Горное Королевство

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Горное Королевство » Настоящее » [10.07.533] Путь прокладывают судьбы


[10.07.533] Путь прокладывают судьбы

Сообщений 1 страница 20 из 30

1

Дата: утро 10 июля, 533
Место действия: Дорога, равная расстоянию от Бернса до Горного Королевства.
Персонажи: Сильвер Стоун, Рэтари Фловер
Краткое описание событий: Потерявший старого друга, Сильвер Стоун находит его предсмертное письмо, а заодно  и дочь - Рэтари Фловер, о которой теперь вынужден заботиться. И теперь ему предстоит нелегкое испытание - отправиться в обратный путь, в Горное Королевство, в качестве опекуна единственной дочери барона, имуществом которой является только дорогое колье и не самый покладистый характер.

+1

2

Они сидели рядом и молчали - Рэтари и ее единственный  родственник и верный наставник - Дерий. Говорить было уже не о чем - все, кажется, было сказано и теперь Дерий только иногда негромко вздыхал и поправлял складки плаща своей ученицы без всякой надобности,  просто чтобы успокоить ее, да и себя тоже.
  Весь вечер  они провели вдвоем - по очереди вспоминая такую теперь далекую жизнь в родном доме. Смеялись, грустили, умолкали, думая каждый о своем. Рэтари иногда дотрагивалась до ладоней старенького наставника, тихо поглаживая сухую, похожую на тонкий пергамент кожу с темными пятнышками и удивляясь, что не замечала раньше этих трещинок, шероховатостей и все водила по ним кончиками пальцев, будто пытаясь сгладить эти следы неумолимого времени.
  Улеглись только за полночь, понимая, что завтра у всех трудный день. Рэтари лежала тихо, чтобы не беспокоить покой  старого человека и разглядывала сквозь мутное оконное стекло ночную россыпь нарядных звезд и любопытную желтоглазую луну. Завтра начнется другая жизнь, завтра ... И под понимающим молчаливым лунным взглядом девушка, наконец, заснула.
  А утром, еще  тихий спросонья солнечный свет заглянул в комнату, осторожно прилег на белокурые короткие волосы и застыл, будто запутавшись. Рэтари слабо провела ладонью по лицу, сонно вздохнула и вдруг резко приподнялась. Начинался новый день новой жизни.
  Наскоро позавтракав и быстро собравшись, что, впрочем было не трудно,  они дождались Стоуна, который пришел, как и обещал - к девяти часам. И через несколько минут Рэтари с откровенным интересом разглядывала гнедую лошадь с темной гривой и таким же хвостом. Животное выглядело очень ухоженным - короткая шерсть лоснилась на ярком солнце медной рыжиной, чистые влажные глаза смотрели спокойно на окружающий мир и стояла она также - мирно, не переминаясь с ноги на ногу. Рэтари подошла так, как учили - с левой стороны, чтобы животное хорошо ее видело.
- Хорошая девочка, - ласково провела ладонью по шее животного девушка и поднесла к морде раскрытую ладонь, на которой лежала тщательно вымытая  морковка, которую Рэтари заранее взяла на кухне. Осторожно, мягкими губами лошадь взяла морковку и ... знакомство состоялось.
- Как ее зовут? - повернулась к Стоуну довольная девушка.

+2

3

Это была одна из немногих ночей, в которой Сильвер не видел снов. Нет, он любил свои сны, те самые, что навеяны потоками Силы, но сегодня ему необходимо было выспаться. Эльдеринг проснулся на рассвете. Открыв глаза, он несколько минут смотрел на деревянный потолок, а затем поднялся с кровати. Одевшись, и забрав с собой вещи, мужчина покинул комнату и спустился на первый этаж.
- Завтрак, и еще две порции отнеси, красавица, в комнату номер четыре, - отдавая еще три серебряника, молоденькой служанке, произнес Стоун.
Быстро покончив с утренней трапезой, мужчина покинул таверну. Он направился в конюшню, чтобы забрать Рица, и поехать на рынок. Жеребец поприветствовал хозяина радостным ржанием.
- Отдохнул, брат? - осведомился эльдеринг, гладя верного скакуна по умной морде.
Чуть меньше десяти минут он потратил на то, чтобы одеть амуницию и разместить вещи на гнедом. Выводя коня в поводу из не большой конюшни, мужчина кивнул в знак благодарности конюшенному мальчику.
Привычным движением Сильвер взлетел в седло и толкнул коня пятками, посылая вперед по дороге.
Большой рынок Бернса оправдывал свое название, человеку, который здесь никогда не был разобраться было бы очень сложно. Но Сильверу повезло, ему уже доводилось бывать здесь. По этому проехав первые десять рядов, мужчина повернул коня влево и буквально через 10 минут они уже были на месте. В огромном загоней паслись кони разных пород и мастей.
Навстречу Стоуну вышел высокий улыбчивый юноша, судя по виду выходец из Шокса, широкоплечий, загорелый, кареглазый, с черными как смоль волосами.
- Что желает Господин? - уточнил юноша, и только когда тот чуть повернул голову влево, Стоун увидел татуировку, коей клеймили рабов Шокса. А значит этот человек может только показать ему лошадей, торговаться придется с хозяином.
- Мне нужна спокойная лошадка, хорошо объезженная, не норовистая, покладистая, выносливая, не слишком большая, - проговорил Стоун, окинув взглядом небольшой табун, пасущийся ближе всего.
- Думаю, что у нас есть то, что Вам нужно, - парень  ловко перемахнул через загородку и направился к лошадям, но не к тем, что паслись ближе, а к следующей группе. Ждать пришлось не долго, буквально через несколько минут две низкорослые лошади послушно следовали за конюхом.
- Эта, гнедая, восьми лет, выросла здесь, в Бернсе, выносливая, спокойная, даже флегматичная и очень добрая, прекрасно подойдет для не слишком опытного всадника и даже для ребенка, - глядя лошадь по шее, говорил он, - а этот, - кивнув на второго, - серый в яблоках мерин, ему пятнадцать, он из Бакка, был личной лошадкой для прогулок дочери какого-то аристократа.
- Покажи зубы у гнедой и выведи ее из загона, - велел Стоун, спешившись.
Мужчина тщательно осмотрел спокойно стоящую на дороге кобылку, и решил, что это действительно то, что нужно.
- Зови Хозяина, и подготовь седло и узду, пару небольших седельных сумок и попону, - Сильвер похлопал лошадку по шее, заметив, что из небольшого дома, рядом с загоном выходит мужчина и направляется к ним.
- Седло не новое, - добавил он вслед рабу из Шокса, тот кивнул и поспешил к домику, чтобы принести все необходимое.
Торг не затянулся надолго, Стоун это не любил, так что спокойно отсчитал семьдесят серебряных кругляшей и добавив еще шесть за амуницию, он стал владельцем низкорослой гнедой лошади.

