезать никуда не спешил. Мало того, острые зубы больно хватанули руку, и в то же мгновение стало еще больней, когда словно мешок с песком был закинут на широкую спину зверя. Предплечье противно заныло, пульсирующая боль отдавала куда-то в ключицу, ясно давая понять – живи и мучайся, что мирозданию до рухнувшего мира одного-единственного человека. Таких под небесами тысячи ходят, на каждого внимания не напастись. Крепко зажмурившись, уцепившись одной рукой за теплую шерстяную шею, укушенную конечность пряча под грудь, Элиот тяжело вздохнул. Сейчас можно было биться, показывая несносный характер и абсурдное упрямство. Да, можно было б, хорошее занятие, а потом прокатиться по песку в пасти, и так и не увидеть конец пути. Вообще-то все равно, да только что поменяет сопротивлением? Все прежним останется, не иначе как.
-Мне поможет только осиновый кол промеж глаз. Не во власти жрецов Ордена вершить такую помощь.
Крепче уцепившись пальцами за короткую шерсть, немного согнув руку в локте, обнимая шею, недавний утопленник вытянулся, прижимаясь к теплой полосатой шкуре. Только сейчас почувствовал как же холодно, мокрая одежда неприятно липнет к телу и очень хочется согреться. Еще одни отвратительные ощущения, которых не будет там, куда собрался. Увидел бы друг как низко пал, так не поверил глазам своим, да, так бы было, не иначе.
-А знаешь, я убийца. Зачем спасать такого? Убил своего друга единственного, так какой смысл на землю смотреть? Противно все, сил нет наблюдать как встает и садится солнце, тонет в водах морских, уходит на покой за горы, чтобы на утро подняться вновь. Дракон больше не взмоет в лазурные небеса, а я никогда не смогу придти на помощь в последнее мгновение. Оно подобно вечности, и только в вечности есть спасение.
«Во загнул… Очень интересно этому ковру полосатому исповедь умалишенного выслушивать. До самых кончиков усов интересно. Может, пустит и перестанет из себя героя делать? Шкура блохастая… Нет, отпустил бы, правда, а дальше я сам как-нибудь, опять в воду полезу.» А в воде холодно, еще холодней, чем на берегу. Содрогнувшись, вздрагивая все сильней, Элиот закашлялся, мигом забывая, что плел недавно. Надсадный кашель буквально разрывал грудь, едва не легкие заставляя выплевывать.

Отредактировано Элиот (2013-10-10 20:04:42)

+1

13

Сириус почувствовал, как человек схватил его за шкуру в попытке удержаться на широкой спине, и ему это удалось, тем более, что тигр шагал мягко и уверенно.
- Кто знает... кто знает? - об Ордене ходили весьма противоречивые слухи, но перевертыш предпочитал верить в хорошее, по этому надеялся, что служители острова Сторожевого помогут этому несчастному.
- Убийца бы не попытался покончить с собой, - отозвался Сириус, на самобичевание недоутопленника, - и уж тем более не хватал бы полосатого кота за усы, - понимая безрассудность данного поступка.

Тигр остановился, чтобы не тревожить движением человека, дрожащего от нового приступа удушающего кашля.
Когда его новый знакомый затих и пальцы снова крепко охватили его шкуру на шее, полосатый хищник двинулся дальше, оставляя на песке отпечатки мощных лап.

Порт Риппона представлял собой оживленную площадь, плавно переходящую в пристань, к которой было пришвартовано большое количество разных кораблей. Ничуть не смущаясь собственного облика, ну, а что делать, коли по собственной глупости он расстался со свертком одежды, Сириус двинулся к одному из одноэтажных домиков на площади. Дверь отворилась и выходивший оттуда мужчина шарахнулся в сторону от неожиданности.
- Что еще за черт???
- прости, уважаемый, я ищу последователей Ордена Веры, - тихо проговорил перевертыш, надеясь, что на него не начнут кидаться с оружием и не заставят вернуться к человеческому облику на площади и предстать перед народом в чем мать родила.
- а ты?..
- я маг-перевертыш, - перебил Сириус, предвещая вопрос о том, не является ли он оборотнем, и как следствие опасным. Хотя конечно опасным он может быть в любом случае, тем не менее новость о том, что к на пороге дома Ордена стоял все-таки маг, а не оборотень, незнакомца порадовала.
- Сэр Ридш? Тут страждущие прибыли, - Сириус не обратил внимание на хитроватую ухмылку говорившего, он уже степенно вошел в помещение, напоминающее обычную таверну.
- Уважаемый, этому человеку, - он говорил о своем "всаднике", - нужна помощь, он, - Сириус замялся, но проговорил, - он болен, и не осознает этого, он пытался покончить с собой...