Без десяти девять Сильвер въехал в ворота таверны "Меч и Щит", держа в поводу новую кобылу. Честно сказать Риц всю дорогу с подозрением косился на свою спутницу, но та, казалось не замечала красавца, спокойно следуя куда указывали.
Стоун спешился, когда Рэтари вышла из дверей таверны и встал между двумя лошадями, собрав в руку повод кобылы. Девушка подошла правильно - слева, позволяя животному видеть что она собирается делать. И что очень важно, дочь барона пришла не с пустыми руками. Лошадка приняла угощение и подставила морду под чуткие пальцы, позволяя себя погладить.
- Ты можешь сама выбрать для нее имя, - в Бернсе не было традиции сохранять имена животным, при смене владельца, - по этому Сильвер решил, что будет правильнее, если Рэтари сама назовет свою лошадь.

- В путь? - переспросил эльдеринг, когда они оба сидели в седлах.

+1

4

Первые полчаса Рэтари не замечала ничего - ни деревянных домов, похожих на усталых стариков, примостившихся вдоль дороги и провожающих всех путников равнодушными глазницами окон. Не видела прохожих - внешне таких разных, но с одинаковой печатью предстоящих дневных забот на лицах. Ей некогда было прощаться с городом, в котором прошла вся ее, не слишком длинная жизнь. Да и стоило ли? Вряд ли Бернс в утренней маете заметит, что одна из  дочерей его покинула.
    Лошадь, спокойная и чуткая к новой хозяйке, шла так ровно и осторожно, что охватившее поначалу сильное напряжение постепенно отпускало девушку и она наконец  успокоилась и выровняла сбившееся дыхание. А чтобы отвлечься от ненужного сейчас волнения, решила подумать над именем для своей новой темногривой подруги, с которой ей определенно повезло. По правде сказать, до сего дня дочь барона Фловера особенно лошадьми не интересовалась и все ее познания сводились к тому, что на них ездят и  как-то содержат. В именах она разбиралась еще слабее. Но эта кобыла ей нравилась - покладистая, не норовистая, надежная. Рэтари усмехнулась - настоящая подруга. И под ровный перестук копыт стала перебирать слова - под-ру-га, у-да-ча, по-да-рок, дар, да-ри-на. Дарина! Рэтари с удовольствием повторила про себя имя, покатав его во рту как ровный камешек. Оно казалось таким уютно- округлым, как рыжеватые бока этой лошадки. Решено - Дарина. Затем вдруг некстати вспомнилось, что за лошадями принято ухаживать. Кормить - понятно, вот гриву, наверное, расчесывать. А хвост, его тоже причесывают? Рэтари чуть покосилась на ехавшего  впереди Стоуна. Он, наверняка, знает, вот и пусть ...
   За этими мыслями  и не заметила, как они выехали за черту города. Только недавно занявшийся летний день расцветал яркой зеленью, хвастаясь разными оттенками - от светло-травяного до темно-хвоистого. Холмы, обернутые сочной травой, теснились со своими соседями - серыми валунами. Высокие сосны и ели дружными семьями облепили подножия холмов, радуя глаз тяжелыми лапами.
   Рэтари не очень представляла себе как принято путешествовать. Все ее приключения сводились к хождениям по замку и  прогулкам по городу с учителем. Наверное, они должны сколько-то проскакать, а потом спешиться для отдыха. Дарина выглядела вполне бодрой и полной сил, а ее хозяйка пребывала в некоторых сомнениях. Она тревожилась, что с непривычки может быстро устать. Впрочем, она отогнала эти мысли, крепко поджав губы. Раз за нее решают теперь абсолютно все, она не скажет об этом ни слова, даже если от усталости ей придется упасть на шею лошади!