+1

14

Возможно, слова тигра были справедливы, а возможно и нет. Как ведут себя нормальные убийцы, Элиот понятия не имел. Может быть, только потому, что сам в данный момент нормальностью не отличался. Крепко удерживая шею, стараясь лишний раз не побеспокоить и не сдавить очень уж сильно, он вновь прикрыл глаза. Происходящее с трудом вписывалось в серую реальность и воспринималось очень плохо. Полосатый хищник бежал плавно, так что никаких неудобств от катания на спине не возникло, а когда вновь удосужился воззреть на мир, то песчаный берег сменился оживленным портовым городом. Элиот упустил этот важный момент, непонятное состояние, в коем прибывал недавно, напоминало забытье, или нечто очень похожее. Крупная дрожь продолжала прогуливаться по телу, бил неприятный озноб, холод становился невыносимым, и от него очень хотелось спастись. Зарыться бы сейчас в шерсть, да не вылезать долго.
  Мутным взором изредка озираясь по сторонам, ловя на себе взгляды, он пытался выглядеть как можно незаметней и незначительней. Подумаешь, тигр тащит кого-то потрепанного, насквозь промокшего на спине. Эка невидаль… Наверняка в городе и поинтересней можно увидеть. К счастью пробежка по порту оказалась недолгой, прибыв на небольшую площадь, тигр безошибочно направился к одному из домов. Возмущение незнакомца заставило еще сильней вжаться в шкуру, молча глянув вверх, Элиот практически сразу отвел взгляд. Как-то очень уж стыдно и неприятно. И снова хочется провалиться в бездну, исчезнуть, никогда больше никого не видеть. Пропустив мимо ушей почти весь разговор, в конце он не вытерпел и тихо выдал:
-Этот человек упорен в стремлениях и непременно попытается еще ровно столько, сколько потребуется для достижения цели.
И опять закашлял, сжимаясь, ежась, отпуская шкуру, выпрямив спину слезая с тигра, пытаясь сделать это как можно более естественно и уверенно. Уверенность оказалась на мостовой у порога, неловко завалившись на бок, Элиот скрипнул зубами и уселся, почти сразу, не без труда поднимаясь на ноги. Трясло так, что зуб на зуб не попадал. Вся абсурдность ситуации настолько поражала, что даже появилась небольшая возможность позабыть о главной цели. Он вообще совершенно свободный и волен вершить с собой что угодно, никто не указ. «Этот человек… Ну надо же! Как будто сам за себя ответить не могу, будто бы совсем помутился рассудком.»

+1

15

Практически все было готово к отправке их корабля на остров. Необходимо было только дождаться посыльных с ингредиентами для алхимиков. Риарио послал их со списками необходимого в последний момент, чтобы все было посвежее, и Фредерику не пришлось бы выслушивать недовольное ворчание ученых мужей.
Отряд ордена в этот день был распущен на оставшийся день, кто-то спал на корабле, кто-то бродил по рынкам в поисках безделушек для родных, а кто-то вместе с Главным Исполнителем отдыхал в небольшой таверне, наслаждаясь сладкой густой медовухой и отлично прожаренным мясом.
Компания из трех членов Ордена и Риарио сидели возле камина, полусонно растягивая трапезу. Развалившись в мягком кресле, Главный Исполнитель запасался теплом живого огня в дорогу и восстанавливал свои силы. Закрыв глаза, мужчина по привычке лениво вслушивался в разговоры вокруг, это было необходимо для выживания их Ордена. Всегда нужно было слышать тонкий голос недовольства и вовремя его задавить. Хотя Риппон был давно приведен к согласию, всегда нужно быть начеку, этому учил Великий Магистр еще маленького Фредерика.
Некоторое оживление привлекло слух Исполнителя, и он открыл глаза. Проморгавшись, Фредерик уж подумал, что перебрал крепких напитков, потому как в дверях трактирчика стоял большой белый тигр, а на его спине лежал человек.
«Вот так дела» мелькнуло в голове пока мужчина садился прямо и обращался в слух и зрение. Не так уж и часто можно встретить магов-перевертышей, вот так открыто появлявшихся в людном месте. Их могли принять за сумасшедших оборотней и убить. Такое необычное событие Риарио не мог пропустить мимо себя. Услышав слова об Ордене, Фредерик улыбнулся, радуясь своей удаче.
Главный Исполнитель встал с места и вскинул руку, привлекая к себе внимание:
- Уважаемые путники, - издалека обратился Фредерик к новоприбывшим. Голос его прозвучал громко на фоне внезапной тишины в таверне. Оставив за своей спиной двух братьев-воинов, Риарио поспешил к тигру и молодому человеку.
- Меня зовут Фредерик, я член Ордена и могу вам помочь – заботливые нотки в голосе умело использовались, чтобы расположить путников к себе. Исполнитель окинул взглядом обоих гостей, задержавшись на молодом человеке, которого трясло крупной дрожью.
- Идем к огню – Риарио шагнул к нему, вставая рядом, сжал плечо парня и повел его к своему креслу,  всем видом показая, что возражений не потерпит,  - Садись.
Главный Исполнитель едва ли не силой усадил парня:
- А теперь расскажите мне, что случилось, тогда я смогу понять, как вам помочь – Риарио больше обращался к тигру, нежели его спутнику. Было сразу ясно, что в этой странной парочке пока что за все отвечает говорящий тигр. Кстати, о тиграх.
- Я могу предоставить вам одежду, если вы хотите обратиться в человека – Фредерик готов был отдать приказ своим воинам, но перед этим раздал приказов слугам в таверне – принести горячей еды, питья, да теплое одеяло.

+1

16

Этого человека Сириус видел впервые. Навострив уши, перевертыш внимательно оглядел Фредерика, и ничего не обычного не заметил. Вполне себе любезный мужчина, без намека на превосходство и бахвальство. Это понравилось магу, еще больше ему понравилось, что инициативу над спасенным у берега юношей, исполнитель Ордена взял на себя.
- Это будет очень любезно с вашей стороны, но боюсь мне в данный момент нечем вам отплатить, дело в том, что мои вещи, по недоразумению пропали, а с ними и деньги...
Не смотря на эти неудобство, ему все же предоставили одежду и указали комнатку, где можно переодеться и привести себя в порядок.
Спустя примерно четверть часа, перевертыш, уже в облике человека вернулся в общий зал. Рубаха была ему большевата, а вот штаны пришлись в пору, так что выглядел он вполне сносно, если конечно не считать всклокоченных волос и трехдневной щетины.
- Фредерик, еще раз выражаю свою благодарность, за оказанную услугу и желание помочь нам, но я вынужден покинуть гостеприимные стены ордена, меня уже давно ждут в другом месте... Мое имя Сириус, и я непременно вернусь, чтобы вернуть долг, - возможно последняя фраза прозвучала угрожающе, но этого маг не хотел, он действительно просто имел ввиду, что постарается найти Орден, чтобы отдать деньги за одежду.
-  Был бы рад разделить с вами трапезу, но увы я итак слишком задержался, позаботьтесь пожалуйста об этом человеке, - Сириус перевел взгляд на спасеныша и чуть заметно улыбнулся, - быть может при нашей следующей встрече, ты скажешь мне свое имя...
Он кивнул, прощаясь и покинул здание сбора Ордена. Нужно было спешить.
- Заказчик будет в ярости, - лорд терпеть не мог опозданий, но тут уж перевертыш ничего поделать не мог, он бы себе не простил, если бы не попытался помочь юноше на берегу.