Отредактировано Рэтари Фловер (2013-10-09 19:57:34)

+2

5

- В путь, - это было сказано самому себе, когда лошади зашагали по мощеной дороге Бернса.
Он ехал чуть впереди, решив не навязываться Рэтари, с предложениями как лучше сидеть в седле и что не стоит так напрягать руки, держа повод. Он знал, что при такой посадке уже к вечеру у нее будут очень болеть ноги, и возвращаться в седло не будет никакого желания. Но болезненный опыт это тоже опыт, тем более, что советов у него никто не спрашивал, а значит и нечего вмешиваться.
Судя по седельным сумкам, красовавшимся по бокам от гнедой кобылки, дочь Барона имела весьма смутное представление о том, что именно может пригодиться в дальней дороге, и пожалуй если бы не Дерий, помогавший собирать вещи, Сильверу бы пришлось покупать еще и ослика, на которого можно было бы погрузить пожитки. И в такой ситуации эльдеринг был даже рад, что Барон не оставил дочери наследство, а то все эти платья, туфли, драгоценности и прочая, по мнению женщин, безумно необходимая в хозяйстве мелочь, изрядно подпортили бы ему путешествие. По мнению мужчины все эти излишества являлись не более чем капризами избалованных девиц, но в чужой монастырь как говорится...

А еще она молчала... И что-то подсказывало ему, что молчит Рэтари не потому что сказать нечего, а ему, наперекор, словно он в чем-то провинился, и теперь наказан. Быть наказанным Стоун не любил с раннего детства, по этому подобное закрытие эмоций воспринимал с обидой и непониманием.
Еще час прошел в напряженном молчании, а затем еще один... Напряжение буквально потрескивало икрами в воздухе. Нахмурившись, Сильвер никак не мог решить как именно выдернуть Рэтари из этого состояния.
Мысль пришедшая в голову отразилась хитроватой улыбкой на его губах, вот только девушка этого видеть не могла, ведь она ехала слева и позади.
Чуть заметно потянув повод на себя, Стоун остановил коня. Гнедой послушно замер на месте, позволяя человеку спешиться.
- Привал, - объявил эльдеринг, оглядывая местность, в который они остановились.
Он не зря выбрал это место - дорога забирает круто влево, а в право чуть заметная тропка, и судя по сочной траве совсем недалеко должен быть источник воды.

Он вел двух лошадей в поводу, позволяя Рэтари двигаться свободно. Местность уходила все ниже и ниже, но не так отвесно, как это было бы в горах, а просто плавным уклоном к востоку. Источником оказалось небольшое озеро, и Стоун невольно залюбовался его видом.
Он отвел лошадей в тень деревьев и принялся снимать амуницию, затем стреножил кобылу, гнедого же оставил без привязи. К чему это, верный скакун итак никуда не денется от хозяина.
Из заплечного мешка был извлечен составной лук, запасная тетива и колчан со стрелами. Очень скоро оружие было собрано.
- Разведи костер, я принесу наш обед, - велел он, ни на мгновение не задерживаясь, мужчина прошел мимо растерянной Рэтари, направляясь к стене деревьев на берегу. Собственно он намеревался чуть обойти озерцо, чтобы вспугнуть летающую дичь из прибрежных камышей.

Отредактировано Сильвер Стоун (2013-10-09 20:18:09)

+1

6

Ей не хотелось не только говорить, но и слушать, смотреть, думать. А главное - скакать. Тело стало тяжелым и чужим. И когда она уже засомневалась - не пора ли привалиться к лошадиной шее, как прозвучало самое сейчас желанное слово - привал. Мужчина, на физическом состоянии которого путешествие не отразилось ни малейшим образом, быстро спешился, а Рэтари медленно сползла. А потом шла следом за лошадьми, стараясь по возможности держать спину прямо, хотя ее чувства были настолько притуплены, что она сильно сомневалась, а правильно  ли идет и не подпрыгивает ли по привычке, появившейся за последние часы.
   Затем Стоун зачем-то связал ноги  ее Даринке каким-то странным образом, Рэтари хотела было поинтересоваться зачем, но благоразумно промолчала, потому что испугалась - а вдруг связывают не только лошадей. Проверять не хотелось, поэтому она отвернулась в сторону красивейшего озера и невольно залюбовалась зеркальной гладью воды. Она по привычке стала вспоминать какие влаголюбивые травы могут тут встретиться, мысленно перебирая свитки с нарисованными растениями. Ей стало почти хорошо...
- Разведи костер, я принесу наш обед, - Рэтари сглотнула и приоткрыла рот, кажется она хотела что-то уточнить. Но не успела, Стоун уже быстро уходил. Ах, да, она хотела выяснить значение слова "развести". Слово костер она понимала. В замке были очаги, но их разводили слуги. А сейчас, как назло, рядом не наблюдалось ни одного самого завалящего слуги! Рэтари даже забыла про усталость, сердито притопнув ногой. Затем осмотрелась. Лошади стояли рядышком вполне себе мирно, кажется, им удалось договориться. А ей что делать? Девушка почувствовала что-то вроде зависти к Дарине. Подумаешь, ноги связали, зато не заставляют разводить костер. И, собственно, из чего его нужно делать? Недалеко Рэтари заметила сухую сосновую веточку и пару шишек. Она не поленилась, подняла свои находки и сложила в кучку, показавшуюся ей очень скромной. Ну да ладно, она сделала что смогла.
  Девушка подошла к Даринке, благодарно погладила ее по теплой шее и отойдя в сторонку, уселась на разросшийся мягким ковриком очиток. Она ждала обещанный ужин.

+2

7

Почти двадцать минут ушло у Стоуна на то, чтобы добраться на "место". Продираясь через густой кустарник, он неоднократно и недобро чертыхнулся, благо благородная спутница не слышала его, и собрал на себя приличное количество колючек, иголок, каких-то семян и прочей прелести лесной фауны.
Местом оказалось относительно свободное пространство на берегу, плавно уходящему вниз, огороженному стеной камышей и другой прибрежной растительности.
Недолго думая, Стоун размахнулся и швырнул недавно подобранную в этом же лесочке не большую, но увесистую палку в эти самые камыши, где, по его мнению должны были скрываться целые косяки уток.
Ответом на сей бросок был короткий всплеск воды и тишина... Тем не менее мужчина вскинул лук, с натянутой на тетиву стрелой, в ожидании "чуда". В конце концов хоть одна птица то должна была найти пристанище на этом озере. Не зайцев же ему теперь искать в этом лесу.
Природа смилостивилась, над не желающим продираться в поисках добычи, человеком и толстый селезень, шумно махая крыльями поднялся в воздух. Охотничья стрела пробила шею птицы и эльдеринг очередной раз за сегодня громко выругался, ведь его добыча плюхнулась в воду...
Сбросив рубаху и сапоги он поспешил доставать убитую дичь, пока птица не потонула.
- Собаку бы сюда, которая воду любит, - подумал он, порезавшись о камыш, но упорно продвигаясь вперед. Дно оказалось илистым, но к счастью озеро было не слишком глубоким, так что он погрузился чуть меньше чем по шею, когда схватил убитого селезня.

Сильвер вернулся в их импровизированный лагерь и даже не удивился тому, что все выглядело так же как он это и оставил около часа назад. Оглядев стоянку, мужчина кивнул гнедому, видишь мол, какое безобразие.
Рубашка, небрежно наброшенная на плечи, почему то выбрала именно этот момент для того, чтобы свалиться с него, по этому Стоуну пришлось наклониться, чтобы ее поднять.
- Ты предпочитаешь ужинать мясо сырым? - спокойно осведомился он, понимая, что теперь еще и за хворостом идти самому.
- Чтож, тогда хотя бы ощипывай птицу, - он бросил тушку селезня на землю у своих ног, и добавил - или останешься без ужина, - церемониться ни с кем он не собирался, так что Рэтари либо следовало привыкать к новой жизни, либо потребовать в срочном порядке вернуть ее в Бернс.

+1

8

Тихо искрящееся озеро почти примирило ее с недоброй действительностью, хотя бы на последние полчаса. Картина была настолько мирной и тихой, что Рэтари, подставляющая лицо под теплые воздушные ладони, чуть было не задремала. Потом, тихо рассмеявшись  над собой, тряхнула светлой головой, отгоняя сонное наваждение. По правде говоря, хотелось есть. Дарине повезло больше - она аккуратно пощипывала траву, тихонько пофыркивала и выглядела совершенно довольной. Впрочем, они оба выглядели такими - ее Дарина и жеребец Стоуна. Рэтари только вздохнула, а потом всмотрелась в сторону, куда ушел Стоун, полагая, что пора бы ему уже вернуться.
   Он появился. Мокрый, недовольный и, о Эда, полуголый. Рэтари быстро отвернулась, чтобы не разглядывать то, что не полагалось. Но первые же слова, брошенные мужчиной, заставили позабыть о таких мелочах как правила приличия.
- Ты предпочитаешь ужинать мясо сырым?
- Чтож, тогда хотя бы ощипывай птицу или останешься без ужина.
Дочь барона Фолвера затруднилась бы сказать, что из этого ей не нравилось больше всего. Не нравилось решительно все!  Сырое мясо она не ела, а то, что он предлагал сделать с птицей казалось надругательством над бренными останками утки. И еще она была очень голодна!
   Рэтари подумала, что, кажется, нужно устроить скандал. Для этого даже пришлось подняться с насиженного очитка, выпрямиться и ... задуматься. Трудность оказалась в том, что скандалить ей никогда не доводилось. До сей поры ей хватало упрямства и хлопанья дверями. Но к ее огромной досаде, дверей здесь не наблюдалось. А сделать что-то было нужно.
   Дочь барона Фловера подошла к мужчине, стараясь не обращать никакого внимания на его некоторую раздетость и подняла глаза, ставшие от гнева темно-синими. Затем опустила взгляд вниз на  скорбную кучку перьев и сделала единственно, что представлялось возможным и желанным - собрав все силы, резко наподдала ногой не самую везучую дичь. Та взмыла вверх и, совершая свой последний на этой земле полет, звонко шлепнулась на спину крайне удивленного жеребца.