0

17

Мир действительно не без добрых людей, и во многие моменты жизни Элиоту доводилось сталкиваться с добрыми, порядочными, небезразличными до судеб совсем незнакомых. И в этом не было ничего плохого, скорее наоборот. Когда-то и сам мог последним поделиться с нуждающимся, да только прошлое тонуло в зыбких глубинах смутных воспоминаний. Да, когда-то все по-другому было, а сейчас в настоящем жизнь совершенно иная. Да и жизнь ли это? От самого себя все противней становится, и совсем не хочется быть кому-то в тягость. Да и как это унизительно, когда ведут под руку, словно немощного старика, заботливо в кресло усаживают, поближе к огню. Дернувшись, Элиот смерил человека, представившегося Фредериком, далеко не самым благодарным и дружелюбным взглядом. И тут же отвернулся к теплому пламени, старательно делая вид, что все происходящее его никаким образом не касается.  Согреться не получалось, холод распространялся будто бы изнутри, заставляя вздрагивать всем телом и все ближе тянуться к огню. Низко опустив голову, он рассматривал весело полыхающие поленья и совсем невнимательно прислушивался к разговору. Действительно, а касается ли его все это? Какое дело Ордену до одного заблудшего безумца? Неужто настолько добры и следуют высоким моралям? Сомнительно, в мире много зла, только добра куда больше. Глубоко вздохнул, прикрыв рот рукой, в который раз едва не подавившись кашлем, вроде бы на несколько мгновений прикрыл глаза. Тихие голоса доносились словно из-под толщи воды, напоминали чем-то шелест волн по песку, и все еще казалось, что на берегу лежит, да под серыми небесами кружат чайки. Холодно… Никак не согреться, а негромкие слова ускальзывают все дальше и дальше.
Глаза удалось разлепить только к тому моменту, когда тигр, успевший превратиться в человека, уже спешил уйти. О, это именно он был, даже в затуманенном разуме образ складывался воедино, и слишком уставший, чтобы чему-то удивляться, Элиот кивнул, отвечая на взгляд не очень внимательным, разбегающимся взором. Имя… А что в этом такого? И встречи не случайны, да только не стоит загадывать наперед, следующей встречи может и не быть, ее и быть не должно.
-Элиот, - тихо, хрипло, но достаточно четко, чтоб можно было при желании услышать.
Тоже нужно было идти. Какой смысл находиться среди добрых людей, занимать чужое кресло, греться у очага и никак не найти тепла от огня.
  Бурая домовая мышь спешила по своим делам к мышатам, родившимся в деревянной нише за доской под полом. Длинный голый хвост промелькнул у ноги, и сразу за ним Элиот вытянул руку, позволяя зверьку взобраться на ладонь. Несколько зерен в зубах выпали, покатились по полу, но мышь так и не удосужилась кинуться за потерянным или шарахнуться от протянутых пальцев человека. Успокаивая маленькое умишко, тихо нашептывая слова, он неуклюже поднялся, отпуская зверька на подлокотник кресла, выпрямляя спину и ступая в сторону двери. Его место где-то совсем не здесь, так жаль, что не может довольствоваться малым как мышь, уже вовсю спешившая в надежное укрытие под половицами.
-Простите господа, но мне надо идти. Дело не терпит отлагательств, и слишком уж бередит душу. Спасибо за добрый прием, то редкость сейчас, не часто встретишь подобное.
Склонив голову, стараясь показаться хотя бы немного учтивым и вежливым, Элиот прошествовал дальше.

0

18

Сложив руки на груди, Риарио присел на подлокотник кресла, стоявшего напротив того, в которое он усадил юношу. Пока тигр скрылся, Главный Исполнитель внимательно изучал его спутника. Ничего особенного,  обычный человек, каких тысячи. И ничего такого, что вызывало бы желания спасти его от самоубийства. На месте мага Фредерик прошел бы мимо, не обратив внимания на несчастного. Но сейчас уже приходилось поддерживать правильный облик Ордена и Отца-Защитника, готового помочь всякому. Но что там облик! Риарио надеялся пообщаться с магом, а маг поспешил распрощаться, оставив на попечение Ордена свою ношу.
- Вы ничего мне должны, Сириус, наш Орден существует для помощи. Удачи – попрощался Фредерик с тигром. Ему было жаль, что перевертыш не остался с ними подольше. В Ордене все еще не было подобных магов, а потому они представляли живой интерес для Главного Исполнителя.
Проводив взглядом Сириуса, Фредерик повернулся и заметил что-то в руках Элиота. Не придав этому значения, он дал распоряжения о том, чтобы на ночь приготовили еще одну постели и нашли сухой одежды. Да вот опять планы поменялись.
Главный Исполнитель лишь хмыкнул, когда увидел, что в руках юноши была мышь, он не  собирался останавливать Элиота, интерес Ордена кончился тогда, когда кончилась выгода из этой встречи.
«Господин, его нельзя отпускать. Он будет полезен, но я не знаю как» брат, обладающий способностями к видению образов будущего, забил тревогу. Риарио поморщился от такого грубого вторжения в свой разум.
«Подлейте что-нибудь в бокал, быстро» - а может и не кончилась выгода. Придется проверить.
- Элиот – позвал Фредерик – ты не можешь так просто уйти. Ты застудился, кашель тебя скрутит на улице. Смерть от выплюнутых легких не такая уж и приятная – попытался пошутить мужчина, по-отечески приобнимая беглеца и разворачивая его обратно к камину.
- К тому же, одежда еще не высохла. Тебя никто не гонит, останься и приведи себя в порядок. – Фредерик вновь усадил Элиота в кресло и придвинул еду и теплое вино.
Пользуясь мощной поддержкой своих братьев, Риарио внушил юноше, что надо остаться ненадолго, подкрепиться и согреться вином.
Дело было сделано. Риарио постоял над юношей еще несколько секунд и, убедившись, что тот крепко спит, распорядился, чтобы его унесли на корабль и держали в бессознательном состоянии до прибытия на остров.

0


Вы здесь » Горное Королевство » Морские просторы » [29.08.533] Смысл жизни