+2

9

Что-то назревало, он чувствовал это напряжение в воздухе, ее растерянность и что это временное дружелюбие вот вот разлетится ко всем чертям. Краем глаза он следил за действиями девушки, вот она поднялась на ноги, и замерла на месте, подобно кошке, которая готовится к прыжку.
Стоун несколько напрягся, когда Рэтари двинулась в его сторону, хоть в руках у нее и не было ничего подозрительного, но почему-то показалось, что сжимай она нож, все проблемы дочери Барона могли решиться одним быстрым взмахом, а горевать и убиваться на тему того, что она наделала - пришлось бы после.
   Нет, он не боялся, это было даже забавно. Мужчина не стал надевать рубашку, он продолжал держать ее в руке, намереваясь повесить на любой удобный сук, чтобы проветрить. А что, чисто мужская традиция, некоторое время повисевшая вещь считается снова чистой. Аккуратистом эльдеринг не был, и менять свои привычки пока что не собирался, в конце концов рубашка это рубашка, это не портки, к которым он надо сказать относился более требовательно в вопросах чистоты.
   Рэтари приблизилась и все так же молча посмотрела на него снизу вверх. А затем, она перевела взгляд темно синих глаз на убитую птицу, брошенную на землю совсем недавно.
То, что произошло потом вызвало приступ хохота вперемешку с всхипываниями и кашлем, давно он так не смеялся...
Стоун проводил взглядом "летящую" тушку, и захохотал еще громче, когда она грохнулась на спину, не подозревающего о таких диверсиях несчастного Рица. Жеребец, до этого мирно щипающий сочную траву взвился на дыбы и забил задом, отправив многострадального селезня в очередное "веселое" путешествие.
- Боюсь, что это все равно придется ощипать прежде чем съесть, - придя в себя, пытаясь сохранить лицо, и не гоготать от смеха, произнес мужчина, коснувшись мокрых волос мозолистыми пальцами, чтобы хоть как-то отвлечься от картины "Невероятного полета битой дичи".
- Но если тебе нравится вот так играть с едой, то я не возражаю, как видишь Риц поддерживает такие игрища и с удовольствием принимает в них участия, но с меткостью у него пока что проблемы, но я думаю с таким тренером как ты, он будет делать успехи, - ухмылка появилась на губах эльдеринга, но он все еще пытался придать себе серьезное выражение лица.

Отредактировано Сильвер Стоун (2013-10-09 22:53:20)

+2

10

Он не оскорбился, он не рассердился, он не вспыхнул гневом. Рэтари должна была это признать с огромным сожалением и досадой. Все-таки есть у нее большие пробелы в образовании и жизненных навыках. Мало того того, что она не умеет разводить костер, ощипывать дохлых уток, оказывается,  она не может самого нужного в некоторых случаях - закатить приличный скандал. Росла она без матери, а приходящие наставники этому совершенно не учили. А этот мужчина, который даже не пытается прикрыть перед девушкой свой совершенно голый торс стоит и давится смехом, иногда все же переходя на хохот. И поэтому оскорбиться, рассердиться, вспыхнуть гневом придется ей, Рэтари.
    Для начала, откровенно передразнивая,  она коснулась ладонью своих волос, точь-в-точь как это сделал Стоун. Запустила  пальцы в белые волны и провела по ним, попутно, к своему удивлению, обнаружив там пару листиков и одну чешуйку от шишки. Затем выпрямилась, придав фигуре осанку, как подобает дочери барона и напустила в голос столько ледяной стужи, сколько вообще могла себе представить.
- Я непременно возьмусь за обучение вашего жеребца, дело только за дичью. И еще должна заметить, что мой отец - Кертис Фловер не догадался в свое время пригласить учителей по ощипыванию дохлой птицы! Мне очень жаль, сэр Стоун, но я должна огорчить вас - я совершенно не умею выдергивать перья! А если вы в следующий раз притащите покойную корову, учтите -  свежевать и разделывать туши - тоже.
  Затем Рэтари бросила выразительный взгляд в сторону мирного озера и плотно обхватив себя за плечи, заметила, - Зябко что-то, прохладой так и веет от воды. - И поинтересовалась, напустив в голос столько мелодичного яду, что его хватило бы на шипение вполне приличного по размеру  клубка змей.
- У вас талия не замерзла, сэр Стоун?

+1

11

- За этим дело не станет, - хитровато улыбнувшись, ответствовал Стоун.
- А вот это он очень даже зря, - некая доля сожаления скользнула в голосе эльдеринга, и он продолжил абсолютно серьезно - но это не трудно исправить, людям нужно постоянно учиться чему-то новому, чтобы развиваться, расти как личность, ну или в твоем случае - не маяться от голода, - он говорил так, словно объяснял маленькой неразумной девочке простую истину о том, что нужно носить платье, а возраст когда можно было бегать нагишом уже кончился.
- Так и быть, я покажу тебе, но сначала займусь хворостом, видишь ли, одна весьма гордая особа не удосужилась развести огонь, пока мужчина занимался добычей еды. Более того, эта же особа, нахалка та еще, представляешь, изволила отправить несчастного селезня точным пинком в небольшой, но весьма живописный полет, так что теперь тебе придется принести горе-летуна, чтобы я его ощипал и приготовил нам поесть.
Он не спрашивал, хочет ли девушка вообще касаться птичьей тушки, и уж тем более наблюдать за процессом лишения этой самой тушки перьев, ему собственно теперь не были интересны ее желания - капризы эльдеринг не любил.
- я очень благодарен миледи о беспокойстве о моем физическом здоровье и о том, чтобы я не простыл, но я вырос в горах, по этому эти переживания лишние, - Сильвер снова улыбнулся, а затем, повесив рубашку на удобно растущий на дереве сук, принялся собирать хворост и небольшие деревяшки для будущего костра.
- Так и будешь стоять? Слуг тут нет? Иди селезня ищи, - в голосе скользнул холод, давая понять, ответ "нет" здесь неуместен.

+2

12

В его тоне совершенно не проскальзывало   дребезжащими нотами высокомерие. Скорее, он разговаривал с ней, как с глупым капризным ребенком - снисходительно и в общем, обидно. Рэтари вдруг поняла, что забота о ней  оказалась совершенно не  нужным этому мужчине бременем, которое он должен теперь нести из чувства долга. И ей, привыкшей с детства к любви, теперь придется привыкать к новой жизни. И как оказалось, самое тяжелое испытание  в этой жизни вовсе не бедность. Вспыхнувший недавно гнев быстро растаял, уступив место саднящему чувству горького одиночества.
   Но вспомнив, что Стоун может читать ее мысли, а может и душу, девушка быстро отвернулась и пошла в сторону, где мирно паслась Дарина. Немного постояв рядом, молча поводила ладонью по темной шелковистой гриве, распутывая длинные пряди. И отошла.
   Неряшливую кучку перьев Рэтари обнаружила совсем недалеко, подцепила пальцами крыло птицы и вернулась.  Рэтари никогда не была глупой и поняла, что не стоит злить мужчину, который просто сильнее и опытнее. Теперь "нахалка" будет учиться ощипывать, разводить, беспрекословно слушаться, молчать и, наверное, много чего, о чем она раньше и понятия не имела, потому что с ней стряслась беда - полная зависимость от человека, которого, в сущности, она совершенно не знает.  Но она знает одно - она не будет плакать, если хочет выжить.

+2

13

Рэтари снова замкнулась, пытаясь закрыть свое сознание, скорее невольно, чем назло Сильверу. Чтож, он, разумеется, мог разрушить этот неумелый заслон, растоптать, внушить ей безграничную преданность к даже любовь к эльдерингу, но это было бы подло. Он предпочел отпустить ситуацию, позволить времени расставлять все на свои места.
   Краем глаза он все же заметил, что дочь Барона, похоже решила эту дилемму и отправилась на поиски селезня. Эльдеринг набрал приличную кучу сухих палок, и тонких веточек, для разведения костра. Сбросив всю свою "добычу" на песчаном островке, Сильвер вернулся к своим седельным сумкам, в которых он довольно быстро нашел огниво и кремень.
Спустя буквально пять минут пламя потрескивало в импровизированном очаге, постепенно съедая хворост, и перекидываясь на сухие палки.
   Ни говорят ни слова, Сильвер двинулся к берегу, собираясь добыть немного глины, которая пригодится для запекания птицы. Копать руками было не слишком удобно, но и не трудно, в конце концов пальцы Сильвера привыкли к грубой поверхности скал, по этому мягкий песок и глина под ним - это лишь мелочи. Добыв достаточно необходимого материала, мужчина вернулся к костру и сложил свою "добычу" недалеко от огня.
   Из голенища правого сапога был проворно извлечен не большой кинжал в ножнах, больше правда пригодный именно для кухонных действий, нежели для сражения.
- Давай птицу сюда, - велел он, и заполучив изрядно помятый охотничий трофей, принялся быстро и довольно ловко выдирать перья против направления их роста. Затем отрубил голову и выкинул ее в озеро - на корм рыбам. Если честно не не особенно разбирался, а точнее сказать совсем не разбирался в том, что касается пищевых предпочтений рыб, но решил, что голова селезня может вызвать их интерес.
- Ну вот и все, видишь, ничего страшного, - держа ободранную тушку за левую лапу, он встряхнул ее в воздухе, демонстрируя Рэтари. И принялся обмазывать тело птицы глиной. Следующим этапом стало закрепление птичьей тушке на специальных распорках, которые он соорудил над костром.
- Вот и все, это не сложно, - эльдеринг попытался подбодрить дочь Барона, но получилось как-то не очень убедительно.

+1

14

Она внимательно следила за каждым движением и действием мужчины, старательно все запоминая. Она всегда отличалась хорошей памятью и способностью к обучению. А вот чему обучаться ... ей теперь выбирать не приходилось. Главное - не вызвать его злость. Просто она совсем забыла, что этот человек - чужой. Может он и был другом ее отца, откуда ей знать, но он не был ее другом, а это определяло все. И поэтому она глядела на сильные пальцы, умело орудующие ножом и просто училась.
   Она и бровью не повела, когда он легко со всем справившись, снисходительно заявил, что все так просто. Просто, когда привычные руки и отработанные навыки. Ей тоже сейчас легко отличить три вида клевера только по форме листьев, кажущихся совершенно одинаковыми. А когда-то она просто не могла найти различия, но упорно, до усталых глаз, рассматривала тройчатые листья пока не научилась легко их замечать. Кстати, в этих лесах должны в изобилии расти папоротники, чьи молодые побеги, как утверждалось в свитках, вполне годились в пищу и даже считались изысканной едой при правильном приготовлении. Только она не знала как их готовить, поэтому и собирать не будет, чтобы не зарабатывать  новых насмешек и обвинений.
   - Да, сэр Стоун, ничего страшного, - ровно ответила Рэтари, пытаясь понять как крепится птица. И благоразумно промолчала, подумав, что не проще ли было запечь утку в углях. Еще ей пришло в голову, что у нее нет ни ножа, ни огнива. Но спрашивать теперь было поздно, она и так уже выглядела достаточно глупой и неумелой, чтобы усугублять еще больше это впечатление.
- Да, сэр Стоун, это не сложно, - И все-таки очень хотелось плакать. Даже больше чем есть.

Отредактировано Рэтари Фловер (2013-10-10 21:34:58)

+1

15

Весь следующий час Стоун старательно переворачивал их обед над пламенем костра, чтобы утка не пригорела и равномерно прожарилась. В самом конце готовки он сделал несколько быстрых движений кинжалом и из проткнутой глины повалил пар.
Еда была готова.
Эльдеринг вернулся к своим седельным сумкам, и выудил из одного мешка не пару не глубоких мисок, ножик и бурдюк с вином.
Разделка запеченной утки не заняла много времени, так что очень скоро в тарелках красовалось не слишком аккуратно нарезанное мясо, зато хорошо прожаренное. От глины он естественно еду освободил после того, как снял с огня, так что вместе с глиной отвалились и оставшиеся мелкие перья, которые ему не удалось выщипать при подготовке добычи.
- ммм, соль, точно, еще нужна соль, - он протянул Рэтари обе тарелки, и в который раз за сегодня пошел исследовать содержимое своих сумок. Вытащив мешочек со специями, он снял с бревна небольшую попону Дарины и вернулся к дочери Барона.
- Садись, нечего на земле сидеть, - бросив попону на песок, произнес он, опускаясь на свободное место напротив девушки, на скрещенные под себя ноги. Говорят, что такую позу чаще всего используют мудрецы с Востока, но Сильвер в этом ничего особо мудрого не видел, это просто было удобно.
Мешочек со специями уютно устроился рядом с бурдюком вина, между людьми, чтобы каждому было удобно дотянуться.
- Приятного, - взявшись пальцами за утиную ножку, он приступил к трапезе.

+2

16

Учиться, так учиться. Рэтари тщательно следила за всем процессом подготовки незадачливого селезня к употреблению. Не без удовольствия отметила, что запекшуюся глиняную корку она отковыряла бы быстрее - ее пальцы, привыкшие перебирать пучки  растений, отдельные травинки и разнокалиберные семена, были может, не такими сильными, но весьма ловкими. Потом она держала обе миски и ждала пока Стоун принесет специи и соль, которую вполне можно было бы заменить измельченной ползучей ряской,  покрывающую прибрежную воду в изобилии, особенно вон у тех камышей и рогоза.
   И сидеть ей было вовсе не холодно, потому что не настолько она глупа, чтобы усаживаться на голую землю. Ее самые деликатные части тела прекрасно защищали от прохлады  очень плотные куртинки очитка, но поскольку клеймо капризного и не слишком умного ребенка жгло ей душу, она объяснять ничего не стала. К тому же перспектива  оказаться снова "нахалкой той еще" ее тоже не воодушевляла, поэтому сжав поплотнее губы, она перебралась на попону, коротко поблагодарив.
- Спасибо, сэр Стоун. - А потом каждый из них остался наедине со своей миской и ее содержимым. Утиное мясо оказалось весьма мягким - то ли в силу хорошей пропечености, то ли благодаря предварительной отбивке женскими ногами и лошадиным крупом.
  А чтобы повисшая тишина не была столь тягостной, Рэтари, сильно скучавшая по своему наставнику,  начала представлять, что она в замке и они с Дерием, как это нередко бывало, о чем-то спорят. И, видимо, так увлеклась этими воспоминаниями, что не заметила, как сказала уже вслух.
- Нет, Дерий, я точно помню - при водянке лучше заваривать листья лопуха бородавчатого, прекрасное мочегонное средство. - И застыла, опомнившись. Затем молча отставила тарелку.
- Благодарю вас, сэр Стоун. Утка удалась на славу, - И отвернулась в сторону поблескивающей озерной ряби, будто могла там высмотреть хоть какое-то утешение.

+2

17

Селезень, вопреки ожиданиям оказался вполне съедобным и даже вкусным, а запитый вином и вовсе насыщал желудок, так что Стоун был доволен, весьма доволен. А вот Рэтари наоборот бурдюк игнорировала, спрашивать почему такая немилость к вину, мужчина не стал, в конце концов это ее личное дело.
- Захочет пить - скажет, - но бурдюк все же вернул на место между ними.
Сильвер сделал вид, что не заметил слов Рэтари, обращенных к наставнику, в конце концов это, как и не любовь к вину, было ее личное дело.
- Рад, что понравилось, - дружелюбно отозвался мужчина, раздумывая над тем, что будет лучше - полежать немного вот тут на солнышке, или же отправиться в путь.

- Кэтрис часто говорил о тебе, - неожиданно начал Сильвер, - он гордился тобой, считал, что ты достойна большего, чем провести всю жизнь в небольшом отдаленном от всех поместье, он хотел видеть тебя в свите Ее Величества, и замужем за достойным человеком...
Наступила неловкая тишина, а затем, Стоун продолжил:
- В Горном Королевстве тебе понравится, там живут хорошие люди, отзывчивые, добрые, и Олений Замок поражает своей красотой и архитектурной продуманностью, - он не знал что еще нужно говорить в таких случаях, чтобы хоть немного отвлечь свою спутницу от тягостных раздумий.

+2

18

Рэтари с некоторым трудом отвела глаза от тихо мерцающего озера, светлые блики которого завораживали и маняще притягивали взгляд. Оно казалось живым, это озеро. Девушке захотелось вдруг разуться и пройти по самой кромке ластящейся к голым ступням прохладной воды. Опомнившись, она быстро отогнала эти мысли, не желая чтобы их расслышал или разглядел этот мужчина, чувствующий свое превосходство только потому , что ее не научили самым нужным с его точки зрения вещам, да и просто  потому что он - мужчина.
   Хоть не высмеял и то хорошо. Ей хотелось пить, но не вино, терпкий запах которого она прекрасно чувствовала. Дерий в дорогу заварил ей настой травяного сбора, помогающего  восстанавливать силы и благотворно действующий при ломоте тела. Но достать свою фляжку она не решилась, опять подумает, что гордячка. Потерпит.
   А Стоун неожиданно вспомнил отца. Впрочем, она и сама прекрасно помнила, что тот, как и всякий добрый отец, мечтал удачно выдать ее замуж и пристроить в свиту. Да только ей никогда не хотелось ни того, ни другого.  Куда интереснее было разглядывать тонкие пергаментные свитки, разбирая сложную рецептуру сборов, новые виды трав и разглядывать рисунки, сделанные мастерской рукой художника, иногда осторожно дотрагиваясь до нарисованных соцветий как до живых. А будет в мужьях такой вот достойный человек как сэр Стоун, постоянно упрекающий, что не тому выучили и прощай таинственно шуршащие свитки и здравствуйте ощипанные перья. О, Эда...
  - Мой отец был благородным человеком, - вежливо ответила Рэтари, чуть улыбнувшись, - И очень талантливым ювелиром. - и вдруг подняла глаза, ставшие темно-синими.
- Жаль только, что не очень предусмотрительным, что касается моего образования. А в Горном Королевстве я всегда мечтала побывать, там  очень своеобразный растительный мир, я бы с удовольствием ... - И вдруг, осекшись, поспешно добавила, - Взглянула на Олений Замок. И люди, наверняка, доброжелательные и чуткие. Вы, сэр Стоун, кажется оттуда родом? И не подскажете, куда мне выбросить кости? - кивнула она на свою тарелку.

+1

19

- Растительный мир там действительно очень разнообразный, а какие там горы, - на его устах появилась мечтательная улыбка, когда мужчина вспомнил о родных горах, о долине где он вырос, но от приятных размышлений его отвлекла Рэтари, снова вернувшись к светскому стилю общения.
- Да, так я родом из тех мест, - он не кривил душой, ведь долина эльдерингов на самом деле находилась за Горным Королевством.
- А кости можно выкинуть в любые кусты, я думаю маленькие хищники обрадуются нежданной добыче, - поставив тарелку на землю, он потянулся к бурдюку и отпил вина.
- Пора продолжать путь, как считаешь?

Сильвер забрал тарелку у дочери барона и направился к озеру, чтобы ополоснуть посуду. Справился мужчина довольно быстро, чего там, делов то - песком поскребсти и готово. Следующим шагом было тушение костра, тут все оказалось просто - эльдеринг засыпал недавний очаг песком.
Упаковав посуду обратно в вещевые мешки, Стоун вернулся за своей рубашкой, которую благополучно надел на себя. Брюки были еще неприятно влажными после непредвиденного плавания за добычей, но это ничего - в дороге высохнут.
Сильвер привычными движениями оседлал обоих лошадей, закрепил мешки и помог Рэтари сесть верхом.
Вскочив в седло своего гнедого, мужчина толкнул жеребца пятками и послушный конь тронулся в путь. Гнедая кобылка направилась за ним.

+1

20

- Пора продолжать путь, как считаешь? - Рэтари прекрасно понимала, что вопрос был задан из вежливости, вряд ли Стоуна интересовало ее мнение. Поэтому она тоже отдала дань вежливости, согласно кивнув и коротко улыбнувшись. Теперь ей нужно привыкать к такой жизни. "Да, сэр Стоун", "Непременно, сэр Стоун", "Как скажете,  сэр Стоун". Девушка подошла к Дарине и обняв ее за шею, спрятала лицо. Главное - не показывать как тяжело теперь. Чувствовать, что стала просто обузой. Но она перетерпит, во всяком случае до Горного Королевства, а там она попытается найти себе работу. Например, ощипывать уток. 
  Она успела все же глотнуть из своей фляжки, пока мужчина мыл посуду и теперь не могла нарадоваться предусмотрительности Дерия, понимавшего, что ей, не привыкшей к длительным прогулкам, не говоря уже о путешествиях, придется очень не сладко. Но теперь ломота отпустила и Рэтари чувствовала себя  значительно бодрей, так что с удовольствием любовалась высокими соснами, стремящимися к небу острыми макушками, нарядными елями, протягивающими зеленые лапы с широкими хвойными рукавами.
   Дарина шла на редкость хорошо - ровно, послушно, чутко прислушиваясь к своей новой хозяйке. Рэтари не могла нарадоваться на нее - хоть такая удача и хоть такая подруга. Они почти поравнялись со Стоуном и девушка теперь смотрела на дорогу, которая коричневой нескончаемой лентой стелилась под ногами и вела вперед, уводя все дальше от родного города и прошлой жизни.

+1


Вы здесь » Горное Королевство » Настоящее » [10.07.533] Путь прокладывают судьбы